М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Источники изучения этногенеза древних китайцев

 

Комплексный подход к использованию данных ряда смежных наук — непременное требование к любому этногенетическому исследованию. В советской этнографической науке это положение давно уже общепризнано; нет необходимости в его специальном обосновании. Вопрос заключается лишь в том, каково соотношение различных по своему характеру источников, используемых для решения проблем этногенеза.

Как наглядно продемонстрировал В. П. Алексеев, эти источники имеют различную хронологическую «глубину». Они, кроме того, содержат в себе данные лишь определенного рода, в связи с чем возникает задача правильного соподчинения разнородных источников [Алексеев В. П., 1974, 184—193].

Исследователь этногенеза китайцев находится в более благоприятном положении, нежели многие его коллеги. В его распоряжении имеются многочисленные и разнообразные по своему характеру источники, относящиеся ко всем периодам древнейшей истории Китая. В наиболее общем виде эти источники могут быть разделены на шесть категорий: палеоантропология, археология, эпиграфика, письменные памятники, лингвистика, этнография.

Антропологические данные отличаются от других источников изучения этногенеза тем, что только с их помощью можно достаточно уверенно говорить о преемственности древнего населения на определенной территории. Палеоантропологический материал позволяет зафиксировать и результаты смешения различных этнических групп, тогда как появление новых элементов в языке или культуре отнюдь не обязательно свидетельствует о процессах этнического смешения: эти элементы могли появиться и вследствие культурных контактов, не сопровождавшихся миграциями населения. Изучение ископаемых остатков человека на территории Китая имеет уже более чем полувековую историю; начало ему было положено находкой в 1923 г. в Чжоукоудяне коренного зуба архантропа, позднее отнесенного к виду Sinanthropus pekinensis [Ларичев, 1969, 324]. С тех пор наукой накоплено уже весьма значительное количество палеоантропологических материалов, относящихся к различным историческим эпохам. Большая их часть введена в научный оборот; неопубликованные данные, хранящиеся в музеях и научно-исследовательских учреждениях КНР, были изучены одним из авторов настоящей монографии, Н. Н. Чебоксаровым, и также использованы при написании соответствующих разделов книги.

Изучая материальные остатки жизнедеятельности людей, археология предоставляет исследователю этногенеза данные, характеризующие культуру тех или иных древних человеческих коллективов. Проблема критериев для выделения этнических общностей на археологическом материале еще не может считаться решенной во всем своем объеме [Смирнов; Каменецкий; Клейн]. Нередко, в особенности в отношении археологических культур эпохи неолита, специалисты расходятся во мнениях по поводу того, чем объясняется сходство элементов культуры на данной территории: принадлежностью населения к одной этнической общности или к одному хозяйственно-культурному типу. В тех же случаях, когда данные археологии согласуются со свидетельствами письменных источников, ценность их для этногенетического исследования неизмеримо возрастает. Значительные успехи в изучении эпох неолита и бронзы, достигнутые китайской археологией за последние десятилетия (главным образом после победы китайской революции и начала развертывания систематических раскопок в середине 50-х годов), позволяют нам сегодня достаточно определенно использовать археологические данные для реконструкции процесса формирования этнической общности древних китайцев.

Весьма специфичен третий источник, широко привлекаемый в настоящей книге, — эпиграфика. Древние надписи в известном смысле слова занимают промежуточное положение между данными археологии и памятниками письменности, дошедшими до нас в позднейших списках. Иньские гадательные надписи (XIV—XI вв. до н. э.) и чжоуские тексты на бронзовых ритуальных сосудах (XI—VI вв. до н. э.) содержат уникальный по своей ценности материал, характеризующий различные стороны жизни общества. Именно на этом материале оказывается возможным проследить возникновение древнейших форм этнического самосознания древнекитайской общности «хуася».

Одна из особенностей китайской культуры — существование длительной и непрерывной письменной традиции. Древние письменные памятники Китая чрезвычайно многочисленны и разнообразны. Они могут быть разделены на несколько групп, отличающихся характером содержащихся в них исторических свидетельств.

Группа письменных памятников, которая может быть названа синхронными историческими источниками, включает древнейшие летописи и записи речей правителя («Чуньцю», подлинные главы «Шаншу», в известном смысле также «Цзочжуань»).

Авторы другой группы письменных памятников — позднейших исторических источников — не были свидетелями тех событий, о которых они сообщают в своих сочинениях. Для нас эти памятники (прежде всего «Исторические записки» Сыма Ця- ня) ценны тем, что в них были в свое время использованы не дошедшие до нас источники первой группы.

Следующую группу источников составляют памятники мифологии. Ценность этого рода исторических источников не следует недооценивать, так как использование современных методов анализа мифов позволяет выделить в них важные позитивные свидетельства, дополняющие и обогащающие данные иных категорий памятников.

Наконец, следует особо выделить характерную для древнего Китая группу письменных памятников — сочинения философов. Их авторы не ставили перед собой задачу систематического изложения исторических событий. Однако особенность древнекитайской философии заключается в том, что, во-первых, в центре внимания мыслителей V—III вв. до н. э. находились не натурфилософские, а социально-этические проблемы; во-вторых, для обоснования своих взглядов представители различных философских школ постоянно обращались к фактам исторического прошлого. Для данного исследования сочинения древнекитайских философов имеют особую ценность потому, что дают нам возможность проследить различия, в суждениях об этносе и сущности этнических отношений, а также общую эволюцию этих представлений.

Язык — один из важных признаков этноса, и поэтому лингвистические данные чрезвычайно важны для выяснения путей формирования этнических общностей. Свидетельства родственных связей языков и лингвистических контактов позволяют судить об истории межэтнических отношений даже в те времена, когда еще не существовало письменности. Гораздо более полную картину родственных связей и этнических контактов можно составить в том случае, когда имеется письменная традиция. Сравнительно-историческое и типологическое изучение языков, как засвидетельствованных, так и не засвидетельствованных в письменных источниках, дает достаточно надежные основания для установления генетических связей и типологических схождений между языками Восточной Азии.

Весьма существенное значение для изучения проблем этногенеза имеют и собственно этнографические источники. Они позволяют проследить преемственность традиций в области материальной и духовной культур, этнического самосознания. Сравнительно-этнографические данные в конечном счете являются наиболее надежным свидетельством появления у формирующейся этнической общности тех ее черт, которые свойственны ей на всем протяжении последующей истории. Роль этнографических данных возрастает по мере приближения к нашему времени.
Просмотров: 1811