М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Неолитическое население Индокитая

 

Для характеристики расового состава неолитического населения Среднекитайской равнины очень важны соответствующие данные с территории соседних стран Юго-Восточной Азии. Насколько можно судить по материалам Р. Верно, Г. Мансюи и М. Колани, Ж. Фромаже и Э. Сорен, Е. Патта и Э. Жене-Варсен, Ха Ван Тана, Нгуен Зуя, Нгуен Куанг Куена и некоторых других преимущественно французских и вьетнамских исследователей, в составе различных неолитических племен Индокитая преобладали всевозможные варианты австралоидных рас или компоненты, переходные между австралоидами и монголоидами. К последним относятся, несомненно, типы так называемой индонезийской расы Ха ван Тана, представленной в первую очередь сериями черепов из пещеры Фобиньзя и Камау (СРВ). Это массивные, очень крупные по абсолютным размерам черепа, длинные, умеренно широкие и очень высокие, по черепному указателю мезодолихокранные (74—78), с покатым лбом и сильно развитым надбровьем. Лицо у них крупное — широкое и высокое, по-видимому, несколько уплощенное, с отчетливо выступающими скулами. Глазницы высокие, округлых очертаний (особенно на женских черепах), нос слабо выступающий, широкий. Альвеолярный прогнатизм выражен отчетливо. Очевидно, «индонезийская раса» возникла в процессе развития древйейших австралоидных и монголоидных форм, сходных с люцзянцем и тампоигцем, и стала источником образования южномонголоидных популяций. Южного Китая и Индокитая, на базе которых сложились в более поздние эпохи вьеты (кинь), а также народы, говорящие на тайских, монкхмерских и индонезийских языках [Verfreau 546—559; Mansuy, Golani, 1—47; Fromaget, Saurin, 1-48; Patte, 277—314; Genet-Vargin; Ha Van Tan, Nguyen Duy, Nguyen Quang Quyen, 351—368; Nguyen Duy, 329—348] .

Можно согласиться с вьетнамским антропологом Нгуен Динь Хоа, когда он, говоря о сочетании у разных народов Вьетнама (и всей Юго-Восточной Азии) монголоидных и австралоидных черт, склоняется к мысли, что эта комбинация не может быть объяснена только метисацией. «Таким образом, — пишет он, — можно предположить, что в раннем неолите (и тем более раньше) были широко распространены среди населения Индокитая различные переходные формы, от которых могли произойти гораздо раньше, с одной стороны, веддо-индонезийцы и другие „негроавстралоидные" формы, с другой же — южные варианты монголоидного типа, сохранившиеся до нашего времени в составе аборигенов различных областей этой территории» [Нгуен Динь Хоа, 9]1 Те же соображения Нгуен Динь Хоа высказывает и в своих работах, посвященных антропологическому составу вьетнамцев, мыэнгов и различных малых народов СРВ [Nguyen Dinh Khoa, 1968, 52—61; его же, 1969, 41—49; 1969а, 47—59]. Очень вероятно, ЧТО В неолите, ареал распространения переходных монголоидно-австралоидных популяций простирался гораздо дальше на север, чем в более поздние исторические эпохи, и охватывал не только Индонезию и Индокитай, но и весь Южный Китай между Циньлином и Южнокитайским морем [Решетов, Чебоксаров, 108—109; Чебоксаров, 1973, 46—47].

Говоря о расовом составе неолитического населения стран, примыкающих к территории современного Китая с юга, надо иметь в виду, что окончательное суждение об этом составе в настоящее время затруднено из-за немногочисленности, фрагментарности и не всегда удовлетворительной публикации палеоантропологических материалов. Среди ранненеолитических костных находок в Индокитае наиболее полно описаны четыре скелета (два мужских и два женских) из Тамханга в Лаосе, расположенного недалеко от мезолитического местонахождения Тампонг [Fromaget, Satirin, 41—45]. Оба найденных здесь мужских черепа отличаются небольшой вместимостью мозговой коробки, очень короткой (172—175 мм) и узкой (130—138 мм), но довольно высокой (134 мм), по головному указателю мезокранной (76—79). Костный рельеф у описываемых черепов развит слабо; надбровье сглажено, лоб почти прямой, лицо небольшое, узкое и низкое, ортогнатное, глазницы сравнительно низкие, нос широковатый (индекс на объекте с лучше сохранившимся лицевым скелетом — около 50). Отмечая чрезвычайно низкий рост одного из мужчин Тамханга (около 140 см), Фромаже и Сорен считают возможным отнести их к пигмейскому расовому типу. Из женских черепов один очень сходен с мужскими, другой же отличается своеобразными чертами, требующими специального рассмотрения. Этот череп более крупный, чем остальные, короткий (174 мм), но сравнительно широкий и высокий (142,4 и 137 мм), по черепному указателю брахикранный (81,9). Лицо для женщины высокое (71 мм) и довольно широкое (129 мм), несколько уплощенное, глазницы округлые, высокие, нос мезоринный, предносовые ямки, судя по опубликованному изображению, сильно развиты, имеется альвеолярный прогнатизм (см. табл. 15). Фромаже и Сорен отмечают, что женский череп напоминает монголоидов, обнаруживая особенно большое сходство с индонезийским расовым компонентом, преобладающим среди различных аборигенных этносов Южного Китая, в частности среди ицзу (лоло). Многие особенности сближают тамхангский череп с тампонгским и с женскими северокитайскими черепами, описанными Д. Блэком. Вряд ли можно сомневаться, что женщина из Тамханга принадлежала к южным монголоидам.



Ранним неолитом датируются также костяки из стоянок Донгтюок и Лангкюом на севере Вьетнама [Mansuy, Colani, 1—47]. Большинство неолитических черепов из Вьетнама обладает, по данным французских исследователей, «меланезоидными» особенностями: крайней долихокранией, абсолютно небольшим поперечником мозговой коробки (при большой ее высоте), малыми размерами лица, абсолютно и относительно широким носом, выраженным альвеолярным прогнатизмом. Два ранненеолитических скелета из Донгтюока описываются как «протоавстралийские [Eickstedt, 1944, 770—772; Weidenreich, 1939, 168].

Из поздненеолитических черепов, найденных в Индокитае, упомянем детский череп № 3 из Тамханга (Лаос), который, по свидетельству Фромаже и Сорена, напоминает по одним признакам человека из Тампонга, по другим — современных папуасов и негритосов [Fromaget, Saurin, 46—47]. Другой детский череп, найденный в поздненеолитическом погребении стоянки Минхкам в Среднем Вьетнаме, по мнению Эйкштедта, морфологически близок к азиатским пигмеям [Eickstedt, 1944, 770— 771], по мнению же Ж. Фромаже и Э. Сорена — к черепу из Тампонга.

О черепах из пещеры Фобиньзя мы уже упоминали. Наилучше сохранившийся из них — мужской череп — очень крупный по вместимости (около 1800 куб. см), массивный, абсолютно длинный, но узкий и высокий, долихокранный, с умеренно развитым надбровьем и покатым лбом (см. табл. 14). Лицо рассматриваемого черепа для мужчины очень низкое (68 мм), но довольно шйрокое. Скуловые дуги сильно развиты, клыковые (собачьи) ямки выражены слабо, глазницы крупные, округлые. Нос мезоринный, переносье — судя по рисункам — довольно низкое, угол носовых костей равен приблизительно 20°. Альвеолярный прогнатизм выражен отчетливо. Сохранившиеся хуже женские черепа по основным морфологическим особенностям напоминают мужской [Verneau, 546—559]. У всех объектов из пещеры Фобиньзя выражены, как уже упоминалось, основные особенности южномонголоидной «индонезийской расы», переходной к австралоидам.

Критически оценить все эти построения нелегко, так как фактические данные о расовом составе неолитического населения Юго-Восточной Азии далеко не достаточны для окончательных выводов. В общем, о гипотезах французских исследователей, изучавших палеоантропологические материалы с территории Индокитая, можно сказать то же, что было сказано выше относительно «меланезоидности» и «эскимоидности» позднепалеолитических черепов из Шаньдиндуна. Сочетание австралоидных, меланезоидных и негритосских особенностей у отдельных неолитических черепов Вьетнама и Лаоса свидетельствует, вероятно, о расовом полиморфизме популяций, генетически переходных между австралоидами и монголоидами. Несомненно, что разные варианты австралоидов, ставшие исходными для формирования цейлоно-зондских (веддоидных), папуасо-меланезийских и негритосских расовых типов, были в неолитическую эпоху распространены на юго-востоке Азии гораздо шире, чем в более поздние исторические периоды. Однако и в неолите в Индокитае (а также в Индонезии и на Филиппинах) существовали монголоидные популяции индонезийского типа. Эти популяции распространялись, по-видимому, далеко на юг, недаром одна из типичных «индонезийских» краниологических серий происходит из района мыса Камау на крайнем юге Вьетнама [Genet-Varcin].
Просмотров: 1979