А.Н. Боханов, М.М. Горинов

История России с начала XVIII до конца XIX века

§ 1. Россия в начале XIX в.

 

К началу XIX в. территория России раскинулась на тысячи верст — от Балтийского моря до Тихого океана. На этом пространстве проживало 43,7 млн. человек. Из них на долю Сибири приходилось 3 млн. человек. Наиболее плотно были заселены центральные губернии. Плотность населения составляла здесь около 8 человек на 1 кв. версту (в большинстве европейских стран в это время — 40—49 человек). К югу, северу и востоку от центра страны плотность населения резко падала. В Заволжье и на Дону она составляла не более 1 человека на 1 кв. версту. Еще меньше плотность населения была в Сибири. А Дальний Восток представлял собою огромные незаселенные территории.

В России, стране многонациональной, бок о бок с русским народом, самым многочисленным, жили другие народы, связанные с ним общностью исторических судеб. В западных и южных губерниях русское население соседствовало с украинским и белорусским. На огромных просторах от Волги до Восточной Арктики расселились тюркоязычные народы (татары, чуваши, башкиры, якуты и др.). Область распространения финно-угорских народов (мордвы, мари, коми, удмуртов) охватывала Поволжье, север Европейской России, Урал.

В религиозном отношении Россия тоже была неоднородна. Большинство населения придерживалось православной веры. От официального православия отделилось старообрядчество. В западных губерниях было распространено католичество, в Прибалтике — протестантство. Значительная группа народов (татары, башкиры, большинство горцев Кавказа) придерживалась ислама. Калмыки, кочевавшие в низовьях Волги, и буряты в Забайкалье исповедовали буддизм. Многие поволжские, северные и сибирские народы сохраняли традиционные родоплеменные (языческие) верования.

В дореформенной России господствовал сословный строй. Самым богатым, образованным и привилегированным сословием было дворянство. Важнейшей его привилегией было владение крепостными крестьянами. Их труд был главным источником дворянских доходов.

Ряд важных привилегий имело купечество. Оно было освобождено от некоторых податей и рекрутчины. Самые богатые купцы (первой гильдии) имели преимущественное право вести крупную внешнюю и внутреннюю торговлю. Купцы второй гильдии обладали привилегиями в крупной внутренней торговле, а третьей — в мелкой торговле.

К числу привилегированных сословий относилось и духовенство. О нем пойдет речь в особом разделе.

В мещанстве состояло непривилегированное население городов — ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники. В прежние времена всех их называли посадскими людьми. Мещане были обложены высокой податью, поставляли рекрутов в армию и не освобождались от телесных наказаний.

Самым многочисленным и угнетенным сословием было крестьянство. К середине XIX в. его численность составила более 30 млн. человек. Из них 15 млн. принадлежали к государственным крестьянам. На севере России и в Сибири они составляли большинство населения. Много государственных крестьян было и в центральных губерниях. В этот разряд были зачислены народы Поволжья (чуваши, мордва, мари, татары). Государственные крестьяне платили подати, терпели поборы и произвол властей. Но в сравнении с помещичьими крестьянами они жили свободнее и имели больше земли.

Крепостных крестьян, которых А.И. Герцен с горькой иронией называл «крещеной собственностью», насчитывалось более 14 млн. человек. В нечерноземных губерниях центральной России 2/3 населения было крепостным. В черноземной полосе помещикам принадлежало менее половины всех крестьян, а в Среднем Поволжье — около 1/3.

«Ярем он барщины старинной/Оброком легким заменил», — писал А.С. Пушкин о хозяйственных делах Евгения Онегина. Пушкинский герой, по-видимому, жил в одной из нечерноземных губерний. Именно там многие помещики переходили от барщины к оброку. Малоплодородная земля Нечерноземья кое-как кормила крестьянина и его семью, но надо было еще заплатить оброк. И крестьянин занимался ремеслами или шел на заработки в город, чтобы отдать помещику добрую часть заработанных денег. Состоятельных крестьян помещик облагал более высоким оброком.

В черноземных губерниях царила барщина. Многие помещики в страдную пору заставляли крепостных пять дней в неделю работать на господских полях. Для работы на себя у них оставалось лишь два дня. Другие помещики переводили крестьян на «месячину»: выдавая им раз в месяц определенное количество хлеба, они заставляли их все время работать в барском хозяйстве, отпуская лишь на праздники. Желая получить максимальный доход от каждого двора, помещики, случалось, сами подбирали невест для повзрослевших парней или переводили крестьянских детей из одной семьи в другую. В крестьянстве из поколения в поколение копились обида и недовольство. Но крупных волнений, за исключением кратковременных и разрозненных бунтов, не было в течение всего XIX века.

Расслоение крестьянства и зарождение товарных отношений в деревне сдерживались системой крепостничества, шли очень медленно и в начале XIX в. еще не имели необратимого характера. Одна и та же семья при жизни одного поколения могла пройти через несколько социальных групп — бедноты, середняков, богатых — и вернуться в исходное положение. Все зависело от соотношения едоков и работников. Молодая семья с большим числом малых детей билась в постоянной нужде. Когда дети подрастали и начинали работать, положение улучшалось. Но старел и умирал глава семьи, сыновья разделялись — и все начиналось сначала. Крестьяне, сильно разбогатевшие на торговле, выкупались на волю и переселялись в город. Плохих работников помещики старались сбыть в рекруты, а их семейства присоединить к другим дворам. Так «подравнивалось» население крепостной деревни.

Труд крепостных был малоэффективен. Крестьянина невозможно было заставить работать на помещика так же хорошо, как на себя. На своем участке крестьянин работал в два раза производительнее, чем на господском поле. Некоторые помещики пытались совершенствовать свое хозяйство (переходили от трехполья к многопольным севооборотам, выписывали из-за границы сельскохозяйственные машины). Но эти нововведения, основанные на труде крепостных, приносили мало пользы. Тем не менее помещичьи хозяйства были теснее связаны с рынком, чем крестьянские, продукция которых в основном шла на собственное потребление.

Особой группой крестьянства было казачество (1,5 млн. человек). Прошли те времена, когда казачья вольница причиняла властям крупные неприятности. В XVIII в. власти установили полный контроль над казачьими областями, а в XIX в. стали создавать новые казачьи войска для охраны границ. В казаки зачислялись помимо их воли лица других сословий, прежде всего государственные крестьяне. Так было образовано Сибирское казачье войско, а затем Забайкальское.

В середине XIX в. в России существовало 9 казачьих войск: Донское, Черноморское (позднее преобразованное в Кубанское), Терское, Астраханское, Оренбургское, Уральское, Сибирское, Забайкальское и Амурское. Самым большим было Донское войско, вторым по численности — Оренбургское, а третьим — Черноморское. Впоследствии Кубанское войско вышло на второе место, Позднее других были созданы Семиреченское (в Туркестане) и Уссурийское войска.

Атаманом всех казачьих войск считался наследник престола. Во главе каждого войска стоял наказной (назначенный) атаман. Станичные атаманы избирались на станичных сборах (сходах). Только в этом нижнем звене еще сохранялся изначальный казачий демократизм.

Казак являлся на службу со своей строевой лошадью, обмундированием и холодным оружием. Благодаря хорошей боевой подготовке и военным традициям казачьи части сыграли видную роль в Отечественной войне 1812 г . и в других войнах. Сохранялось их значение в охране внешних рубежей России.

Казаки отличались своеобразием своего быта, традиций, языка, фольклора. Они были трудолюбивы, гостеприимны, набожны (особенно старообрядцы), почтительны к старшим. В казачьей семье слово и воля родителей считались законом.

Сословный строй постепенно себя изживал — прежде всего в городах. Купечество уже не контролировало всю торговлю. К середине XIX в. в больших городах купцы 3-й гильдии растворились среди торгующих мещан и крестьян, мещанство перемешалось с пришлым крестьянством. Среди городского населения образовывались новые классы — буржуазия и пролетариат. Они формировались не на юридической, а на чисто экономической, имущественной основе, что характерно для капиталистического общества. В рядах предпринимательского (буржуазного) класса оказывались многие дворяне, купцы, разбогатевшие мещане и крестьяне. Среди рабочих преобладали крестьяне и городская беднота.

Слабым местом в экономике России были пути сообщения. В первой половине XIX в. основной поток грузов внутри страны двигался по рекам. В XVIII в. была построена Вышневолоцкая система каналов, связавшая с Петербургом реки Волжского бассейна. В 1810 г . открылся новый путь в том же направлении — Мариинская система. На следующий год стала действовать Тихвинская система.

Судоходство на юге и в центре страны, где реки были полноводны, глубоки и неторопливы, очень отличалось от судоходства на северных реках, мелких, узких и порожистых. Поэтому на юге и севере использовались разные типы судов. Местом перегрузки был Рыбинск. За одно судоходство товары с юга и востока редко успевали в Петербург — чаще зимовали в пути. По рекам в Петербург шли хлеб, лес, пенька, железо, в обратном направлении — изделия столичной промышленности и товары из-за рубежа.

В южных губерниях, где не было такого густого переплетения рек и озер, как на севере, грузы перевозились по грунтовым дорогам. «В степи кочующий обоз», запряженный медлительными волами, совершал свой путь в течение долгих месяцев. Весной и осенью грунтовые дороги становились непроходимыми. В середине XIX в. началось строительство шоссейных дорог. Они соединили важнейшие города

Европейской России. В 1851 г . открылось движение на первой в России железной дороге, связавшей Петербург и Москву.

В местах пересечения торговых путей устраивались ярмарки. В 1816 г . сгорел волжский городок Макарьев и знаменитая Макарьевская ярмарка была перенесена в Нижний Новгород. Ежегодно в июле—августе сюда стекалось множество товаров, отечественных и зарубежных, из стран Европы и Востока, вплоть до Китая. Общая сумма проданного товара достигала нескольких миллионов рублей. Действовали и другие ярмарки — в Ростове Великом и в Ирбите (на Урале). На ярмарках и базарах Северного Кавказа встречались казаки, русские переселенцы, горцы, купцы из центральной России. Горские товары (скот, шерсть, кожи, ремесленные изделия) обменивались на зерно, ткани, чай, сахар.

И все-таки на ярмарки и торжища вывозились далеко не все товарные излишки, производившиеся в России. У помещиков и некоторых зажиточных крестьян скапливались нереализованные запасы хлеба за несколько лет. А между тем хлебный экспорт России оставался на одном уровне с начала и до середины XIX в.

В 1811 г . численность городского населения России составляла 2765 тыс. человек, или 6,6% всех российских жителей. Самым крупным городом был Петербург (335 тыс. жителей). В Москве насчитывалось 270 тыс. человек. Третьим по величине городом в России был Вильно (56 тыс.). В Сибири наиболее крупным городом был Тобольск (16 тыс.).

Многие малые города имели аграрный характер. Их жители пахали землю, держали скот. В среднерусских городах было развито садоводство. Такие города, как Волхов, Калуга, Путивль, Ржев, буквально утопали в садах. Преобладала деревянная застройка. Пожары, случалось, опустошали целые города.

Некоторые города (Петербург, Москва, Тула, Ярославль, Коломна. Кунгур и др.) выделялись большим количеством промышленных предприятий. В промышленности начиналась конкуренция между крепостным трудом и вольнонаемным. Первый использовался на старых уральских заводах, переживавших затяжной кризис, и в помещичьих мануфактурах. Второй применялся на мелких, но быстро развивавшихся предприятиях, которые открывали купцы, мещане, разбогатевшие крестьяне. К середине XIX в. доля вольнонаемных рабочих в русской промышленности составляла около половины от всего числа работающих. Но надо помнить, что вольнонаемным рабочим нередко был крепостной оброчный крестьянин. Кадры потомственных вольнонаемных рабочих были пока еще невелики.

Горнодобывающая и металлургическая промышленность размещалась, в основном, на Урале, Алтае и в Забайкалье. Основными центрами металлообработки и текстильной промышленности стали Петербург, Московская и Владимирская губернии, Тула. Особенно быстро развивалась текстильная промышленность. К концу 20-х годов Россия почти перестала ввозить ситец из-за рубежа. Но в целом отечественная промышленность, несмотря на природные богатства России, не удовлетворяла потребностей населения в промышленных товарах. В середине XIX в. Россия ввозила каменный уголь, сталь, химические продукты, льняные ткани.

На некоторых заводах началось применение паровых машин. В 1815 г . в Петербурге на машиностроительном заводе Берда был построен первый отечественный пароход «Елизавета». С середины XIX в. в России исподволь начался промышленный переворот.

Однако крепостническая система, всевластие бюрократии, плохое состояние путей сообщения — все это ограничивало развитие производительных сил страны и определяло тот замедленный темп экономической жизни, который так отличал Россию от стран Западной Европы.




Просмотров: 3123