А.Н. Боханов, М.М. Горинов

История России с начала XVIII до конца XIX века

§ 4. Развитие внутреннего рынка сельскохозяйственной продукции

 

К середине XVIII столетия подходит к концу период более или менее гармоничного сочетания в эксплуатации помещиками крестьян всех трех разновидностей феодальной ренты: отработочной, натуральной и денежной. Мы уже видели, что помещики нечерноземной полосы России постепенно переходят на оброк. Вместе с тем вырисовываются и те районы, где преимущественной формой эксплуатации крестьян служит барщина. Роль натуральных поборов становится второстепенной.

Барщинная форма эксплуатации в XVIII в. стала преобладающей в зоне наиболее плодородных земель. Это районы Тульской, Рязанской, Тамбовской, Орловской, Курской, Воронежской, Пензенской и других губерний. В этих районах дворянство заводит крупные барские запашки в 1000, 2000 и даже 3000 десятин. Так, в Веневском уезде Тульской губернии в вотчине Шереметевых запашка помещика в 60-х годах XVIII в. возросла до 700—1000 десятин, в Тамбовском уезде у братьев Архаровых запашка достигала 3 тыс. десятин, в Севском уезде Орловской губернии в имениях князя Н.П. Голицына запашка достигала 2400 дес., в Луганском уезде той же губернии в вотчинах С.С. Апраксина было до 5 тыс. десятин запашки. Однако столь крупные запашки в XVIII в. встречаются еще сравнительно редко. Чаще всего величина их достигает 100—300 десятин, но и этот хлеб мелких и средних помещиков также шел на рынок.

Итак, с середины XVIII столетия районы черноземных губерний становятся средоточием барщинного хозяйства помещиков с ориентацией производства зерна на рынок. Это приводит к резкому увеличению эксплуатации крестьян. Именно в эту эпоху был дан толчок тому процессу, который в середине XIX столетия привел к крушению феодально-крепостнического строя.

Главным фактором углубления и развития внутреннего рынка явился рост неземледельческого населения, занятого торгово-промышленной деятельностью. Этот рост осуществлялся в основном за счет промыслового крестьянства. Внешний вывоз хлеба в XVIII в. составлял лишь от 3% до 7% всего зернового баланса. Вместе с тем помещики не являлись главными поставщиками товарного хлеба. Основную массу его давали крестьяне, все более втягиваясь в систему товарно-денежных отношений. С середины XVIII в. резко возрастают хлебные грузопотоки. По данным Н.Л. Рубинштейна, зерновой баланс хлебородных провинций во второй половине XVIII в. давал ежегодно от 3 до 10 млн. пудов товарного хлеба.

Из черноземных районов, а также из украинских провинций в центр страны тянулись гурты мясного скота. Только лишь через г. Коломну в Москву из степных уездов пригонялось в сезон до 30 тыс. голов скота. В пределах Воронежской губернии в год заготавливалось свыше 200 тыс. пудов говядины. Через Оренбург в Россию проходило до 60 тыс. голов выманенных у казахов баранов. Всего мена у казахов в 80-х годах достигала 350 тыс. голов.

Крупная роль в товарных грузопотоках принадлежала продукции технических культур — льну и конопле. Экспорт пеньки по России в целом в 1749 г . достигал 1,3 млн. пудов, в 1778—1780 гг. — 2,7 млн., а в 90-х годах — свыше 3 млн. пудов. Экспорт льна составлял соответственно около 500 тыс. пудов, около 900 тыс. и свыше 1 млн. пудов.

Грузопотоки, подобные приведенным, пересекали гигантскую территорию России из конца в конец. Это было ярким показателем развития внутреннего рынка, свидетельством развития товарно-денежных отношений.



Просмотров: 2552