Константин Рыжов

100 великих библейских персонажей

Неемия

 

В Сузах, при дворе персидского царя Артаксеркса I жил благочестивый иудей Неемия, сын Ахалиина, занимавший высокую должность царского виночерпия. В 445 г. до Р. Х. в персидскую столицу приехало несколько человек из Иудеи. Неемия отправился к ним расспросить о тех своих соотечественниках, которые переселились в Иерусалим. «Увы, добрый человек, — отвечали приезжие, — жизнь евреев в разорённой стране весьма тяжела. Она проходит в бедствиях и уничижении. Ведь стена Иерусалима разрушена, а ворота его сожжены огнём. Между тем жители окрестных стран весьма враждебно настроены по отношению к нам и постоянно чинят всякие обиды. Великий царь не разрешает восстанавливать стены, а без них в городе не может быть никакого порядка».

Эти вести сильно огорчили Неемию. Несколько дней он размышлял о несчастной судьбе иудеев и молился Богу. Артаксеркс заметил печаль своего виночерпия и спросил у него: «Отчего ты ходишь такой огорчённый? С тобой случилось что-то нехорошее?» Неемия испугался, но потом отвечал: «Да живёт царь вовеки! Как не быть печальным моему лицу, когда мой родной город, дом гробов отцов моих, в запустении, и ворота его сожжены огнём!» — «Чего же ты желаешь?» — вновь обратился к нему Артаксеркс. Неемия помолился Богу и сказал: «Если царю благоугодно, и если в благоволении раб твой перед лицом твоим, то пошли меня в Иерусалим, чтобы я окружил его новой стеной». Царь был весьма расположен к своему виночерпию и тотчас позволил ему уехать. А чтобы он мог с успехом исполнить свой замысел, Артаксеркс снабдил его письмами к заречным областеначальникам.

Неемия добрался до Иерусалима, собрал священников, начальников, знатных людей и сказал им: «Вы видите бедствие, в каком мы находимся! Иерусалим пуст, и ворота его сожжены огнём. Давайте восстановим стену и не будем впредь в таком унижении». После этого он рассказал им о благорасположении царя Артаксеркса. Услышав его речи, горожане воспрянули духом. Они отвечали: «Будем строить!» Иудеи дружно взялись за дело, и оно стало быстро продвигаться вперёд.

Санаваллат, который был правителем Самарии, и аравийский царь Гешем были неприятно поражены начавшимся строительством. Они понимали: как только евреи обнесут свой город стеной, они сразу усилятся. Тогда они не смогут грабить их и помыкать ими, как раньше.

Санаваллат собрал самарийских военных людей и в раздражении говорил им: «Что делают эти жалкие иудеи? Неужели им это дозволят? Неужели они оживят камни из груд праха, и притом пожжённых?» Военачальник Товия Аммонитянин отвечал ему: «Пусть строят! Пойдёт лисица и разрушит их каменную стену». Вскоре после этого соседи иудеев — самаряне, арабы, аммонитяне и азотяне — сговорились вместе пойти войной на Иерусалим и разрушить его. Узнав об этом, Неемия вооружил народ и разослал воинские отряды в те места, которые казались наиболее уязвимыми. Но горожане мало верили в победу и потому пали духом. К тому же работа была очень тяжела, продвигалась медленно и, казалось, никогда не кончится. Неемия старался их воодушевить и говорил: «Не бойтесь их; помните Господа великого и страшного и сражайтесь за братьев своих, за сыновей своих и за дочерей своих, за ваших жён и за ваши дома!» С этого времени половина иудеев, перепоясавшись мечами, занималась работой, а половина — стояла в боевой готовности, ожидая нападения. Никто, даже ночью, не убирал своего оружия и не снимал одежды.

Однако ропот в народе не стихал. Строительство легло тяжёлым бременем на всю общину. Между тем положение некоторых иудеев и без того было весьма незавидным. Страдая от голода и поборов, они заложили богачам свои поля и виноградники. Многие дошли до такой нужды, что стали продавать ростовщикам своих детей. Узнав об этом, Неемия страшно рассердился. Он собрал городских начальников и сурово укорял их за жадность. Потом он созвал народное собрание и сказал им: «Мы, живущие за пределами Иудеи, из последних сил выкупали своих собратьев, проданных в рабство в чужие земли, а вы продаёте братьев своих, и они продаются вам!» Богачи молчали, не зная что сказать. Неемия продолжал: «Нехорошо вы делаете! Разве не ходим мы все под Богом? И разве не потребует Он с нас ответа за все беззакония? Все знают, что я давал в долг своё серебро и свой хлеб, но теперь я прощаю своим должникам. И вы также возвратите им нынче их поля, виноградники и масличные сады, а также их дома». Они отвечали: «Возвращаем и не будем с них требовать того, что они должны; сделаем так, как ты говоришь». Неемия позвал священников и велел клятвой закрепить всеобщее прощение долгов. Потом он вытряхнул свою одежду и сказал: «Пусть так же вытряхнет Бог каждого человека, который не сдержит своего слова, из его дома и из его имения! Пусть всё у него будет вытрясено и пусто!» А все люди, собравшиеся на собрание, воскликнули: «Аминь!»

Санаваллат, Товия и Гешем узнали, что Неемия отстроил стену, и стали угрожать ему карой со стороны персов. Санаваллат писал ему: «Носится слух, будто иудеи задумали отпасть от великого царя, а тебя провозгласить своим вождём». Неемия отвечал правителю: «Ничего такого не было, это домыслы, которые ты сам и распространяешь!»

Наконец, после двух лет неустанных трудов, стена была завершена. Неемия велел соорудить крепкие ворота и приставить к ним привратников. Но город был очень велик, а жителей в нём мало. Во время праздника, когда все иудеи собрались в столице, народ решил, что каждый десятый житель страны должен переселиться в Иерусалим. Таким образом, город вновь стал многолюдным. Теперь враги должны были крепко подумать, прежде чем нападать на него.

Неемия заметил, что многие иудеи точат в субботу инструмент, возят снопы, навьючивают ослов вином и другим грузом и отвозят в субботний день в Иерусалим. Жители Тира также по субботам привозили рыбу и продавали её жителям Иерусалима. Тогда Неемия сделал выговор городским начальникам и сказал им: «Зачем вы делаете такое злое дело и оскверняете день субботний? Не так ли поступали отцы ваши, и за это Бог навёл на наш народ и на этот город страшные бедствия. А вы, оскверняя субботу, увеличиваете гнев Его на Израиль». Неемия повелел запирать накануне субботы городские ворота и не отпирать их до утра после субботы. Тогда торговцы стали ночевать за стенами и здесь же вели свою торговлю. Наконец Неемия строго выговорил им: «Зачем вы ночуете возле стены? Если вы это сделаете ещё раз, я наложу на вас руку!» С этого времени они больше не приходили в субботу и торговля в этот день прекратилась.

Просмотров: 1686