М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Население смежных территорий во II—I тысячелетиях до н. э.

 

Примерно к тому же периоду, что и ганьсуйские черепа, связанные с культурой сыва, относятся костные остатки из Ситуань-шаня в провинции Гирин, описанные Цзя Лань-по и Янь Инем: [Цзя Лань-по, Янь Инь, 101—110]. Китайские ученые справедливо указывают, что изученные скелеты принадлежат к монголоидам, по расовому типу они напоминают тунгусов. Это проявляется в следующих особенностях черепов: длинное основание черепа, исключительно узкий лоб (наименьшая ширина лба очень мала), высокие округлые глазницы, сильно выступающие в стороны и вперед скуловые кости, удлиненная и узкая форма грушевидного отверстия, сжатые носовые косточки, слабое развитие клыковых ямок и сравнительно широкое костное нёбо. «В классификации советских антропологов, — пишут Цзя Лань-по и Янь Инь, — тунгусы включаются в сибирскую (байкальскую), или североазиатскую, группу, которая является одним из подразделений северных монголоидов». Длина тела наилучше сохранившихся мужских скелетов была определена по размерам бедренных и большеберцовых костей (по способу Троттера и Глезера) в 159,8 см [там же, 109]. Черепа из Ситуаньшаня сравнительно короткие и узкие, по черепному указателю мезодолихокранные (75,2), с широким и высоким лицом и слабо выступающим мезорнным носом. Их близость к континентальным массивным монголоидам, подмеченная исследователями, не вызывает сомнений. Поэтому представляется весьма вероятным, что они принадлежали людям из какого-то древнего палеоазиатского племени (см. табл. 26).

К концу бронзового века (середина I тысячелетия до н. э.) относятся два неполных черепа и несколько костей скелета взрослых мужчин, найденных в захоронениях в Чжэнцзявацзы около Шэньяна в провинции Ляонин в Маньчжурии. Эти костные остатки описаны Хань Кан-синем [Хань Кан-синь, 157 — 164]. Морфологически оба черепа характеризуются выраженными монголоидными особенностями. По большим размерам мозговой коробки и по уплощенности лица люди из Чжэнцзявацзы обнаруживали сходство с современными монголами, в то время как гипсикрания (абсолютная и относительная высокоголовость) сближала их с северными китайцами. С другой стороны, высотно-продольный индекс черепов из Чжэнцзявацзы оказывается более высоким, чем у современных монголов и тунгусов. Можно вполне согласиться с мнением Хань Кан-синя о том, что на этих черепах наблюдается комбинация северо- и восточномонголоидных особенностей (см. табл. 26). Отметим еще огромную высоту лица (79,5 см!) и мезоринию у черепа с сохранившимися лицевыми костями. Учитывая принадлежность черепов из Ситуань-шаня к континентальным монголоидам и морфологически переходный к тихоокеанским монголоидам тип находок в Чжэнцзя-вацзы, можно с большой долей вероятности утверждать, что в I тысячелетии до н. э. (т. е. в эпоху Чжоу) на территории современной Маньчжурии происходило взаимодействие двух групп монголоидных популяций — тихоокеанской и континентальной. Первая, возможно, была представлена протокитайцами, а вторая — предками этносов, говоривших на палеоазиатских или алтайских языках.









С этой гипотезой хорошо согласуются также данные о черепах из трех местонахождений в районе Чифэна на юго-востоке Внутренней Монголии. Эти черепа датируются V—II вв. до н. э. Краниологическая серия из Хуншаньхоу была описана японскими археологами Мияке, ЁСИМИ и Намба [Miyake, Yoshimi, Namba]. Данные о черепах из Сяцзядяня и Нанынаньгэня были опубликованы недавно в журнале «Каогу сюэбао» [Чифэн..., 157—168]. Японские исследователи указывают на близость краниологической серии из чифэнских каменных ящиков (дольменов) и из захоронений в Ганьсу, вошедших в позднюю, «энеолитическую» группу Д. Блэка [Miyake, Yoshimi, Namba, 1—24]. Действительно, черепа из чифэнских дольменов по всем основным расодиагностическим признакам оказываются очень сходными с черепами древних и современных насельников бассейна Хуанхэ и должны быть, подобно последним, отнесены к северокитайскому типу восточноазиатской расы, составляющей северную ветвь тихоокеанских монголоидов (см. табл. 26). Для рассматриваемой краниологической серии характерны средние размеры горизонтальных диаметров мозговой коробки (при значительной ее высоте), мезодолихокрания, очень узкий лоб, умеренно высокое довольно узкое лицо, тенденция к общему и альвеолярному прогнатизму, сравнительно низкие глазницы, относительно широкий нос. Судя по фотографиям, приложенным к работе Мияке, Ёсими и Намба, черепа из Чифэна обладают сильно выступающими вперед и в стороны скуловыми дугами, низким и плоским переносьем, прямым или слабонаклонным лбом, мало- или среднеразвитым надбровьем. Прямых данных об этнической принадлежности популяции, оставившей эти памятники, у нас нет, но можно предполагать, что это были древние китайцы, жившие в самом северном царстве эпохи Чжаньго — Янь.

По многим важным расодиагностическим признакам со скелетами из Ганьсу и Хэнани эпохи энеолита и ранней бронзы сходны древние костяки из Унги в Северной Корее (недалеко от границы СССР, близ Посьета), описанные Имамура [Imamura,
447—469]. Костяки эти относят обычно к неолиту, так как вместе с ними не найдено металлических вещей, хотя датируются они II тысячелетием до н. э., т. е. периодами Инь и началом Чжоу. Всего около Унги было вскрыто 5 погребений: 4 мужских и 1 женское. Продольный диаметр корейских черепов несколько меньше, чем северокитайских, поперечный диаметр, напротив, больше. По черепному указателю два черепа из Унги принадлежат к брахикранам (86—87), остальные к мезодолихокранам (74—77). Вертикальная ось в группах Д. Блэка и Имамура почти одинаково велика, высотно-продольный и высотно-поперечный указатели — высокие. Наименьшая ширина лба у древних насельников Северной Кореи превосходила, по-видимому, тот же показатель, что у их северокитайских современников. Общая массивность черепов из Унги сравнительно небольшая, надбровье развито средне или даже слабо, лоб прямой или слабо наклонный. Лицо высокое, очень плоское (верхний угол горизонтального профиля — 147—158°). Скуловые дуги полностью сохранились только на двух черепах: в одном случае скуловая ширина очень велика (148 мм), в другом — немного выше среднего (137 мм). Глазницы у описываемых черепов округло-прямоугольных очертаний, носовые кости слабо выступающие, переносье низкое, по указателю нос узкий или среднеширокий. Предносовые ямки сильно развиты, общий прогнатизм отсутствовал, альвеолярный был выражен слабо.

Резкая неоднородность древнекорейских черепов по форме мозговой коробки являлась, возможно, следствием того, что процесс брахикефализации тогда еще только начинался, и в одной популяции наряду с индивидами короткоголового корейско-маньчжурского типа восточных монголоидов были представлены формы мезодолихокефального северокитайского компонента, широко распространенного в то время в бассейне Хуанхэ.

Локальные географические различия в пропорциях мозговой коробки восточных монголоидов намечались, таким образом, уже во II тысячелетии до н. э.: на западе (Ганьсу, Хэнань) складывались более длинноголовые формы (протокитайцы), на востоке (Маньчжурия, Корея) — более короткоголовые (предки тунгуо-маньчжуров и корейцев). В этой связи интересно отметить, что корейский язык, по мнению некоторых специалистов, обнаруживает известное сходство с алтайскими языками и, может быть, имеет с ними общее происхождение. Во всяком случае, очень похоже, что расовый состав корейцев, маньчжуров и других народов Маньчжурии (хэчжэ, сибо, солонов, дауров) сложился в процессе взаимодействия восточном онголоидных популяций, близких к северным китайцам, но более брахикранных с различными группами континентальных (северных) монголоидов, к которым с глубокой древности принадлежали палеоазиатские, тунгусские и монгольские этносы Дальнего Востока, Восточной Сибири и Центральной Азии [Чебоксаров, 1947а, 50—56; его же, 1960, I-II; его же, 1965, 76—89; его же, 1965, а или б, 37—59; Cheboxarov, 1966, 1—15; его же, 1970, 1—18; Tcheboksarov, 1973, 1 — 18].

Неизвестно, к сожалению, где проходила в пределах современного Китая и соседних стран древнейшая граница между ареалами расселения монголоидных и европеоидных популяций. Если на северной периферии ареала распространения тихоокеанских монголоидов они взаимодействовали главным образом с континентальными вариантами той же большой группы рас, то на западных границах этого ареала, по крайней мере с неолита и бронзового века, должна была происходить межрасовая метисация между монголоидами и различными европеоидными популяциями, жившими в то время на юге Сибири и Средней Азии.

В Южной Сибири в бронзовом и раннежелезном веках (III— I тысячелетия до н. э.) большинство населения принадлежало к различным европеоидным расам, которым в более ранние эпохи (неолит, а может быть, и верхний палеолит) предшествовали монголоиды континентальной ветви [Дебец, 1948, 61—83; Левин, 1958, 155—177; Алексеев В. П., 1968, 135—164]. Европеоидность носителей афанасьевской, андроновской и тагарской культур ни у кого из советских антропологов не вызывала никаких сомнений. Однако по вопросу о расовой принадлежности популяций, оставивших памятники карасукской культуры (II—I тысячелетия до н. э.), долгие годы велась оживленная дискуссия. Г. Ф. Дебец в работе 1932 г. высказал мысль о широком распространении среди карасукцев дальневосточных узколицых монголоидов, близких к антропологическим типам северных китайцев [Дебец, 193.2, 26—48]. Позднее тот же исследователь писал: «В карасукскую эпоху в Минусинский край проникает некоторое количество переселенцев с юго-востока, относящихся к дальневосточной расе азиатского ствола. Однако эти новые переселенцы отнюдь не были единственным типом населения Минусинского края в карасукскую эпоху и могут быть констатированы только как примесь. У отдельных черепов наблюдаются то разрозненные черты, то даже комбинации признаков, сближающие их с афанасьевскими, а может быть, и с андроновскими. Черепов, полностью совмещающих в себе все признаки узколицего монголоидного типа, пока не найдено» [Дебец, 1948, 82].

Построения Г. Ф. Дебеца встретили поддержку С. В. Киселева, который в своей книге «Древняя история Южной Сибири» дал полную и содержательную аргументацию по проблеме аналогий между памятниками карасука и синхронными памятниками иньского Китая [Киселев, 106—183]. Позднее В. П. Алексеев, использовав при исследовании краниологической карасукской серии методы количественной оценки уплощенности лица, показал, что вьгвод Г. Ф. Дебеца о наличии в составе карасукцев восточных монголоидов несостоятелен, так как черепа этой сер ид отличаются выраженными европеоидными особенностями (см, табл. 26) и напоминают представителей брахикранной памироферганской расы: «Наличие демонстративных археологических параллелей карасукским памятникам в одновременных памятниках Северного Китая и Монголии должно рассматриваться в свете палеоантропологических данных как результат культурного взаимодействия, а не миграции населения с юго-востока в Минусинскую котловину» [Алексеев В. II., 1968, 159]. Очевидно, в эпохи Инь, Восточного Чжоу, Чуньцю и Чжаньго, т. е. до III в. до н. э., восточные монголоиды почти не распространялись за пределы расселения протокитайцев.

Нет в нашем распоряжении также никаких палеоантропологических материалов, которые позволили бы сделать вывод о широком распространении восточных монголоидов на запад и северо-запад — в сторону современного Синьцзяна (Восточного Туркестана), Средней Азии и Казахстана. Как уже было упомянуто выше, население Средней Азии в эпоху неолита и бронзы принадлежало к различным европеоидным расам (с возможной примесью экваториальных элементов); монголоидные популяции в составе этого населения, по-видимому, отсутствовали [Гинзбург, Трофимова, 48—89]. В античном периоде (VII—VI вв. до н. э. — IV—V вв. н. э.) в Средней Азии взаимодействовали главным образом те же европеоидные расы, что в неолите и бронзовом веке. Наряду с ними в некоторых районах (например, в Семиречье и Приаралье) присутствовали монголоидные популяции континентального облика [там же, 99—189]. Для Синьцзяна в нашем paспоpяжeнии почти нет никаких антропологических данных по эпохам бронзы и раннего железа. Однако черепа из Лобнора, предположительно датируемые серединой I тысячелетия до н. э., принадлежали к европеоидам, которые и во все последующие периоды истории играли главную роль в расовой структуре коренного населения Восточного Туркестана [Тенишев, 1—9; Юзефович, 310—311].

Данные о расовой принадлежности древнего населения Тибета, примыкавшего к Синьцзяну c юга, до недавнего времени отсутствовали. Однако в конце 1958 г. китайский этнограф Ван Фу-жэнь нашел близ деревни Линьчжи около слияния рек Ниянхэ и Цангпо черепную крышку, левую сторону верхней челюсти, нижнюю челюсть, рукоятку грудной кости и левую пяточную кость, принадлежащие молодой женщине. При этом никаких орудий труда и остатков фауны не обнаружено. Датировка черепа из Линьчжи неясна, по степени минерализации костей и некоторым их морфологическим особенностям можно предполагать, что он относится к какой-то древней эпохе, может быть даже ко II или I тысячелетию до н. э. Находки Ван Фу-жэня описаны антропологом Линь И-пу; на русском языке характеристику этих находок дал А. М. Решетов [Линь И-пу; Решетов, 150—156].

Череп из Линьчжи средний по абсолютным размерам, длина его—174 мм, ширина—140 мм, черепной указатель — 80—84. Лоб сравнительно слабо наклонный, надбровье развито; хорошо сохранившиеся носовые косточки узкие, переносье низкое, симотический указатель—36,0. Несомненно, что череп из Линьчжи относится к тихоокеанским монголоидам и обнаруживает определенное сходство, с одной стороны, с черепами из стоянок культуры яншао, с другой же стороны — с современными популяциями восточноазиатской расы, особенно с тибетцами южных районов (тип «А», по Дж. Моранту) [Morant, 1923, 193—260; его же, 1924, 1 —105]. Следует отметить еще лопатообразную форму резцов, сохранившихся в верхней челюсти. Если фрагментарные и плохо датированные находки из Лобнора и Линьчжи будут подтверждены более многочисленными и более определенными палеоантропологическими материалами, то можно будет утверждать, что не позднее I тысячелетия до н. э. в западных областях современного Китая началось смешение восточных монголоидов и европеоидов. Первые были представлены скорее всего древнетибетскими популяциями, а вторые — иранскими.

О расовой принадлежности населения современного Китая к югу от Циньлина мы до настоящего времени знаем очень мало. Опубликованные недавно данные о черепах из Таньшишаня (уезд Миньхоу, провинция Фуцзянь), относящихся к самому концу II тысячелетия до н. э., позволяют предполагать, что в это время на крайнем юго-востоке материкового Китая жило население с плоским, средним по абсолютным размерам лицом, широким носом, заметным альвеолярным прогнатизмом, длинным, узким и чрезвычайно высоким черепом [Хань Кан-синь, Чжан Чжэнь-бяо, Цзэн Фань, 121—130]. Есть все основания относить это население к южной ветви тихоокеанских монголоидов, обладающих некоторыми австралоидными чертами. По своим расовым особенностям оно существенно отличалось от популяций той же эпохи, расселенных в бассейне Хуанхэ, а также от более ранних групп, обитавших на территории современного Шаньдуна.

В расовой структуре фуцзяньских популяций большую роль играла, по-видимому, «индонезийская раса», широко распространенная в более раннее — неолитическое — время в Индокитае. К «индонезийской» монголоидно-австралоидной расе могут быть отнесены черепа бронзового века, найденные в Тхиеузыонге (в провинции Тхань Хоа) на севере Вьетнама. Вьетнамский археолог Нгуен Зуй характеризует их как крупные в горизонтальном сечении, высокие, но довольно грацильные с прямым среднешироким лбом, уплощенным лицом, выступающими вперед и в стороны скуловыми дугами, относительно широким носом, резко выраженным альвеолярным прогнатизмом [Nguyen Duy, 329—348].

Таким образом, на территории современного Китая и соседних стран уже несколько тысячелетий тому назад — вероятно, в эпоху неолита — вполне сложились все основные группы рас, существующие в этой части ойкумены в настоящее время (карта 4). На ее южной периферии расселялись южные монголоиды, переходные к австралоидам, предки тайских, аустроазиатских и аустронезийских этносов, на западных рубежах жили различные европеоидные группы иранцев и тохаров, а на северных границах — континентальные монголоиды, говорившие на палеоазиатских и протоалтайских языках. Весь Северный, а отчасти и Центральный Китай (бассейны Хуанхэ и Янцзы) был занят восточномонголоидными популяциями, ареал которых на западе включал Тибет, а на северо-востоке — Маньчжурию и Корею. Видимо, на базе этих популяций, составлявших северную группу тихоокеанских монголоидов, формировалось большинство тибето-китайских народов КНР, включая собственно тибетцев, другие тибето-бирманские этносы и, конечно, китайцев, колыбелью которых был скорее всего ареал распространения культуры яншао, а последовательными этапами этнического развития — иньцы, чжоусцы и «люди хуася» периодов Чуньцю и Чжаньго.
Просмотров: 2060