М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Эволюция иньской культуры

 

Изучая вопрос о том, в каком районе первоначально сложилась шанская (иньская) общность, Ван Го-вэй, основывавшийся исключительно на данных позднейших письменных источников, считал ее пришедшей на Среднекитайскую равнину с востока. В противовес этой точке зрения Лян Дун-юань выдвинул в 30-х годах утверждение о том, что иньцы постепенно двигались с запада на восток [Лян Дун-юань, 152—160]. Решить этот спор оказалось возможным лишь на основе изучения археологических памятников иньского времени. Сейчас не может быть сомнений в том, что первоначальный ареал распространения раннеиньской культуры находится в западной части Хэнани — на территории, где за полтора тысячелетия до того пришли в соприкосновение два различных по своему происхождению локальных варианта культуры крашеной керамики — мяодигоу и циньванчжай.

По своему облику раннеиньская культура (памятники типа эрлитоу) еще во многом близка к луншаню в его хэнаньском варианте. В раннем Инь продолжали применяться те же земледельческие орудия, что и в луншане. В частности, до нас дошли иньские пиктограммы, изображающие процесс вскапывания земли: человек держит в руках двузубое орудие с перекладиной и движением ноги вонзает его в почву. Аналогичные копательные орудия (типа баскской «лайя») существовали в луншане.

О преемственности в развитии этих двух культур свидетельствует также керамика. Комплекс гончарной посуды, характерный для эрлитоу, чрезвычайно близок к луншаню как по формам сосудов, так и по основным техническим приемам их изготовления. И в том и в другом случае наиболее типична серая керамика, цвет которой, по всей вероятности, зависел от характера обжига. Иньские обжигательные печи по своей конструкции непосредственно восходят к луншаньским (рис. 17).

Вместе с тем раннеиньская культура принципиально отличается от всех предшествующих тем, что она уже бесспорно относится к культурам эпохи бронзы. В Эрлитоу найдены бронзовые наконечники стрел, а также ножи, шилья и другие мелкие орудия ремесла [Хэнань яныпи..., 1974, 239]. Другое существенное новшество, характеризующее культуру раннего Инь,— это техника возведения больших общественных зданий на приподнятой глинобитной платформе.

В среднем Инь (период чжэнчжоу-эрлиган) ареал распространения иньской культуры значительно расширяется. Он охватывает в это время все среднее течение Хуанхэ, включая на западе даже часть бассейна Вэйхэ (самое западное иньское поселение обнаружено близ деревни Наныпацунь около Вэйюань), а на востоке — Чжэнчжоу. Как свидетельствуют недавние раскопки близ Хуанпо (Хубэй), на юге область влияния йньской культуры распространялась вплоть до Янцзы [И цзю лю сань нянь..., 49—59].



Иньское городище в Чжэнчжоу, окруженное глинобитной стеной, представляет собой поселение, во многом непохожее на неолитические. Жилища в это время возводились уже с помощью той же техники, что и городские стены. На территории поселения находились кварталы, занятые ремесленными мастерскими (бронзолитейными, керамическими, косторезными).

В области бронзолитейного производства — наиболее передовой отрасли ремесла и техники — в среднем Инь был достигнут значительный прогресс. Используя керамические формы, иньские мастера изготовляли не только оружие (клевцы, секиры, наконечники копий и стрел — рис. 18), но и ритуальные сосуды различного назначения и разнообразных форм. Многие из этих предметов украшались рельефным орнаментом [Чжэнчжоу ши мингунлу..., 501].

Наиболее ярким памятником позднеиньской культуры является, бесспорно, столица Инь, основанная при ване Пань Гэне близ современного Аньяна. Раскопки ее, начатые в 1928 г. и прерванные во время антияпонской войны, были возобновлены в 1950 г.; они продолжаются и сейчас.



Почти триста лет приходится на период с момента переноса столицы Пань Гэном до падения Инь (табл. 18). Это было время наивысшего расцвета иньской культуры. В городище близ Аньяна раскопаны остатки огромных дворцов и храмов, неподалеку от него — усыпальницы иньских правителей, представляющие собой грандиозные подземные сооружения с богатым инвентарем и сотнями сопогребенных людей. В позднем Инь появляются и затем получают распространение такие принципиально новые средства ведения войны, как боевая колесница, запряженная лошадьми; значительного совершенства достигает каменная скульптура; в столичных мастерских изготовляются разнообразные ритуальные бронзовые сосуды (рис. 19). Но, пожалуй, самой существенной чертой культуры этого периода является применение письменности: архив гадательных надписей, найденных впервые на месте иньской столицы еще до начала систематических раскопок и с тех пор непрерывно увеличивающихся в числе благодаря все новым и новым находкам1 является сегодня одним из основных источников наших знаний об иньской эпохе.





Важным достижением в деле изучения иньской культуры за последние годы явилась разработка периодизации археологических памятников позднего периода Инь. Стратиграфически в иньской столице можно выделить по крайней мере три периода, прослеживаемых в различных частях территории городища. Находки в этих слоях надписей, собственная периодизация которых была разработана еще в начале 30-х годов Дун Цзобинем, позволяет теперь соотнести каждый из трех периодов со временем правления одного или нескольких конкретных ванов. Наконец, контрольные датировки отдельных предметов методом радиокарбонного анализа дают возможность связать все эти данные на основе абсолютной хронологии (табл. 19).




1 По подсчетам специалистов, до 1950 г. было обнаружено в общей сложности около 100 тыс. фрагментов иньских надписей (почти 25 тыс. из этого числа были добыты в результате научных раскопок) [Дун Цзобинь, 1965, 13]. Около 5 тыс. надписей обнаружено в иньской столице в 1973 г. [И цзю ци сань..., 37].
Просмотров: 3557