Константин Рыжов

100 великих библейских персонажей

Антиох IV Епифан

 

В 203 г. до Р. Х. началась ожесточённая война между птолемеевским Египтом и Сирийским царством Селевкидов. В 198 г. до Р. Х. сирийский царь Антиох III (223–187 гг. до Р. Х.) разгромил египетскую армию в битве при истоках Иордана и после этого овладел всей страной. Когда Антиоху передались города Келесирии и Самарии, иудеи также покорились ему, добровольно приняв его в свой город. Они доставили корм и обильные припасы всему царскому войску и слонам. Вслед за тем иудеи охотно помогли Антиоху в осаде гарнизона иерусалимской крепости. Столетнее египетское владычество закончилось. Новым повелителем Иудеи стал сирийский царь.

Увы, иудеи очень скоро раскаялись в своём поступке. Сирийские цари вечно нуждались в деньгах. Значительные сокровища, накопленные в Иерусалимском храме, дразнили их алчность, и они несколько раз пытались разграбить сокровищницу. Особенно тяжёлые времена наступили для иудеев в царствование Антиоха IV (175–164 гг. до Р. Х.).

Детство и юность будущего царя прошли в Риме, где он находился в качестве заложника. Официально Антиох принял прозвище Епифана (что значит «со славой явленного»), однако за свой беспутный образ жизни он получил ещё одно неофициальное прозвище Эпимана («Безумного»). И действительно, своей любовью ко всякого рода проделкам и чудачествам он приводил рассудительных людей в недоумение. Иногда без ведома придворных царь скрывался из дворца и бродил по городу на виду у всех в сопровождении одного-двух товарищей. Ещё чаще можно было видеть Антиоха у серебряных и золотых дел мастеров: он болтал с резчиками и иными рабочими, расспрашивая тех об их мастерстве. Потом он заводил знакомства и разговоры с первым встречным из простонародья и бражничал с беднейшими из чужеземцев. Бывало, прослышав, что где-нибудь собрались на пирушку молодые люди, царь без всякого предупреждения являлся к ним в шумном обществе с чашей в руке и с музыкой; собравшиеся в смущении от такой неожиданности поднимались с мест и убегали.

Мыться Антиох ходил в народные бани, когда они бывали переполнены простонародьем, и всегда носил с собой кувшин с драгоценнейшими маслами. Однажды в бане кто-то сказал ему: «Хорошо вам, цари, что вы умащаете себя такими ароматными маслами». Антиох промолчал, но в другой раз подошёл к тому человеку и велел вылить ему на голову большой кувшин превосходнейшего масла. Все купальщики при виде этого кинулись туда же, чтобы натереть себя маслом, но, смеясь, падали на скользком полу. Скользил и смеялся сам царь. В щедрости своей Антиох не знал никакой меры. Часто при случайных встречах с людьми, которых раньше никогда не видел, он неожиданно предлагал подарки. А в жертвенных приношениях городам или способах чествования богов он превосходил всех других царей.

Со времён Александра Македонского Иудея стала частью обширного мира, в котором первостепенное значение имел греческий элемент. Сами македонцы к этому времени глубоко усвоили греческую культуру: они говорили на греческом языке, поклонялись греческим богам и во многом ощущали себя единым с греками народом. Да и собственно греки составляли значительную часть воинов Александра. Вслед за его армией на восток устремились массы греческого и македонского населения. На востоке они слились в единый слой эллинов, занимавших более высокое положение, чем подчинённые народы. Эллинами были цари и многочисленные придворные, эллинской была наёмная армия и чиновничество. Греческий язык стал официальным языком новых государств, эллинские нормы в значительной степени определяли образ жизни всего Ближнего Востока, особенно его аристократии, которая стремилась войти в правящий слой новых государств. А для этого нужно было принять и греческий язык, и греческую культуру, и эллинский образ жизни.

Эллинское влияние просачивалось в Палестину исподволь, незаметно, постепенно захватывая всё новые и новые позиции. С каждым годом множество греков переселялось в иудейские города, многие из которых даже сменили свои названия. В арамейский язык вошло немало греческих слов. Менялись одежда, домашняя утварь, пища, архитектура — и вообще весь быт и облик страны становился эллинистическим. Некоторое время ничто, казалось, не предвещало конфликта. Но в какой-то момент правоверные иудеи поняли, что над ними нависла серьёзная угроза. Мало того что иноземные веяния обезличивали нацию — за внешней культурой крылось мироощущение, явно чуждое и даже враждебное духу Торы. В стране появились люди, особенно среди знати, которые стали с пренебрежением относиться к Моисееву Закону. Побывав в чужих краях, они пленились мирским духом, царившим в греческих городах Сирии и Египта. Древние отеческие обычаи превратились в их глазах в ненужную и тягостную обузу. В Иерусалиме сложилась целая прослойка грекоманов, в основном состоявшая из представителей знати. Аристократы, землевладельцы, откупщики, нажившиеся за счёт соотечественников, строили себе роскошные виллы и вводили новшества по примеру завоевателей. Всё иностранное представлялось им превосходным, а отечественное — безнадёжно устаревшим.

Вскоре представители новой знати настолько усилились, что попытались захватить руководство иерусалимской общиной. Иисус, брат первосвященника Онии, явился к Антиоху и пообещал ему большие сокровища, если тот позволит ему занять место брата. Царь исполнил его желание. Получив власть, Иисус стал склонять иудеев к эллинским нравам и постепенно вводить иноземные обычаи. Перед крепостными стенами было построено на греческий манер училище для телесных упражнений, которое должны были посещать все юноши. У самых стен храма можно было теперь видеть обнажённых бегунов, борцов и метателей дисков. Даже некоторые молодые священники, забыв о своих обязанностях перед Богом, охотно принимали участие в играх и состязаниях. Происходили совместные соревнования иудеев и язычников. Эллинские нравы и обычаи быстро пускали корни. Дело дошло до того, что многие иудеи стали стыдиться отеческих имён и стали принимать новые — греческие. Сам Иисус изменил своё имя на Иасон.

Прошло несколько лет. Однажды, собрав назначенные для царя деньги, первосвященник отправил их в царскую столицу вместе со своим доверенным Менелаем. Прибыв к Антиоху, Менелай оговорил Иасона и добился того, что царь передал ему сан первосвященника. Так Иасон, обманувший брата, сам был обманут другим, и как изгнанник удалился в страну аммонитян. Добившись бесчестным путём власти, Менелай забыл об обещаниях, данных царю, а думал только о том, как набить свою мошну. Этот недостойный первосвященник дошёл до того, что стал тайком продавать священные сосуды, а вырученные деньги присвоил себе. Жители столицы знали о его беззакониях и глухо роптали. Начальник городской крепости Лисимах попытался силой пресечь волнения, но только ускорил этим взрыв негодования. Горожане обратили солдат в бегство, а самого Лисимаха умертвили. Менелай был взят ими под стражу. Трое иудейских старейшин отправились к Антиоху с жалобой на его беззакония. Однако царь, не разобрав как следует дело, Менелая освободил, а старейшин велел немедленно казнить. Возвратившись в Иерусалим, Менелай стал жестоко мстить согражданам.

В 170 г. до Р. Х. Антиох начал войну с египетским царём Птолемеем VI (180–145 гг. до Р. Х.) и двинулся против него с сильным ополчением, с колесницами и слонами, всадниками и множеством кораблей. Сирийцы переправились через Нил и захватили весь Египет, кроме Александрии. Птолемей не имел сил отразить нашествие и обратился за поддержкой к Риму. Когда Антиох находился всего в четырёх милях от египетской столицы, его встретило римское посольство, возглавляемое Гаем Попилием. Антиох приветствовал послов и протянул было руку Попилию, которого хорошо знал со времён своей римской жизни, однако тот руки ему не подал, а вручил дощечки с сенатским постановлением. Оно гласило: «Антиох не должен воевать с Птолемеями». Царь прочёл приказ и сказал, что он подумает. Он надеялся затянуть переговоры и выиграть время, но Попилий жезлом очертил вокруг Антиоха круг и сказал: «Думай здесь». Опешив от такого насилия, царь замешкался с ответом, а потом сказал: «Что сочли за благо в сенате, то я и сделаю». Лишь после этого Попилий подал ему руку, как союзнику и другу. Таким образом страна была спасена от неминуемого порабощения. Антиох в назначенный день покинул пределы Египта.

В отсутствие царя Иасон, собрав около тысячи своих сторонников, сделал внезапное нападение на Иерусалим и захватил его. Менелай бежал в крепость. Иасон стал жестоко истреблять жителей, не разбирая правых и виноватых, а потом вновь бежал в аммонитскую страну. Когда весть о происшедшем дошла до Антиоха, он решил, что иудеи задумали отложиться от него, стремительно подступил к Иерусалиму и захватил его вооружённою рукой. Царь приказал воинам нещадно бить всех, кто попадётся, и умерщвлять тех, кто станет скрываться в домах. В продолжение трёх дней погибло восемьдесят тысяч жителей: сорок тысяч пало от рук убийц, и не меньше убитых было продано в рабство.

Через два года, в 168 г. до Р. Х., Антиох послал в Иудею сборщика податей Аполлония. Тот, выдав свой приход за мирный, во второй раз овладел Иерусалимом. Храм был совершенно разграблен: сирийцы не пожалели даже священнической утвари. Все золотые сосуды, светильники и алтари были увезены прочь. Затем Аполлоний разграбил город, причём часть жителей перебил, а других вместе с жёнами и детьми взял в плен, так что его рабами стало более десяти тысяч человек. Лучшие здания города он предал пламени и срыл городские укрепления. Холм Акру («город Давида») сирийцы, напротив, укрепили высокими стенами и разместили здесь свой гарнизон. Жители столицы в ужасе разбежались по окрестностям, после чего город быстро пришёл в запустение.

Вскоре царь Антиох издал указ, повелевавший, чтобы все его подданные были отныне одним народом и чтобы каждый оставил свой закон. Евреям приказали отказаться от почитания Господа Бога и стали навязывать им греческих богов. Иудеи должны были в обязательном порядке посвящать им рощи и воздвигать алтари. Повсюду вводились греческие праздники и игры. Храм Божий был переименован в храм Юпитера. На том месте, где прежде происходили торжественные жертвоприношения во имя Господа, царь повелел заклать свинью, то есть совершил с точки зрения иудеев ужасное святотатство. Многие старинные религиозные обычаи (в том числе обрезание и соблюдение субботы) были запрещены. Нельзя было даже открыто назвать себя иудеем! Тем, кто нарушал эти запреты, Антиох грозил страшными карами. С этой целью он назначил особых надзирателей, на обязанности которых лежало принуждать евреев к исполнению всех его предписаний.

Многие иудеи, отчасти из страха перед наказанием, отчасти добровольно, стали исполнять эти царские повеления. Однако наиболее выдающиеся и благородные из них не обращали на них внимания, ставя исполнение издревле установленных обычаев выше наказания, грозившего им за ослушание. Ежедневно нескольким из них приходилось подвергаться пыткам и умирать в жестоких мучениях: их бичевали, терзали и затем живьём пригвождали к крестам. Детей, которые наперекор царскому повелению были обрезаны, подвергали казни через удушение и вешали затем их тела на шею пригвождённым к крестам родителям. Если они находили книгу со священными законами, то она уничтожалась, и всякий, у кого она была найдена, должен был умирать жалкой смертью.

Просмотров: 1221