М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Проблема происхождения неолитических культур в бассейне Хуанхэ

 

Связывая воедино все известные в настоящее время факты, имеющие отношение к происхождению неолитических культур центральной зоны, представляется возможным высказать следующую гипотезу (карта 5).

В V тысячелетии до н. э. в предгорных районах северо-западной части бассейна Янцзы (вероятнее всего, в северной части современной провинции Сычуань) возникла субнеолитическая культура, распространившаяся затем в северном направлении, вдоль р. Цзялинцзян и ее притоков. Одной из групп населения, передвигавшегося на север, удалось найти проходы через Цинь-лин, через которые она проникла в долину Вэйхэ. Население, с которым столкнулись здесь пришельцы, было чрезвычайно редким (ему, по-видимому, принадлежали немногочисленные стоянки с микролитическим инвентарем — Шаюань в Шэньси, Линцзинчжай в Хэнани и т. д.); оно было вытеснено или ассимилировано.

Благоприятные природные условия долины Вэйхэ обусловили сложение здесь быстро прогрессирующего очага пойменного земледелия. Однако в течение длительного времени он не выходил за пределы долины Вэйхэ.

Значительное расширение ареала неолитической культуры пойменных земледельцев, возникшей в бассейне Вэйхэ в конце V — начале IV тысячелетия до н. э., относится к тому времени, когда в ее облике начинают уже прослеживаться существенные изменения. Несмотря на сохранение некоторых уже сложившихся традиций (способы строительства жилищ, планировка поселений, погребальный обряд и пр.), в ряде аспектов культуры появляются модификации. Это относится прежде всего к керамике, в которой все больший удельный вес начинают получать крашеные сосуды. Первоначальный зооморфный и антропоморфный орнамент трансформируется, все более усложняясь и приобретая геометрический характер. Появление избыточного населения приводит к его передвижению в западном и восточном направлениях по долине Вэйхэ, ограниченной с юга Циньлином (на севере удобные речные поймы, пригодные для земледелия, отсутствовали).

Распространение яншаосцев все дальше на восток приводит к их проникновению на территорию современной провинции Хэнань. Обобщение суммы археологических данных по этому району позволяет сделать еще одно существенное предположение: распространение крашеной керамики в Хэнани связано не только с движением яншаосцев из Шэньси — оно имеет более сложную историю. В Центральной Хэнани столкнулись, по-видимому, два потока населения, один из которых двигался с юга (южная часть Хэнани, север Хубэя). Облик стоянок, объединяемых сейчас в варианте циньванчжай, настолько отличен от того комплекса культурных традиций, который характеризует вариант мяодигоу, что крайне трудно предположить какие-либо генетические взаимосвязи между ними. Различия прослеживаются не только в керамике (здесь своеобразны как формы сосудов, так и типы орнамента), но и в погребальном обряде (ориентировка захоронений) и в строительных традициях. Жилище, раскопанное в Дахэцуне (Чжэнчжоу), принципиально отличается от почти синхронных ему жилищ в Мяодигоу (уезд Шэньсянь, Хэнань) и в то же время находит прямые параллели в ряде стоянок на территории Хэнани, охватывающих значительный хронологический период — вплоть до эпохи культуры цюйцзялин.



В начале III тысячелетия до н. э. расширение ареала распространения позднего варианта культуры яншао приводит к появлению неолитического населения в верхнем течении Хуанхэ. Здесь складывается культура, истоками своими восходящая к мяодигоу, но приобретшая черты значительного своеобразия — мацзяяо.

Можно предполагать, что насельники баньпо говорили на языке, относящемся к сино-тибетской семье языков. На языках той же семьи должны были говорить и создатели культуры мацзяяо. Однако длительное разделение этих сино-тибетских племен на две ветви, одна из которых заселила современную провинцию Ганьсу и часть Цинхая, а вторая продвинулась далеко на запад, должно было привести к их обособлению. Западная ветвь оказалась в ином этническом окружении, нежели восточная: стоянки культуры мацзяяо обнаруживают признаки контактов их населения с племенами более северной зоны степей (на это указывают, в частности, находки микролитов, столь характерных для территорий к северу от Китайской стены, в культурных слоях мачан и баньшань). Эти контакты сопровождались процессами этнического смешения, что приводит к сдвигам в антропологическом типе насельников культуры мац-зяяо, постепенно утрачивающего характерные для яншаосцев специфически «южные» черты — тенденцию к широконосости, альвеолярный прогнатизм и т. д.

Так к началу II тысячелетия до н. э. в бассейне Хуанхэ складываются три региона поздненеолитических культур, создатели которых в той или иной степени отличались друг от друга в этническом отношении: в верхнем течении Хуанхэ — культура цицзя, в среднем ее течении — «хэнаньский луншань», в нижнем— «классический луншань». Первая из них была создана предками тибето-бирманских племен, которых древнекитайские историки называют «жунами»; последняя — «восточными и», говорившими, по всей видимости, на каком-то аустронезийском языке; что же касается «хэнаньского луншаня», то его насельники должны рассматриваться как предки протокитайской этнической общности, сложившейся в этом регионе в конце II тысячелетия до н. э.
Просмотров: 1836