Изабель Хендерсон

Пикты. Таинственные воины древней Шотландии

Ирландские анналы

 

Самые важные для истории пиктов своды ирландских анналов — это «Анналы Тигернаха» и «Анналы Ульстера» (Тринити-колледж, Дублин)[70].



Ирландские ученые согласны в том, что в основе всех крупных летописных сводов лежит оригинальная древнеирландская хроника, которая началась еще при святом Патрике. Точная дата составления этой первоначальной хроники спорна: профессор Макнейлл считал, что речь должна идти о начале, а профессор О'Рахилли — о середине VIII века.


Весьма вероятно, что среди материалов, используемых составителями первоначальной хроники, были записи, которые велись на Ионе, и что эти записи содержали большую часть тех упоминаний о пиктах, которые теперь мы находим в ирландских анналах. Основной довод в пользу существования хроники Ионы — это ряд записей, касающихся монастырских дел, которые, по всей вероятности, были написаны на Ионе. Например, в 676 году Фальбе, аббат Ионы, «вернулся» из Ирландии. Точная хронологическая привязка некоторых из этих записей также, судя по всему, отражает интересы монашеской общины. Что касается вопроса, действительно ли пиктский материал в анналах пришел из хроники Ионы, то по этому поводу можно сделать два замечания. Во-первых, древнейшая из очень полного ряда записей о кончинах пиктских королей — это запись о кончине Бриде, сына Маэлкона, в царствование которого была основана Иона. Во-вторых, в разделах за годы, где есть записи, касающиеся Ионы, страны пиктов, и Дал Риады, эти записи сгруппированы вместе и очень часто стоят в начале раздела.



Само количество записей об Ионе в анналах за период до 750 года — весомый аргумент в пользу того, что составитель хроники использовал записи с Ионы. Только о двух монастырских центрах есть сравнимый ряд записей: о Клонмакнойсе и Бангоре. Более того, как и следовало ожидать при использовании записей с Ионы, заметно определенное изменение в характере записей за период после 750 года, когда события стали записываться сразу. Этот заметный контраст в записях почти сразу после 750 года существенным образом подтверждает датировку составления первоначальной хроники, предложенную профессором О'Рахилли. После этой даты записи о кончине аббатов Ионы, которые регулярно помещались в начале годового раздела, ставятся в середину, и, в то время как записи за период до 750 года ясно свидетельствуют о том, что они были написаны на Ионе, записи после 750 года точно так же ясно показывают, что они были написаны в Ирландии.


Можно привести и другие доказательства в пользу того, что пиктский материал происходит из записей монастыря на Ионе. Нет никаких указаний на то, что использовались пиктские записи. Заметки о кончинах королей столь разнообразны, что нельзя предполагать, будто они выписаны из королевского списка. Нет никаких данных и о том, что составитель благоволил пиктам. Например, когда пикты сражаются со скоттами Дал Риады, симпатии автора записи всегда на стороне скоттов, а не пиктов. Если скотты потерпели поражение, то приводятся имена погибших, а не имя победителя-пикта.


Но при этом даты смерти пиктских королей зафиксированы с большой точностью. Здесь есть записи о кончине всех королей из «Списка 1» и всех, кроме одного, из «Списка 2» — от Кеннлата до Нехтона, сына Дериле. Маловероятно, что какой-нибудь ирландский скрипторий так точно записывал бы даты смерти пиктских королей. Маловероятно даже, что так поступали бы в каком-либо скриптории Дал Риады. Только положение Ионы как главы церкви страны пиктов может объяснить, почему непиктский источник был настолько заинтересован в пиктских королях.


Пиктские записи кратки и сделаны в скриптории, где не было никакой необходимости объяснять, кто такие были упомянутые в летописях пикты и что с ними происходило. Такая осведомленность наряду с отдельными описаниями чисто пиктских событий и явно далриадскими пристрастиями в других записях лучше всего объясняется, если считать, что хроника велась именно на Ионе.


Одна из любопытных черт пиктского материала в ирландских анналах требует объяснения. В то время как записи, касающиеся Дал Риады, которые также, как можно доказать, составляют часть хроники Ионы, практически прекращаются в 750 году, когда, видимо, прекратилась и эта хроника, пиктские записи также прекращаются примерно лет на десять, но затем возобновляются и заканчиваются только около 840 года. Очень трудно определить, какой же источник мог использоваться для этих записей, имея в виду, что этот источник в то же время совершенно пренебрегал делами Дал Риады. Единственное возможное объяснение — включение в продолжение первоначальной хроники каких-то пиктских записей. Подобное же включение еще какой-то другой записи может объяснить появление записей о пиктах и Дал Риаде, которые, судя по всему, уникальны для «Анналов Ульстера», хотя возможно, что и эти записи были по какой-то причине опущены в других сводах. Общий источник, в котором был объединен этот уникальный материал, неожиданно начинается около 670 года, и в нем заметен горячий интерес к западным делам. Возможно, что этот общий источник — аннотированная пасхальная таблица из Эпплкросса. Эпплкросс был основан в 672 году монахами ирландского монастыря Бангор[71] — монастырского центра, где, судя по всему, и был составлен первоначальный летописный свод.



Единственная особенность пиктских записей, которая требует комментария, — это серия записей, фиксирующих битвы в пиктской гражданской войне 730-х годов. Эти битвы описываются в анналах очень подробно, однако рассказы в «Анналах Тигернаха» и «Анналах Ульстера» разнятся в деталях, и похоже на то, что эти записи в их первоначальной форме в древнейшей хронике были еще длиннее. Возможно, в руках составителя был какой-то продолжительный рассказ о карьере Энгуса, сына Фергуса, — главного претендента на трон.


Этот краткий рассказ о двух основных источниках по истории пиктов помогает понять некоторые проблемы, связанные с их использованием. Записи с Ионы, возможно, представляли собой не более чем аннотированную пасхальную таблицу. Все эти записи — на латинском языке и очень кратки. Это не заметки хрониста, жаждущего записать для потомства то, что казалось ему исторически важными аспектами судьбоносных событий. Записи выглядят как простые записи в дневнике, в основном фиксирующие такие факты, как приезды и отъезды аббатов, путешествия мощей и их благополучное возвращение — все для удобства самого монастыря. С другой стороны, записи примерно с 712 года кажутся более амбициозными; возможно, это отражает переход на новую пасхальную таблицу, который произошел в монастыре в 716 году.


Мы видели, что в имеющихся у нас источниках есть данные, которые могут говорить о существовании собственно пиктских записей, но они до сих пор не были обнаружены среди рукописных источников по истории Шотландии.



33. Евангелие из Эхтернаха. Париж, Национальная библиотека. Символ святого Луки. В начале VIII века нортумбрийский клирик Виллиброрд в ходе своей миссии к фризам основал монастырь в Эхтернахе (Люксембург). Монастырь стал важным центром миссионерской работы англов. Самая известная работа скриптория этого монастыря — так называемое Евангелие из Эхтернаха. Точно датировать манускрипт трудно, однако очень похожая рукопись, также из Эхтернаха, принадлежит к периоду между 703-м и 721 годами. Таким образом, это Евангелие относится приблизительно к тому же времени, что и Евангелие из Линдисфарна, хотя иконографически оба они близко связаны с Евангелием из Дарроу.



34. Камень с резьбой. Грэнтаун, Моришир. Аспидный сланец. Высота 1, 2 м. Национальный музей древностей Шотландии, Эдинбург.


35. Камень с резьбой. Истертон-оф-Розисл, Моришир. Песчаник. Высота 1, 2 м. Обнаружен в трех милях к юго-востоку от Бургхеда. Камень сейчас находится в Национальном музее древностей Шотландии, Эдинбург.


36. Фрагмент резного изображения кабана. Доре, Инвернессшир. Диорит. Высота около 55 см. Национальный музей древностей Шотландии, Эдинбург.



65. Девичий камень. Часовня в Гариохе, Абердин. Красный гранит. Высота 3 м. Расположен в миле к западу от часовни в Гариохе на северном склоне Майзер-Тэп, Абердин. Этот мощный памятник с его величественными фигурами — яркий образец красноречивого, почти что хвастливого показа пиктских символов, характерного для пиктского искусства накануне его исчезновения.

Просмотров: 2001