М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Раскопки 50-х годов

 

Широкие исследования, осуществленные в бассейне Хуанхэ в первые годы после создания КНР, привели к важному сдвигу в представлениях о хронологическом соотношении неолитических культур этого региона. Прежде всего, были получены многочисленные стратиграфические доказательства того, что на всем протяжении Среднекитайской равнины и смежных областей мы имеем дело с двумя последовательными археологическими горизонтами. Нижний представлен культурами крашеной керамики, верхний серой или черной, лишенной полихромной росписи.

Далее, чётко обрисовались четыре зоны хотя и соединенные контактными районами, но тем не менее развивавшиеся в значительной мере самостоятельно и представленные специфическими сериями культур: западная (Ганьсу), центральная (Шэньси, Хэнань и южная часть Хэбэя), южная (Хубэй и южная часть Хэнани), восточная (Цзянсу, Чжэцзян и южная часть Шаньдуна).

Наконец, почти в каждой из зон более или менее отчетливо установлено наличие вариантов отдельных культур. В одних случаях эти варианты имеют ареалы своего распространения и могут рассматриваться в плане локальной изменчивости. В других случаях мы имеем дело с хронологическими периодами существования одной и той же культуры.

В западной зоне нижний горизонт представлен памятниками культуры мацзяяо («ганьсуйского яншао»).

Читатель помнит, что Андерсон считал поселение близ Мацзяяо и могильник в Баныпане (27) принадлежащими одному и тому же периоду, предшествующему мачан. Он исходил из предположения о том, что бытовая керамика этого периода значительно отличается от погребальной. Другими словами, Ю. Андерсон отрицал возможность существования поселений с керамикой типа баньшань и погребений с керамикой типа мацзяяо.



Эта точка зрения была распространена среди части китайских археологов вплоть до начала 60-х годов. В частности, У Жу-цзо писал в 1961 г., что «керамика типа баньшань характерна преимущественно для погребений, и вплоть до настоящего времени многочисленные археологические разведки крупного масштаба не дали поселений с керамикой этого типа... Поэтому мы приходим к выводу о том, что керамика баньшань и мацзяяо действительно относится к одному и тому же времени» [У Жу-цзо, 17] (рис. 6).

Высказывалось на этот счет и иное мнение: мацзяяо, бань-шань и мачан представляют собой три самостоятельных варианта культуры «ганьсуйского яншао»; различия между ними имеют локальный характер и объясняются принадлежностью ламятников типа мацзяяо, баныиань и мачан трем различным племенам или союзам племен [Ма Чэн-юань, 1957, 26—27].

Дальнейшие исследования, казалось бы, подтвердили последнюю точку зрения. Были обнаружены стоянки с керамикой типа баньшань, среди которых — Цинганча (Ганьсу, Ланьчжоу) [Ма Чэн-юань, 1961, 356—360] (рис. 7). Найдены многочисленные поселения типа мачан; некоторые из них были раскопаны [Ганьсу линься..., 609—610], что рассеяло высказанные Ю. Андерсоном сомнения относительно правомерности выделения этого периода.

Вместе с тем многие археологи обратили внимание на значительное сходство керамики баныпаньского и мачанского типов. Ряд орсудов из стоянок обоих типов настолько близки друг другу по форме и орнаментике, что отнесение отдельно взятого сосуда к одному из этих двух вариантов культуры мацзяяо оказывается затруднительным. Поэтому, например, Ян Цзянь-фан указывает, что, хотя баньшань и мачан представляют, с его точки зрения, самостоятельные варианты, хронологический разрыв между ними невелик [Ян Цзянь-фан, 1962, 77]. Другие исследователи идут в этом отношении и еще дальше, объединяя баньшань и мачан в рамках одного варианта (периода) [Ши Син-бан, 318—320].

Несмотря на отсутствие бесспорных стратиграфических свидетельств, все археологи 50—60-х годов приняли тезис Ю. Андерсона о том, что мацзяяо (в узком смысле слова) предшествует мачану. Что же касается соотношения культуры «ганьсуйского яншао» с другими культурами западного региона, то оно с полной определенностью устанавливается на основании стратиграфических данных: в ряде поселений (Вацзяпин, Лювэйцзя, Сишаньпин, Сыпин, Миньхэшань и др.) слои культуры мацзяяо перекрываются слоем культуры цицзя; в Чжанцзяцзюе, Уцзя и других поселениях наблюдается стратиграфическая последовательность слоев цицзя — синьдянь. К этому следует добавить, что, как выясняется, памятники типа синьдянь, сыва, шацзин имеют в Ганьсу четко очерченные ареалы и, по-видимому, генетически между собой не связаны.

В центральной зоне выделение локально-хронологических вариантов культуры яншао и изучение вопроса об их соотношении оказалось возможным в результате раскопок 50-х годов.

В 1954—1956 гг. в Баньпо (28) (близ г. Сиани, Шэньси) было изучено большое поселение культуры яншао. В распоряжении исследователя здесь оказались не только отдельные предметы материальной культуры (орудия труда, керамика) (рис. 8), но и данные о жилище, гончарных мастерских, поселениях в целом: раскопки в Баньпо велись методом вскрытия культурного слоя на больших площадях, тогда как до этого в китайской археологии безраздельно господствовал траншейный метод [Сиань баньпо].





Непосредственно после завершения работ в Баньпо началось исследование другого крупного поселения культуры яншао — близ Мяодигоу (29) (Шэньсань, Хэнань). Два сезона раскопок (1956—1957) позволили изучить многослойное поселение, представленное слоями яншао и культуры переходного типа (яншао — луншань), получившей наименование мяодигоу II. Анализ данных, полученных в Мяодигоу, продемонстрировал, в частности, что достаточно сложной по своей стратиграфии была, несомненно, и стоянка Яншао [Мяодигоу...].



Научные раскопки в Баньпо и Мяодигоу показали, что эти поселения существенно отличаются по облику представленной в них культуры. Это наиболее отчетливо проявлялось в керамике — форме сосудов и их орнаменте. Крашеная керамика, встречающаяся в Баньпо и Мяодигоу (рис. 9), относится к двум различным вариантам культуры яншао. В конце 50-х годов получил широкое распространение тезис о том, что к двум указанным вариантам и сводится, в сущности, все многообразие данной культуры. Например, в обобщающем труде «Археология в новом Китае» утверждалось: «Помимо отмеченных выше общих черт культуры яншао отдельные стоянки отличаются друг от друга по своему облику, что может объясняться хронологическими причинами. В настоящее время в целом их можно отнести к одному из двух вариантов — баньпо и мяодигоу» [Синь чжунго..., 9].

Однако уже в начале 60-х годов некоторые китайские археологи высказывают мнение, что подобная классификация слишком обща и недостаточна для конкретного изучения исторических процессов, протекавших в рассматриваемую эпоху в бассейне Хуанхэ. Ма Чэн-юань отметил, что ареал распространения стоянок типа баньпо уже, нежели вся центральная зона в целом. Поэтому, например, керамика из Циньванчжая (30) не может быть отнесена ни к баньпо, ни к мяодигоу. Своеобразна также керамика из района Тайюани (Шаньси) и т. д.

Ма Чэн-юань сделал вывод, что было бы ошибкой объяснять различия между вариантами культуры яншао только в хронологическом плане, не учитывая границ их ареалов. «Решение вопроса о том, сколько же вариантов культуры яншао следует выделять и в каких модификациях она выступает,— писал этот исследователь, — имеет важное значение для понимания реального расселения племенных объединений той эпохи» [Ма Чэн-юань, 1961, 375].

Примерно с тех же позиций подходил к выделению локально-хронологически х вариантов культуры яншао и Ян Цзянь-фан (предложивший употреблять не термин «вариант», а термин «фация» культур неолита). Он различал четыре района центральной зоны: западная часть Хэнани и юг Шаньси; северная часть Хэнани и юг Хэбэя; центральная часть Шэньси; восточная часть Ганьсу.

На территории этих четырех районов Ян Цзянь-фан выделяет пять «фаций» культуры яншао: сииньцунь (соответствует мяодигоу у других авторов) —на западе, начиная с верховьев р. Вэйхэ вплоть до среднего течения Хуанхэ (район Лоян — Линьжу); баньпо (Шэньси) — от Баоцзи на западе до Хуаиня на востоке; саньлицяо — близ Шэньсяня (Хэнань); циньванчжай — в центральной части Хэнани от Миньчи на западе до Чжэнчжоу на востоке (на юге вплоть до Наньчжао); хоуган — северо-восточная часть Хэнани и юг Хэбэя [Ян Цзянь-фан, 1962а, 60—70].

















Наконец, на территории провинции Хэбэй ряд исследователей выделяют три самостоятельных варианта: дяоюйтай — центральная часть провинции; байцзяцунь — юг Хэбэя; нань-янчжуан — район Пиншань — Цысяня.

Следует, однако, отметить, что яншао на территории Хэбэя настолько слабо изучена, что таксономическая сопоставимость выделенных там вариантов остается проблематичной.

До начала 60-х годов вопрос о хронологическом соотношении отдельных вариантов культуры яншао решался исключительно на основании типологического анализа. Вполне понятно, что в этих условиях ни одна из высказывавшихся точек зрения не могла быть достаточно убедительно доказана. В центре спора находился вопроса соотношении двух наиболее изученных вариантов — баньпо и мяодигоу. Различные гипотезы на этот счет можно разделить на три группы.

Сторонники первой точки зрения считали, что мяодигоу предшествует баньпо. Ань Чжи-минь, руководивший в свое время раскопками в Мяодигоу, выдвинул эту гипотезу, исходя из того, что развитие орнамента на крашеной керамике шло от с южного (мяодигоу) к упрощенному (баньпо) [Ань Чжи-Минь, 561].

Археологи, придерживающиеся второй точки зрения, основывались на противоположном предположении: тот факт, что в поселениях типа баньпо крашеной керамики мало, а орнамент ее сравнительно прост, свидетельствует о примитивности и большей древности этого типа [Чжан Ши-юань, 380—389].

Иначе подходили к проблеме сторонники третьей точки зрения. Ши Син-бан был убежден в том, что поселения типа баньпо и мяодигоу могут относиться к одному и тому же времени, потому что принадлежат они, полагал он, двум фратриям одного и того же племени (фратрия Рыбы—в Баньпо, фратрия Птицы — в Мяодигоу) [Ши Син-бан, 325—326]. Близка к этому и точка зрения Ма Чэн-юаня, также допускавшего параллельное развитие обоих вариантов культуры яншао [Ма Чэн-юань, 1961а, 376].

Только в начале 60-х годов появляются первые стратиграфические данные, которые могли бы внести ясность в вопрос об относительной хронологии вариантов культуры яншао.

Раскопки в Ванване близ Лояна обнаружили последовательность слоев культуры крашеной керамики, нижний из которых мог быть отнесен к мяодигоу, верхний — к циньванчжаю [Лоян..., 175—178]. Это не только подтвердило необходимость выделения циньванчжая в качестве самостоятельного варианта, но и указало на его соотношение с мяодигоу.

Далее, в Сямэньцуне (Шэньси, уезд Биньсянь) впервые были найдены бесспорные стратиграфические доказательства того, что слои типа баньпо предшествуют здесь мяодигоу [Шаньси биньсянь сямэньцунь..., 292—295].

Наибольшее внимание привлекли результаты раскопок в Сямэньцуне. Чжан Чжун-пэй и Янь Вэнь-мин подробно анализируют соотношение слоев этого поселения и приходят к выводу: «Не только впервые стратиграфически доказало приоритет баньпо перед мяодигоу, но и связало оба эти варианта промежуточным звеном» [Чжан Чжун-пэй, Янь Вэньмин, 304].





Против мысли о «промежуточном звене» выступили, однако, сами археологи, раскапывавшие Сямэньцунь, — Ли Ши-гуй и Цзэн Ци. Более того, они предложили интерпретацию изученной ими стратиграфии в духе концепции Ши Син-бана. Исходя из того что в эпоху яншао применялось подсечно-огневое земледелие, требовавшее постоянной смены мест пребывания, эти авторы считают, что стратиграфия в Сямэньцуне может и не свидетельствовать о том, что вариант баньпо в целом предшествует мяодигоу. Не исключено, что два племенных объединения попеременно проживали в одном и том же месте, оставив там памятники яншао в двух вариантах [Ли Ши-гуй, 581].

Наименее сложной представлялась ситуация в южной зоне. Объяснялось это слабой археологической изученностью: первые неолитические стоянки были открыты здесь лишь в конце 50-х годов. Своеобразная культура крашеной керамики, обнаруженная в бассейне р. Ханыпуй, получила название «культуры цюйцзялин» (31)—по месту, где она впервые была встречена [Цзиншань...]. Позднее поселения, относящиеся к культуре цюйцзялин, были найдены в Тяньмэне, Юньсяне, Цзюньсяне и других районах [И цзю у ба...]. Не исключено, что с этой культурой связаны и некоторые памятники в южной части Хэнани. Однако о хронологическом членении этой культуры, а также о ее вариантах говорить сейчас преждевременно.

Изучение неолита восточной, прибрежной зоны также не имеет длительной истории. Но за два десятилетия, прошедшие после открытия в Цинляньгане (Цзянсу, уезд Хуайань) ранее неизвестной неолитической культуры, в ее исследовании достигнуты весьма значительные успехи. Как показывают разведки и раскопки последних лет, культура цинляньган (32) распространена преимущественно на территории провинции Цзянсу. На севере ее ареал захватывает южную часть Шаньдуна, на юге — провинцию Чжэцзян. Из 60—70 обнаруженных поселений этой культуры частично раскопано более 20.

Характеризуя особенности культуры цинляньган, Цзян Цзуань-чу в своей работе в 1959 г. еще не выделял каких-либо ее вариантов или типов. Для культуры в целом свойственна красная керамика, среди форм сосудов преобладают треножники и блюда на высоких поддонах. Полихромный орнамент, изредка встречающийся на цинляньганской керамике, прост по рисунку и небрежен по манере нанесения [Цзян Цзуань-чу, 39—40].

Мощным стимулом к созданию схемы классификации стоянок культуры цинляньган явились раскопки многослойных поселений. Особое место занимает в этом отношении стоянка Дадуньцзы (Пэйсянь, Цзянсу), где было обнаружено три последовательных слоя. Изучение керамики и каменных орудий, встреченных в каждом из этих слоев, позволяет отождествить некоторые их черты с материалом из других поселений [Цзян-су пэйсянь дадуньцзы...]. Соответственно многослойные стоянки в Бэйиньянъине и Тайгансы близ Нанкина, а также в Сун-цзэ близ Шанхая содержат памятники трех периодов, по всей вероятности генетически связанных между собой. Все эти данные укладываются в систему классификации, сформулированную недавно У Шань-цином и включающую прежде всего два локальных варианта культуры цинляньган — северный и южный. Каждый из этих вариантов делится далее на три хронологических периода [У Шань-цин, 45—54]:



Приведенная схема представляется надежной основой для дальнейшего углубленного изучения неолитических памятников приморской зоны, хотя к ее автору можно предъявить известные претензии терминологического плана: вряд ли целесообразно называть один из периодов развития культуры так же, как именуется культура в целом (с этим мы уже сталкивались в Ганьсу, где вариант культуры мацзяяо также назван мацзяяо).

Немаловажное значение для понимания истории культур неолита в восточной зоне имело также установление генетической связи поздних слоев культуры цинляньган с памятниками типа давэнькоу (33), открытыми на территории провинции Шаньдун — в уезде Нинъян, а также близ г. Цюйфу [Ян Цзы-фань; Чжао И-цин; Шаньдун цюйфу сисяхоу...] (рис. 10).. В Давэнькоу прослеживаются уже отдельные черты культуры черной керамики луншань. Таким образом, истоки луншаня в его классической форме следует искать, по-видимому, не в Шаньдуне, а южнее, на территории Цзянсу.

Оживленно обсуждались в археологической литературе и, вопросы абсолютной датировки культуры цинляньган в целом. Первоначально среди археологов господствовало представление о том, что эта культура сформировалась под влиянием луншаня (высказывалось даже предложение именовать ее «культурой цзянсуйского луншаня»); эти две культуры, стало быть, сближались и хронологически, причем начало культуры цинляньган относилось к периоду, когда луншань уже сформировался [Хуайань цинляньган].

Но после того, как в 1960 г. в Эрцзяньцуне (Цзянсу,. г. Ляньюнатан) и Чжулэдашань (Аньхуй, уезд Чусянь) было установлено, что цинляньганские слои перекрываются луншаньскими, вопрос о хронологическом состоянии обеих культур был пересмотрен. Соответствие более позднему луншаньскому горизонту черной керамики было найдено и в ареале распространения южного варианта культуры цинляньган, где ее стоянки перекрываются слоями культуры черной керамики лян-чжу (поселение Цаосешань близ Нанкина). Все это привело к весьма значительным сдвигам в абсолютной датировке культуры цинляньган, предлагавшейся в конце 50-х годов: от 2100— 1400 гг. до н. э. [Цзян Цзуань-чу, 41] до 5 тыс.— 4 тыс. лет назад, т. е. 3000—2000 гг. до н. э. [У Шань-цин, 57].





Данные о взаимосвязи между культурами всех перечисленных зон могут быть резюмированы следующим образом.

Яншао — мацзяяо. В 1957 г. в Вацзяпине (близ Мацзяяо, Ганьсу, уезд Линьтао) была найдена стоянка с двумя слоями, резко отличными по своему культурному облику. Верхний слой был отождествлен с культурой мацзяяо (вариант мацзяяо), нижний — с яншао (вариант мяодигоу). Раскопки в Вацзяпине дали бесспорное свидетельство того, что вариант мацзяяо культуры «ганьсуйского яншао» является более поздним, нежели мяодигоу [Ганьсу линтао линься..., 38—41].

Яншао — цюйцзялин. В 1958—1961 гг. в Дасы и Цин-лунцюане (Хубэй, уезд Юньсянь) были обнаружены многослойные стоянки с последовательностью слоев яншао — цюйцзялин— луншань. При этом яншаоский слой в двух случаях был различен. В Дасы керамика имела некоторые элементы типа мяодигоу; в Цинлунцюане крашеной керамики в слое яншао обнаружено не было.

Яншао — цинляньган. В 1963 г. при раскопках Дадунь-цзы (Цзянсу, уезд Пэйсянь) в нескольких погребениях периода люлинь были обнаружены типично яншаоские сосуды (типа мяодигоу), которые, по всей вероятности, следует рассматривать как привозные вещи [Цзянсу пэйсянь дадуньцзы..., 21— 36]. Эти находки позволяют синхронизировать варианты мяодигоу и люлинь.

Таким образом, в результате исследований второго этапа совокупность типологических и стратиграфических данных по отдельным вариантам (периодам) культур крашеной керамики в бассейне Хуанхэ и прилегающих районах могла быть осмыслена как единая система, хотя характер связей между отдельными ее элементами в ряде случаев мог быть определен лишь предположительно. В табл. 7 данные об отдельных культурах представлены по провинциям.
Просмотров: 2032