М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Проблема периодизации

 

В развитии каждого исторического феномена можно выделить различные этапы в зависимости от того, какова цель периодизации и какие критерии положены в ее основу.

Конечная цель нашего исследования — разработка общей периодизации этнической истории китайцев. Она не может быть достигнута в рамках рассмотрения одного лишь начального периода этнической истории китайцев, которому посвящена данная книга. Но, приступая к этому исследованию, мы опираемся на те схемы членения исторического процесса, которые основываются на ином материале и иных критериях.

В сущности, каждая отдельно взятая категория наших источников может послужить основой для выделения определенных периодов в истории человечества вообще и древнего населения на территории современного Китая в частности.

Так, палеоантропология изучает физические особенности древних популяций, и с этой точки зрения история человечества может быть разделена на эпоху архантропов (древнейших людей), палеоантропов (древних людей) и неоантропов (людей современного вида, Homo sapiens). Представляя собой весьма существенный фон собственно этногенетических процессов, такая периодизация не может в полной мере удовлетворить нас, так как этногенез любого современного или древнего народа хронологически не выходит за рамки эпохи неоантропа.

С иных позиций подходят к периодизации древнейшей истории человечества археологи. В основу археологической периодизации кладется обычно эволюция технологии производства орудий труда, прежде всего материала, из которого они изготавливаются. В соответствии с этим археологи, как известно, прежде всего противопоставляют эпоху камня эпохе металла, выделяя помимо этого древнекаменный и новокаменный века (палеолит и неолит), а также века бронзы и железа. Будучи наложена на палеоантропологическую, эта археологическая периодизация частично совпадает с нею (формирование неоантропов относится к началу позднего палеолита) и позволяет более дробно членить выделенные ранее эпохи. Но и археологическая периодизация оказывается недостаточной: вся история этнической общности китайцев с середины I тысячелетия до н. э. вплоть до наших дней относится в ней к одному и тому же периоду — эпохе железа.

Учитывая это обстоятельство, мы не можем полностью сбрасывать со счета и традиционную историческую периодизацию, в которой основным критерием разграничения эпох является смена правящих династий в истории Китая. Недостатки такой периодизации очевидны. Однако чисто политические события, определяющие общую канву последовательности династий, не могут не иметь в определенной мере отношения и к другим аспектам общественной жизни эпохи. Смена династий в древней истории Китая часто связана с завоеваниями, т. е. явлениями, отражавшимися и на процессах этнической истории и т. д.

Этнос — явление социальное. Поэтому для исследования этнических отношений в конечном счете наиболее существенна периодизация, в основе которой лежит смена социально-экономических формаций. Несмотря на то что вопрос о формационной принадлежности древнекитайского общества решается различными учеными отнюдь не однозначно, авторы исходят в данном случае из концепции раннеклассового характера общества XIV—VI вв. до н. э., на смену которому в середине I тысячелетия до н. э. приходят развитые рабовладельческие отношения (табл. 1).




Если мы вернемся теперь к рассмотрению совокупности имеющихся в нашем распоряжении источников, то обнаружим, что они в целом достаточно равномерно распределяются по основным отрезкам исследуемой эпохи (табл. 2).



В соответствии с хронологическим членением этой эпохи монография состоит из трех глав. В первой из них дана характеристика населения, обитавшего на территории Китая в палеолите, во второй рассматриваются истоки древнекитайского этноса, третья посвящена закономерностям его формирования.

Введение написано М. В. Крюковым; глава 1 — Н. Н. Чебоксаровым; глава 2 — М. В. Софроновым («Генеалогические и ареальные связи языков Восточной Азии»), Н. Н. Чебоксаровым («Расовый состав населения эпохи неолита») и М. В. Крюковым («Хозяйственно-культурные зоны на территории Китая в эпоху неолита», «Культуры неолита в бассейне Хуанхэ: проблемы хронологии», «Соотношение локальных вариантов культур неолита», «Археологические культуры и этнические общности»); глава 3 — Н. Н. Чебоксаровым («Расовый состав населения Китая во II—I тысячелетиях до н. э.»), М. В. Софроновым («Происхождение древнекитайской письменности», «Формирование древнекитайского языка») и М. В. Крюковым («Ся, Шан, Чжоу на Среднекитайской равнине», «Соседи», «Особенности материальной культуры», «Хуася и варвары четырех стран света»); Заключение — М. В. Крюковым, М. В.Софроновым и Н. Н. Чебоксаровым. Большинство таблиц, и карт составлено авторами соответствующих разделов, исключения оговариваются в сносках. На переплете — изображение на шелке (царство Чу, V—III вв. до н. э.). Заставки: к главе 1 —лань-тяньский архантроп (реконструкция Ван Цунь-и); к главе 2 — человек из Баньпо (реконструкция Ван Цунь-и); к главе 3— человек иньской эпохи (с изображения XII—XI вв. до н. э.).

Авторы выражают свою признательность д-ру И. Фессен-Хеньес (Берлин) и д-ру Т. Драгадзе (Лондон),предоставившим ряд ценных публикаций по археологии и антропологии Китая. Авторы благодарят зав. лабораторией пластической реконструкции ИЭ АН СССР Г. В. Лебединскую, выполнившую прорисовки с древних черепов, и художника В. И. Агафонова.
Просмотров: 3934