М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров

Древние китайцы: проблемы этногенеза

Люди из Тампонга и Куиньвана

 

В 1936 г. недалеко от южных границ Китая в Тампонге (Верхний Лаос) был найден женский череп, относящийся, по свидетельству описавших его французских археологов Ж. Фромаже и Э. Сорен, к мезолитическому периоду (см. табл. 3). Череп этот отличается крупными для женщины абсолютными размерами, малой длиной (175 мм), средней шириной (136 мм) и значительной высотой (138 мм). По указателю тампонгский череп мезокранный (77,2). Очень большой высотно-поперечный индекс (101,4) говорит о гипсистенокрании тампонгской женщины. Лицо у нее было очень высоким (73,5 мм) и широким (136,5 мм), уплощенным. Глазницы по высоте средние с округленными углами, орбитный указатель — 84,9. Нос слабо выступающий с плоским переносьем и суженными в верхней части носовыми косточками, по указателю относительно очень широкий (60,1). Предносовые ямки сильно развиты, клыковые же, напротив, отсутствуют. Альвеолярный прогнатизм имеется, но выражен не слишком сильно. Нижняя челюсть массивная и широкая. По костяку, найденному вместе с черепом, общая длина тела тампонгской женщины определена описавшими ее авторами в 157 см [Fromaget, Saurin, 1—48]. В принадлежности этой находки к людям современного вида (Homo sapiens) нет ни малейших сомнений.

Многие морфологические особенности тампонгского черепа оказываются общими с древнейшими тихоокеанскими монголоидами, в первую очередь с женскими черепами из Шаньдиндуна. Сходными признаками являются сравнительно крупные абсолютные размеры черепа, большая его высота, уплощенное широкое и высокое лицо, слабо выступающий широкий нос, альвеолярный прогнатизм и даже крышеобразная форма черепного свода. Меньшее, но все же отчетливое сходство прослеживается у тампонгского черепа с люцзянским. Тампонгские находки можно, таким образом, рассматривать как принадлежащие представителю южноазиатской группы тихоокеанских монголоидов той стадии развития, когда не все специфические особенности этой расы успели выработаться. В то же время некоторые черты черепа (сильная прогнатность, крайняя широконосость) сближают его с австралоидными расами Юго-Восточной Азии и Океании. Заслуживают также внимания отмеченные Ж. Оливье и А. Г. Козинцевым черты сходства черепа из Тампонга с черепами айнов, генетически связанными, вероятно, с одной стороны, с австралоидами, с другой же — с южными монголоидами [Olivier, 71—78; Козинцев, 229—242]. Остается открытым вопрос, является ли тампонгский череп таким же промежуточным звеном между монголоидами и австралоидами, как люцзянский, или же он несет на себе следы смешения уже сложившихся тихоокеанских монголоидов, продвигавшихся к югу, с аборигенными австралоидными популяциями Индокитая.

Ж. Фромаже и Э. Сорен рассматривают тампонгскую находку в качестве прототипа, сочетавшего признаки различных рас: австралоидов, негроидов и даже европеоидов. Монголоидные особенности черепа авторы отрицают. В действительности же если тампонгский череп и отличается от черепов современного, большей частью брахикефального, монголоидного населения Индокитая, то с другими мезодолихокефальными монголоидными типами Юго-Восточной и Восточной Азии он обнаруживает вполне реальное сходство, особенно если иметь в виду не современные, а древние популяции. Совершенно не обосновано мнение немецкого антрополога Э. Эйкштедта о принадлежности: тампонгского человека к веддоидам [Eickstedt, 1944, 313—314]. Ни крупные абсолютные размеры черепа, ни высокое и сравнительно широкое лицо, ни округлые глазницы ни в какой степени не оправдывают отнесение этой находки к веддоидам. Такой вывод не противоречит, конечно, приведенным выше данным о наличии у тампонгца известных австралоидных черт, независимо от того, обусловлены ли они сохранением древних переходных форм или же ранней межрасовой метисацией.

Для палеоантропологии Южного Китая большой интерес представляют также данные о двух черепах, найденных в местонахождении Куиньван в провинции Нгеан (СРВ) в кухонных кучах (кьёккенмёдингах), относящихся к периоду, переходному от мезолита к раннему неолиту (см. табл. 3). Из этих черепов, описанных вьетнамскими археологами Нгуен Зуем и Нгуен Куанг Куеном, один принадлежал взрослой женщине в возрасте около 30 лет, а другой — молодому мужчине. Оба черепа относятся к одному расовому типу; их мозговая коробка характеризуется большой вместимостью (1500—1600 куб. см), огромной длиной (192—202 мм), небольшой шириной (133 мм), гипердолихокранией (черепной указатель — 66—69), значительной ушной высотой (124—125 мм), выраженной гипсистенокранией (93—94), сравнительно крупной шириной лба (минимальный фронтальный диаметр—100—101 мм). Черепа довольно массивные с покатым лбом и умеренно развитым надбровьем. Лицевой скелет сохранился только частично; скуловая ширина огромна (140—146 мм) и значительно превышает поперечник мозговой коробки; о вертикальных размерах лица и о строении носа судить нельзя, так как орбиты, носовые и верхнечелюстные кости отсутствуют. Нижняя челюсть, принадлежащая женскому черепу, массивная, с хорошо выраженным подбородком [Nguyen Duy, Nguyen-Quang Quyen, 351—368; Nguyen Duy, Nguyen-Quang Quyin, 1966, 47—57].

Сказать что-нибудь определенное о расовой принадлежности черепов из Куиньвана нелегко из-за плохой сохранности лицевого скелета. Описавшие их вьетнамские ученые отмечают сочетание на обоих черепах австралоидных и монголоидных особенностей (с преобладанием первых), которое сближает их с индонезийским типом в понимании Э. Жене-Варсен, рассматривающей «индонезийцев» как результат смешения австралоидов с монголоидами [Cenet-Varcin]. Можно, следовательно, думать, что и в этом случае перед нами какие-то промежуточные формы, связывающие группы тихоокеанских монголоидов с австралоидами, характерные признаки которых выражены на куиньванских черепах гораздо резче, чем на находках из Людзяна или Тампонга.
Просмотров: 3968