Константин Рыжов

100 великих библейских персонажей

Иаков

 

Ревекке пересказали слова Исава. Она призвала Иакова и сказала: «Я узнала, что твой брат Исав грозится убить тебя за то, что тебе досталось его благословение; послушай теперь, сын мой, что я тебе скажу: встань, беги в Харран к моему брату Лавану и поживи у него какое-то время, пока не утолится ярость твоего брата». Иаков, опасаясь сурового Исава, не пренебрёг советом матери. Он поспешно простился с родителями и отправился в Месопотамию.

По дороге в Харран Иаков пришёл в одно место и остался там ночевать. Он не имел тогда ни шатров, ни вьючных животных. Постелью несчастному беглецу служила голая земля, а изголовьем — гладкий камень. И вот, когда Иаков заснул, он увидел во сне необыкновенную лестницу. Нижний конец лестницы стоял на земле, а верхний доставал до неба, и ангелы Божьи восходили и нисходили по ней. На самом же верху лестницы стоял Господь Бог. И сказал ему Господь: «Не бойся, Иаков! Я Бог Авраама и отца твоего Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я отдам тебе и потомству твоему. И будет потомство твоё, как песок земной, так что благословятся в нём все племена земные. Я буду с тобой и сохраню тебя повсюду, куда бы ты ни пошёл, и не оставлю тебя, пока не исполню того, что обещал!»

Иаков проснулся и сказал себе: «Воистину Господь присутствует в этом месте! Это не что иное, как дом Божий и врата небесные!» Исполнившись благоговения, он поставил памятником тот камень, который ночью служил ему изголовьем, и полил его елеем. С тех пор это место стало именоваться Вефиль, что значит «Дом Божий».

Неподалёку от Харрана, города его дяди, Иаков увидел поле, а на нём колодец, прикрытый большим камнем. Тут же были пастухи с их стадами. Иаков спросил у них: «Здоров ли Лаван, сын Вафуила и внук Нахора?» Они отвечали: «Здоров, а вот и Рахиль, дочь его, идёт с овцами». Тут подошла Рахиль, дочь Лавана, с мелким скотом своего отца. Когда Иаков увидел девушку, то отвалил камень от устья колодца и напоил её овец. «Не удивляйся тому, что я сделал для тебя, — сказал он, — ведь я близкий родственник твоего отца и сын Ревекки». Рахиль побежала домой и рассказала обо всём отцу. Лаван вышел навстречу племяннику, обнял его, поцеловал и ввёл в свой дом. Узнав о случившемся с ним несчастье, он пригласил Иакова остаться у себя. Сын Исаака поселился у дяди и пас его стада. Через месяц Лаван спросил у него: «Неужели ты даром будешь служить мне, только потому, что являешься моим родственником? Скажи, чем тебе заплатить?» У Лавана было две дочери. Старшую звали Лия, а младшую — Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль — красива станом и лицом. Иаков полюбил Рахиль и сказал Лавану: «Я буду семь лет работать на тебя, но ты отдашь мне за это в жёны твою младшую дочь Рахиль». Лаван отвечал: «Лучше отдать мне её за тебя, чем за кого-нибудь другого. Сделаем так, как ты предложил».

Иаков прослужил Лавану за Рахиль семь лет, и они показались ему за семь дней, потому что он очень любил её. И сказал Иаков Лавану: «Установленное время прошло, отдай мне Рахиль в жёны, как обещал». Лаван созвал людей со всей округи и устроил свадебный пир. Но вечером он взял вместо Рахили другую свою дочь Лию и ввёл её в шатёр к Иакову. Только утром Иаков увидел, что женился не на той, кого любил. Он сказал Лавану: «Что это ты сделал со мной? Не за Рахиль ли я служил у тебя? Зачем ты обманул меня?» А Лаван отвечал: «В наших местах не принято отдавать замуж младшую дочь прежде старшей. Через неделю сыграем новую свадьбу, и я введу к тебе в шатёр Рахиль. Но за неё отработаешь мне семь лет других, точно так же как ты работал». Иаков согласился. Через неделю Лаван дал ему в жёны Рахиль. Иаков вошёл к Рахили, и любил Рахиль больше, нежели Лию. И служил Иаков у Лавана ещё семь лет.

Господь увидел, что Лия нелюбима, и отверз утробу её, а Рахиль была неплодна. Лия зачала, родила Иакову сына и нарекла ему имя: Рувим. Она сказала: «Господь призрел на моё бедствие и дал мне сына, теперь будет любить меня муж мой». Вскоре Лия зачала опять, родила Иакову второго сына и сказала: «Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего». И нарекла ему имя: Симеон. Она зачала ещё, родила сына и сказала: «Теперь-то прилепится ко мне муж мой, ибо я родила ему трёх сынов». И наречено ему было имя: Левий. И ещё зачала, родила сына и сказала: «Теперь-то я восхвалю Господа». Посему нарекла ему имя: Иуда и перестала рожать.

Рахиль увидела, что она не рожает детей, позавидовала своей сестре и сказала Иакову: «Дай мне детей, а если не так, я умираю». Иаков разгневался на Рахиль и сказал: «Разве Я Бог, Который не дал тебе плода чрева?» Она предложила: «Вот служанка моя Ваала; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от неё». И она дала Ваалу ему в жёны. Ваала зачала и родила Иакову сына. Рахиль сказала: «Судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына». Посему нарекла ему имя: Дан. Ваала зачала вновь и родила другого сына Иакову. Рахиль сказала: «Борьбою сильною боролась я с сестрою моею и превозмогла». И нарекла ему имя: Неффалим. Лия увидела, что перестала рождать, взяла служанку свою Зелфу и дала её Иакову в жену. Он вошёл к ней. Зелфа зачала и родила Иакову сына. Лия сказала: «Прибавилось», после чего нарекла ему имя: Гад. И ещё зачала Зелфа и родила другого сына. Лия сказала: «К благу моему, ибо блаженною будут называть меня женщины». И нарекла ему имя: Асир.

Однажды Рувим пошёл во время жатвы пшеницы, нашёл в поле мандрагоровые яблоки и принёс их Лии. Рахиль сказала сестре: «Дай мне мандрагоров сына твоего». Но Лия отвечала: «Неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься ещё и мандрагоров сына моего?» Рахиль сказала: «Так пусть он ляжет с тобою эту ночь, за мандрагоры сына твоего». Иаков пришёл с поля вечером, Лия вышла ему навстречу и сказала: «Войди ко мне сегодня, ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего». И лёг он с нею в эту ночь. Бог услышал Лию, она зачала и родила Иакову пятого сына. И сказала Лия: «Бог дал возмездие мне за то, что я отдала служанку мою мужу моему». И нарекла ему имя: Иссахар. И ещё зачала Лия и родила Иакову шестого сына. Она сказала: «Бог дал мне прекрасный дар; теперь будет жить у меня муж мой, ибо я родила ему шесть сынов». И нарекла ему имя: Завулон.

Потом родила дочь и нарекла ей имя: Дина. Тут вспомнил Бог о Рахили, услышал её молитвы и отверз её утробу. Она зачала и родила Иакову сына. Рахиль сказала: «Снял Бог позор мой». И нарекла ему имя: Иосиф.

Когда Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: «Отпусти меня, так как я хочу возвратиться назад в свою землю». Лаван отвечал: «Когда ты нанялся ко мне на службу, у меня было намного меньше скота, чем я имею сейчас. Твоими стараниями моё богатство весьма приумножилось. Что же ты хочешь в награду за твои труды?» Иаков предложил: «Обойди свой скот и убедись, что он у тебя весь либо чёрный, либо белый, и мало у тебя овец и коз с крапинами. Договоримся так: я буду работать у тебя по-прежнему, и весь скот, родившийся с крапинами и пятнами, буду брать как плату за свой труд». Лаван согласился: «Хорошо, пусть будет по-твоему».

Господь покровительствовал Иакову, и вот с тех пор все овцы и козы Лавана стали родить ягнят и козлят с крапинами. Прошло некоторое время, и оказалось, что весь скот у Лавана с крапинами, а не белый или чёрный, хотя раньше было наоборот. Лаван увидел это и встревожился. Он изменил своему слову и сказал: «Пусть будет тебе наградой чёрный скот и белый, а с крапинами и пятнами пусть будет моим». Иаков согласился, так как Господь продолжал покровительствовать ему. И перестали козы и овцы родить пёстрых козлят и ягнят, так что по прошествии нескольких лет в стадах Лавана не осталось скота с крапинами.

Таким образом, благодаря поддержке Господа, Иаков сделался очень богат. У него появилось множество крупного и мелкого скота, рабынь, рабов, верблюдов и ослов. Видя это, сыновья Лавана говорили друг другу: «Иаков завладел всем, что было у нашего отца, и составил себе богатство из нашего имения!» Иаков увидел, что Лаван стал относиться к нему не в пример хуже прежнего, испугался и решил бежать из его дома. Однажды утром он посадил своих детей и жён на верблюдов, взял с собой весь свой скот и всё своё имущество, которое приобрёл в Месопотамии, и отправился к отцу в Ханаан. Лавана как раз уехал стричь овец и ничего не знал об отъезде зятя. Рахиль, пользуясь этим, увезла из отцовского шатра его домашних идолов.

Весть об уходе Иакова дошла до Лавана только на третий день. Он взял с собой своих сыновей, родственников и бросился в погоню. Семь дней они гнались за Иаковом и настигли его на горе Галаад. Лаван сказал: «Что ты сделал? Почему обманул меня и увёл моих дочерей словно пленниц? Зачем убежал тайком, никого не предупредив? Думаешь, я стал бы препятствовать твоему отъезду? Поступая так, ты вёл себя безрассудно. Я имею силу ответить тебе злом на зло, но Бог вашего отца вчера явился мне во сне и сказал: „Берегись! Не говори Иакову ни хорошего, ни худого!“ Но пусть бы ты ушёл сам по себе, — зачем ты украл моих богов?»

Так говорил Лаван, а Иаков в ответ сказал ему: «Я ушёл тайком, так как не был в тебе уверен: боялся, что ты отнимешь у меня дочерей и всё, что я нажил за эти годы. А что до твоих богов, то мне они без надобности. Обыщи мои шатры и всех моих людей. У кого найдёшь что своё, тот в твоей власти». Лаван стал обыскивать стан: он рылся в вещах Иакова, перетряхнул пожитки своих дочерей, заглянул даже к их рабыням, но не смог ничего обнаружить. Рахиль заранее спрятала идолов под верблюжьим седлом в своём шатре, а сама уселась на них сверху. Отец не стал её беспокоить, и идолы остались при ней.

Когда выяснилось, что обвинения Лавана безосновательны, Иаков воспрянул духом и начал укорять тестя. «Скажи! — воскликнул он, — какая моя вина, какой мой грех, что ты так упорно преследуешь меня? Я двадцать лет служил тебе верой и правдой. Я не ел твоих баранов и не приносил к тебе овец, растерзанных волками, — это был мой убыток. Я томился днём от жары, а ночью от стужи, и сон убегал от глаз моих. Вот как прошли эти двадцать лет в твоём доме! Четырнадцать лет я служил тебе за твоих дочерей и шесть лет за скот, а ты десять раз переменял мою награду. И если бы не Бог моего отца, ты и теперь оставил бы меня ни с чем!» — «Ты поносишь меня перед всеми, — возразил Лаван, — но оглянись вокруг и ответь, в чём ты можешь меня упрекнуть. Ты явился в мой дом жалким бедняком, ничего не имея за душой, а теперь уходишь, увозя бесчисленные богатства. Мои дочери стали твоими жёнами, мой скот стал твоим скотом, мои рабы стали твоими рабами. А с чем остаюсь я? Но бросим этот бесплодный спор. Нынче я отпускаю тебя домой со всем, что ты имеешь, а ты поклянись страхом своего отца, что не будешь дурно обращаться с моими дочерями и не возьмёшь себе кроме них других жён». Иаков принёс тестю клятву, какую он просил. После этого Лаван поцеловал внуков и дочерей, благословил всех, и они расстались. Лаван вернулся в Харран, а Иаков продолжил свой путь на запад.

Возвратившись в Ханаан, Иаков послал вестников к своему брату в землю Сеир. Вестники явились к Исаву и сказали ему так, как им велел Иаков: «Раб твой Иаков возвратился из Месопотамии, где он служил у Лавана, и есть у него волы и ослы, и мелкий скот, и рабы, и рабыни. И просит он известить о своём возвращении господина своего Исава, дабы приобрести благоволение перед его очами».

Когда Исав услышал об этом, то вскочил с места и двинулся навстречу брату. С ним вместе было четыреста человек. Вестники известили об этом Иакова, а он испугался и смутился, так как не знал, какого ему ждать приёма. Он помолился Господу и попросил у Него защиты от гнева Исава. Потом Иаков отправил в подарок Исаву двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, тридцать верблюдов дойных с жеребятами, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц и десять ослов. Рабы с этим стадом пошли впереди всех остальных его стад, которые Иаков разделил на два стана. Он сказал: «Если Исав нападёт на один стан и побьёт его, то остальное добро моё можно будет спасти».

Приблизившись к реке Иавок, Иаков переправил всё своё добро, жён и детей на другой берег, а сам остался ночевать в одиночестве. Ночью на него напал Некто невидимый, и Иаков боролся с Ним до самого утра. Соперник, увидев, что не может одолеть Иакова, повредил ему бедро. Утром Он спросил: «Как твоё имя?» — «Иаков», — отвечал Иаков. «Отныне ты будешь зваться не Иаков, а Израиль (буквально „Бог сражается“), ибо ты боролся с Богом, значит и людей побеждать будешь». — «Открой и Ты Своё имя», — попросил Иаков. «Зачем ты спрашиваешь о Моём имени? — возразил Неизвестный. — Оно чудно». Он исчез, так и не назвав Себя, а Иаков нарёк то место Пенуэл. «Я видел Бога лицом к лицу, — говорил он, — но сохранил свою жизнь!» Напоминанием о таинственном поединке осталась хромота, которой Иаков страдал потом до конца своих дней.

Утром Иаков взглянул вдаль и увидел, что к реке приближается его брат Исав, а с ним четыреста человек. Иаковом овладел страх, и он поспешно разделил свою семью: вперёд послал Зелфу и Ваалу с их детьми, за ними — Лию с её детьми, потом пошёл сам. Только Рахиль с Иосифом он поставил позади себя. Подойдя к Исаву, он семь раз поклонился ему до земли и ждал с замиранием сердца немедленной расправы. Однако он опасался напрасно. Великодушный Исав давно забыл все прошлые обиды. Он бросился навстречу брату, обнял его, пал на его шею и целовал, и плакали оба. Потом Исав оглянулся, заметил жён, детей Иакова и спросил: «Кто это у тебя?» Иаков отвечал: «Дети, которых Бог даровал рабу твоему». — «А для чего у тебя это множество, которое я встретил?» — удивился Исав. «Чтобы рабу твоему обрести благоволение в твоих глазах! — промолвил Иаков. — Прими от меня всё это в подарок!» — «Не стоит, брат мой, — возразил Исав, — у меня много своего добра и скота. Пусть твоё останется у тебя». Но Иаков продолжал настаивать и сказал: «Нет! Если я приобрёл в твоих очах благоволение, то прими мой дар». В конце концов он упросил брата, и Исав принял подарок. Он стал приглашать Иакова к себе в гости, но тот отвечал: «Господин мой знает, что дети мои ещё очень малы, а мелкий и крупный скот у меня дойный; если погнать его быстро, то помрёт весь скот. Пусть господин мой идёт впереди раба своего, а я пойду потихоньку, как пойдёт скот и как пойдут дети». Исав предложил: «Но давай хотя бы дам тебе в помощь нескольких людей, которые пришли со мной!» — «Зачем мне это, — отказался Иаков, — только бы мне приобрести благоволение в глазах господина моего!» Избавившийся от своих страхов, он погнал стада к Сихему. Здесь Иаков купил часть поля неподалёку от города, раскинул на нём шатры и поставил жертвенник во имя Господа Бога.

Что до Исава, то он возвратился в Сеир. Подобно своему брату, Исав имел второе имя — Едом. Считается, что от его сыновей произошли два народа: амаликитяне и идумеи.

Спустя несколько лет Бог услышал мольбы Рахили и послал ей второго ребёнка. Иаков в то время кочевал со своими стадами неподалёку от Вефиля. Тут пришло время Рахили родить, и она ужасно страдала, так как роды были очень трудными. Повивальная бабка сказала ей: «Радуйся, ибо и это тебе сын!» Рахиль успела дать новорождённому имя Бенони (то есть «сын муки моей») и умерла. Однако Иосиф не захотел сохранить этого имени и переиначил его в Вениамина (то есть «счастливый», «удачливый»).

Вскоре после рождения своего последнего внука в Мемре умер Исаак. В то время ему было уже сто восемьдесят лет. Иаков и Исав оплакали отца и погребли его рядом с Авраамом в пещере Махпела.

Просмотров: 1638