Константин Рыжов

100 великих библейских персонажей

Авессалом

 

От нескольких жён Давид имел много сыновей и дочерей, но более остальных он любил и выделял первенца своего Амнона, а также другого сына по имени Авессалом. У Авессалома была красивая единоутробная сестра Фамарь. И вот случилось так, что Фамарь приглянулась Амнону, и он возжелал её с такой силой, что даже заболел от скорби. Ведь она была девица, и Амнону казалось трудным что-нибудь сделать с нею. Ионадав, сын Самая, брата Давидова, человек очень хитрый, заметил печаль царевича и спросил у Амнона: «Отчего ты так худеешь с каждым днём, сын царёв, — не откроешь ли мне?» Амнон отвечал: «Я люблю Фамарь, сестру Авессалома, брата моего». Ионадав посоветовал: «Ложись в постель и притворись больным; а когда отец придёт навестить тебя, скажи ему: „Пусть придёт Фамарь, сестра моя, и подкрепит меня пищею, приготовив кушанье при моих глазах, чтоб я видел, и ел из её рук“». Амнон лёг и притворился тяжело больным. А когда царь навестил его, сказал отцу: «Пусть придёт Фамарь, сестра моя, и испечёт при моих глазах лепёшку, или две, и я поем из её рук». Давид послал к Фамари в дом сказать: «Пойди к Амнону, брату твоему, и приготовь ему кушанье». Она пошла в дом Амнона и нашла его лежащим в постели.

Фамарь взяла муки, замесила, изготовила пред глазами брата и испекла лепёшки, потом взяла сковороду и выложила перед ним; но Амнон медлил есть. Он сказал: «Пусть все выйдут от меня». Когда все люди вышли, Амнон велел Фамари: «Отнеси кушанье во внутреннюю комнату, и я поем там из рук твоих». Фамарь взяла лепёшки, которые приготовила, и отнесла их во внутреннюю комнату. И когда она поставила перед ним кушанье, чтоб он ел, Амнон схватил её и сказал: «Иди, ложись со мной, сестра моя». Но она не хотела его слушать и говорила: «Нет, брат мой, не бесчести меня, ибо не делается так в Израиле; не делай этого безумия. Куда я пойду потом с моим бесчестием? И ты, ты будешь одним из безумных в Израиле. Поговори с царём; он не откажет отдать меня тебе в жёны». Но Амнон не хотел её слушать и, преодолев её, изнасиловал, и лежал с нею.

Свершив всё это, Амнон внезапно возненавидел Фамарь величайшей ненавистью, так что ненависть, какой он возненавидел её, была сильнее любви, какую он прежде имел к ней. Преисполнившись отвращения, он велел несчастной: «Встань и уйди от меня». Фамарь пыталась смягчить его сердце, говоря: «Нет, брат; прогнать меня — это зло больше первого, которое ты сделал со мною». Но Амнон не захотел её слушать. Он позвал отрока и сказал: «Прогони эту от меня вон и запри за нею дверь». И вывел её слуга вон и запер за нею дверь. В великой печали Фамарь посыпала пеплом голову, разорвала одежды и с плачем отправилась домой. Увидев сестру, Авессалом тотчас обо всём догадался и спросил: «Не Амнон ли, брат твой, был с тобою? — но теперь молчи, сестра; он — брат твой; не сокрушайся сердцем об этом деле». С тех пор Фамарь жила в одиночестве в доме Авессалома. Давид услышал об этом происшествии и сильно огорчился, но ничего не сделал Амнону, потому что тот был его первенец и царь любил его более всех остальных сыновей. Авессалом же не говорил с Амноном ни худого, ни хорошего, но в глубине души затаил против него великий гнев.

Через два года было стрижение овец у Авессалома в Ваал-Гацоре. Он пришёл к царю и сказал: «Вот, ныне стрижение овец у раба твоего; пусть придёт царь и слуги его ко мне в Ваал-Гацор на пир». Но Давид отказался: «Нет, сын мой, мы не пойдём все, чтобы не быть тебе в тягость». Авессалом сильно упрашивал его; но тот не захотел идти. Тогда Авессалом сказал: «По крайней мере, пусть пойдёт с нами Амнон, брат мой». Царь поначалу не соглашался и говорил: «Зачем ему идти с тобою?» Но Авессалом в конце концов упросил его, и Давид отпустил Амнона. Авессалом устроил пир и принялся угощать царских сыновей. Своим отрокам он сказал: «Смотрите, как только развеселится сердце Амнона от вина, и я скажу вам: „Поразите Амнона“, накиньтесь на него и поразить его мечами. Не бойтесь, будьте смелы и мужественны, ведь вы исполняете мою волю». И поступили отроки с Амноном так, как приказал им Авессалом.

Едва совершилось убийство, все царские сыновья бросились вон, вскочили каждый на своего мула и убежали из Ваал-Гацора. Пока они ещё были в пути, до Давида дошёл слух, что Авессалом умертвил всех царских сыновей и не осталось ни одного из них. Давид в горе разодрал свои одежды и повергся на землю. Однако его племянник Ионадав, сын Самая, сказал: «Пусть не думает господин мой царь, что умертвили всех отроков, царских сыновей. Нет, один только Амнон убит, ибо у Авессалома был этот замысел с того дня, как Амнон обесчестил его сестру. Итак, пусть господин мой, царь, не тревожится мыслью о том, будто умерли все царские сыновья: умер один только Амнон». Однако царь и все его слуги продолжали плакать великим плачем, потому что сильно скорбели по Амнону. Опасаясь кары со стороны отца, Авессалом убежал к Фалмаю, царю Гессурскому, и пробыл у него три года.

Вскоре Иоав, сын Саруи, заметил, что царь уже не так скорбит по Амнону, как прежде, и что сердце его обратилось к Авессалому. Тогда Иоав послал в Фекою и вызвал оттуда умную женщину. Он велел ей: «Притворись плачущей, надень печальную одежду, пойди к царю и скажи ему то-то и то-то». И он научил её, что следует говорить Давиду. Фекоитянка пошла к царю, пала лицом своим на землю, поклонилась и воскликнула: «Помоги, царь, помоги!» Давид спросил: «Что тебе?» Она сказала: «Я давно вдова, муж мой умер; и у рабы твоей было два сына. Они поссорились в поле, и некому было разнять их, так что поразил один другого и умертвил его. И вот, восстали все родственники на рабу твою, и говорят: „Отдай убийцу брата своего; мы убьём его за душу брата, которую он погубил, и истребим даже наследника“. И так они погасят остальную искру мою, чтобы не оставить мужу моему имени и потомства на лице земли». Царь отвечал женщине: «Иди спокойно домой, я дам приказание о тебе. Того, кто будет против тебя, приведи ко мне, и он более не тронет тебя». Она сказала: «Помяни, царь, Господа Бога твоего, чтобы не умножились мстители за кровь и не погубили сына моего». Давид отвечал: «Жив Господь! Не падёт и волос сына твоего на землю». Тогда женщина сказала: «Царь, произнеся это слово, ты обвинил себя самого, потому что не позволяешь вернуться из изгнания собственному сыну». Давид смутился и спросил: «Не рука ли Иоава на всём этом с тобою?» Женщина не стала таиться и отвечала: «Точно, раб твой Иоав приказал мне, и он вложил в уста рабы твоей все эти слова». Призвав Иоава, Давид сказал ему: «Я сделаю то, что ты хочешь; пойди, возврати отрока Авессалома. Но пусть он не надеется, что увидит моё лицо».

Авессалом возвратился в Иерусалим и жил здесь, но отца своего не видел. В то время не было во всём Израиле мужчины красивее его и столько хвалимого, как он. Когда Авессалом стриг свою голову, — а он стриг её каждый год, потому что она отягощала его, — то волосы с головы его весили двести сиклей. По прошествии двух лет Авессалом вознамерился получить полное прощение от отца и послал за Иоавом, но тот не захотел прийти к нему. Авессалом послал в другой раз, но тот опять не захотел прийти. Тогда Авессалом сказал своим слугам: «Видите участок поля Иоава подле моего, засеянный ячменём? Пойдите, выжгите его огнём». И выжгли слуги Авессалома тот участок поля огнём. Иоав встал, пошёл к Авессалому в дом и спросил: «Зачем слуги твои выжгли мой участок?» Авессалом отвечал: «Я посылал за тобой, но ты не явился. Пойди теперь и спроси от моего имени отца: „Зачем я пришёл из Гессура? Лучше было бы мне оставаться там. Я хочу увидеть лицо царя. Если же я виноват, то убей меня“». Иоав пошёл к царю и пересказал ему слова Авессалома. Царь смягчился и разрешил сыну прийти к себе. Авессалом пришёл к царю, поклонился ему и пал перед ним на землю. Давид поднял его и поцеловал.

Так Авессалом получил полное прощение. Вскоре Давид привязался к нему так же сильно, как прежде к Амнону. Но царь не знал, что сын уже давно таит против него чёрный замысел и мечтает захватить трон. Чтобы прельстить народ израильский и вкрасться к нему в доверие, Авессалом вставал рано утром и становился у иерусалимских ворот. Когда проходил мимо кто-нибудь, идущий на суд к царю, Авессалом подзывал его к себе и расспрашивал о его деле. А потом говорил: «Дело твоё доброе и справедливое, но напрасно ты пришёл сюда, ибо у царя некому тебя выслушать. Вот если бы Господь меня сделал царём израильским, то я допускал бы к себе каждого, кто имеет до меня дело, и судил бы по справедливости». Так говорил Авессалом, склоняя народ на свою сторону, и многих смущал своими словами.

Как-то раз Авессалом сказал отцу: «Пойду я в Хеврон и принесу жертву Господу». Царь отвечал ему: «Иди с миром». Авессалом пришёл в Хеврон и разослал оттуда людей во все колена Израилевы. Они известили по всей стране: «Авессалом, любимец народа, провозгласил себя царём в Хевроне, идите же к нему и не оставьте его в борьбе с его отцом Давидом». Евреи стали во множестве стекаться к Авессалому, и силы его умножались с каждым днём. Главным советником царевича стал Ахитофел из Гило. Когда Давид узнал о заговоре, он сказал своим слугам и рабам: «У нас нет войск, чтобы сражаться с Авессаломом, ибо сердце Израиля уклонилось в его сторону. Поспешим уйти из Иерусалима, пока Авессалом не захватил нас».

Царь вышел из города, переправился со всеми своими людьми через Иордан. Авессалом же и весь народ израильский пришли в Иерусалим. Авессалом сказал Ахитофелу: «Дайте совет, что нам делать». Ахитофел посоветовал: «Войди к наложницам отца твоего, которых он оставил охранять дом; и услышат все израильтяне, что ты сделался ненавистным для отца своего, и укрепятся руки всех, которые с тобою». И поставили для Авессалома палатку на кровле дворца, и вошёл Авессалом к наложницам отца своего перед глазами всего Израиля.

Вскоре стало известно, что Давид укрылся в Маханаиме. Авессалом двинулся вслед за ним со множеством израильтян. Когда мятежники приблизились к стенам города, Давид воодушевил своих воинов и велел им сразиться с Авессаломом. Но прежде чем началась битва, царь призвал Иоава и перед лицом всего воинства сказал ему: «Сберегите мне отрока Авессалома. Пусть никто не смеет убивать его или ранить».

После этого оба войска вышли друг против друга и было жестокое сражение в лесу Ефремовом. В конце концов Господь даровал победу Иоаву, полководцу Давида. Люди Авессалома были поражены и в страхе бежали. Сам Авессалом вскочил на мула и хотел скрыться от рабов Давида. Но когда он оказался под кроной большого дуба, его волосы запутались в ветвях дерева, и он повис на них между небом и землёй, а мул, бывший под ним, убежал. Это увидел один человек из войска Давидова и донёс Иоаву, говоря: «Вот, я видел Авессалома, висящим на дубе». Иоав взял в руки три стрелы и сказал: «Веди меня к нему». Приблизившись к беспомощному Авессалому, он вложил те стрелы одну за другой в свой лук и пронзил ими сердце царского сына. Оруженосцы Иоава сняли тело царевича с дерева и бросили его в лесную яму, а сверху наметали огромную гору камней.

Иоав послал к царю вестника с известием о победе и смерти сына. Когда Давид узнал, что сын его мёртв, он ушёл к себе в горницу и начал оплакивать его. И обратилась победа того дня в плач всего народа, ибо все знали о том, что царь скорбит о сыне. Иоав рассердился, пришёл к Давиду в дом и сказал: «Ты сегодня привёл в стыд всех своих слуг, которые спасли жизнь тебе и твоим детям. Ты показал, что их верность и преданность для тебя ничто. Если бы Авессалом остался жив, а все мы, кто сражался за тебя, умерли, то это было бы для тебя приятнее. Итак, встань, выйди и поговори с воинами, поздравь их с победой, ибо, клянусь Господом, если ты не выйдешь в эту ночь к народу, у тебя не останется ни одного человека; и это будет для тебя хуже всех бедствий, какие тебе пришлось пережить от дней твоей юности и доныне». Давид послушался Иоава и вышел к воротам города. И пришёл весь народ к нему и радовался вместе с ним победе над Авессаломом.

В тот день, когда Бог вернул Давиду власть над страною, царь сочинил псалом — хвалебную песнь в честь Господа. Он сказал: «Господь — твердыня моя и крепость моя и избавитель мой. Бог мой — скала моя; щит мой, ограждение моё и убежище моё; Спаситель мой, от бед Ты избавил меня! Призову Господа и от врагов моих спасусь. Объяли меня волны смерти, и потоки беззакония устрашили меня; цепи ада облегли меня, и сети смерти опутали меня. Но в тесноте моей я призвал Господа и к Богу моему воззвал, и он услышал из святого чертога Своего голос мой, и вопль мой дошёл до слуха Его…»

В последние годы своего правления Давид не вёл больше войн и жил в мире. В эти годы он написал несколько других замечательных псалмов, доставивших ему в потомстве славу величайшего из псалмопевцев. И мнение это справедливо. Хотя Давид не был создателем этого жанра духовной поэзии, однако именно он поднял его искусство на небывалую прежде высоту. Пишут, что он велел изготовить множество разнообразных музыкальных инструментов и научил левитов аккомпанировать ему, когда он пел славу Господу.

Просмотров: 1670