А.Н. Боханов, М.М. Горинов

История России с начала XVIII до конца XIX века

§ 6. «Диктатура сердца» М. Т. Лорис - Меликова и конец реформ

 

Вскоре после взрыва Александр II объявил о создании Верховной распорядительной комиссии. Во главе ее был поставлен Михаил Тариелович Лорис-Меликов (1825—1888). Он происходил из армянских дворян. Боевой генерал, герой русско-турецкой войны.

Верховная распорядительная комиссия имела большие полномочия, но фактически не действовала, а все ее дела были в руках Лорис-Меликова. Но ему казалось неудобным выступать в роли «великого визиря» на турецкий манер, и через несколько месяцев комиссия была распущена, а Лорис-Меликов стал министром внутренних дел.

Главной своей задачей Лорис-Меликов считал борьбу с терроризмом. В этом он был беспощаден. Но вместе с тем он добивался того, чтобы репрессии направлялись только против революционеров и не затрагивали мирных обывателей. По его предложению было ликвидировано Третье отделение императорской канцелярии, показавшее свою несостоятельность, когда дело приняло серьезный оборот. Вместо него был создан Департамент полиции, вошедший в состав Министерства внутренних дел.

Д.А. Толстой был снят с постов министра народного просвещения и обер-прокурора Синода. Было удалено еще несколько одиозных фигур. На освободившиеся места назначались либеральные деятели, правда, не всегда безошибочно. Именно тогда на посту обер-прокурора Синода оказался сенатор К.П. Победоносцев.

Время от времени Лорис-Меликов собирал на совещания редакторов столичных газет и земских деятелей, желая узнать их мнение по разным вопросам. Либералы, не избалованные таким вниманием, назвали время правления Лорис-Меликова «диктатурой сердца». Но демократы сохраняли настороженность. Ведущий критик «Отечественных записок» Н.К. Михайловский считал, что это политика «пушистого лисьего хвоста» и «волчьей пасти».

Под руководством Лорис-Меликова стала разрабатываться программа реформ на ближайшие годы. Предполагалось понизить выкупные платежи. Встал вопрос и о представительном собрании. Министр понимал, что без решения этого вопроса он не сможет сблизиться с «благомыслящей частью общества» и изолировать революционеров. Но он был против немедленного создания парламента по западному образцу, считая, что это внесло бы в Россию «полную смуту». В докладе царю он предложил воспользоваться опытом, полученным при разработке крестьянской реформы: созвать комиссию с участием представителей земств и некоторых крупных городов. Это был отдаленный прообраз представительного собрания.

Тем временем полиции удалось арестовать Желябова. Но Перовская настояла на немедленном исполнении разработанного во всех деталях плана. Были назначены бомбометатели — Николай Рысаков, Игнатий Гриневицкий и Тимофей Михайлов. Народовольцы знали, что цареубийство не приведет к немедленному восстанию. Но они надеялись, что напряженность усилится, в верхах начнется паника. Шаг за шагом, удар за ударом, и правительство растеряет весь свой престиж и свою власть, которая падет к ногам «Народной воли».

В последний год своего царствования Александр II чувствовал себя усталым и одиноким человеком. Неудачи во внешней и внутренней политике дополнялись семейными несчастьями и неурядицами. После смерти императрицы Марии Александровны он женился вторым браком на княгине Е.М. Юрьевской. Но наследник престола Александр Александрович отказывался ее признавать. Между отцом и сыном сложились напряженные отношения.

В воскресенье 1 марта 1881 г . утром император принимал министра внутренних дел. Александру понравился его план, который как бы возвращал его в счастливые дни начала царствования. Он одобрил доклад министра и назначил на 4 марта заседание Совета министров под своим председательством. В заключение министр попросил царя не ездить в этот день на развод войск. Такая просьба в последнее время повторялась неоднократно, и Александр почти перестал бывать на разводах. Это его возмутило: «Я не желал бы, чтобы мой народ счел меня трусом!» Разговор, казалось, был окончен, но лукавый министр знал, насколько Александр подвержен женскому влиянию. Хотя и не без труда, но Юрьевской удалось уговорить мужа. Развод отменили. Во дворец явилась великая княгиня Александра Иосифовна. Ее младший сын, племянник царя, должен был предстать перед ним на том разводе первый раз в новом мундире. Она не хотела, чтобы мальчик лишился такого счастья. Александр окончательно решил ехать.

В третьем часу пополудни император возвращался во дворец. Столица казалась необычайно притихшей. Чувствовалось какое-то скрытое напряжение. Царская карета следовала в окружении казаков, за ней — сани полицмейстера. Выехали на Екатерининский канал — и тут словно кто-то выстрелил из пушки. Карету тряхнуло и окутало дымом. Александр велел остановиться. Выбравшись наружу, он увидел двух окровавленных казаков и кричащего от боли мальчика, случайно пробегавшего мимо. Поодаль молодой человек с длинными волосами (Николай Рысаков) отбивался от наседавшей толпы: «Не трогай меня, не бей меня, несчастный, заблужденный народ!» Александр подошел к нему и спросил: «Что ты сделал, сумасшедший?» Подбежал полицмейстер: «Ваше величество, не ранены?» — «Слава Богу, нет», — сказал царь. «Что? Слава Богу? — вдруг с вызовом переспросил Рысаков. — Смотрите, не ошиблись ли?» Никто не понял скрытый смысл его слов.

Александр склонился над затихшим мальчиком, перекрестил его и пошел к своему экипажу. Вдруг — опять словно выстрел из пушки, густое облако дыма. Когда дым рассеялся, эставшиеся невредимыми увидели человек двадцать тяжелораненых, царя, прислонившегося к решетке канала, в разорванной шинели и без ног, а напротив него — в таком же состоянии — его убийцу Гриневицкого. «Во дворец... Там — умереть...»,— еле слышно сказал Александр II. Через час с «большим он скончался в своем кабинете в Зимнем дворце.

Совет министров собрался только 8 марта. Несмотря на то, что доклад Лорис-Меликова был одобрен покойным государем, новый император Александр III заявил, что «вопрос не следует считать предрешенным». Высказывались мнения за и против. Чаши весов колебались, пока не взял слово К.П. Победоносцев, худой и с виду невзрачный. Многим, особенно из числа сторонников проекта, показалось, что он говорил целую вечность.

Обер-прокурор Синода доказывал, что только «чистое» самодержавие, такое, каким оно сложилось при Петре I и Николае I, может противостоять революции. Неумелые реформаторы своими уступками и полууступками, реформами и полуреформами способны только расшатать здание самодержавного государства. Когда Победоносцев умолк, Лорис-Меликов почувствовал себя в отставке. Александр III облегченно вздохнул и сказал, что над проектом еще надо подумать. Больше к проекту не возвращались.

Исполнительный комитет «Народной воли» почти полностью был арестован. 3 апреля 1881 г . были публично повешены пятеро народовольцев: А.И. Желябов, С.Л. Перовская, Н.И. Рысаков, Т.М. Михайлов и Н.И. Кибальчич (конструктор метательных снарядов).

В этих событиях — I и 8 марта, 3 апреля — разрядился политический кризис. Вскоре были разгромлены военные ячейки «Народной воли». Грозная организация распалась на ряд мелких кружков и групп.

Событиями 1881 г . завершился целый этап общественного движения в России. У истоков его стояли гуманисты Белинский, Герцен, Хомяков. На этом этапе общественное движение явственно разделилось на три направления: революционно-демократическое, либеральное и консервативное. Каждое из них выдвинуло ярких лидеров: Чернышевского, Бакунина и Лаврова (революционно-демократическое), Кавелина (либеральное), Победоносцева (консервативное). Подобное деление общественных сил на три лагеря встречается во многих странах. Но в России наблюдалось чрезмерное развитие крайних группировок при относительной слабости центральной (либеральной). Поэтому внутриполитическая обстановка в стране отличалась резкими переменами, смотря по тому, какая из крайних группировок начинала задавать тон.

Слабость либерального движения объяснялась прежде всего политической инертностью городской буржуазии. Либералы выходили в основном из числа дворян, а купечество по традиции сторонилось политики. Слабым местом либералов было также то, что они требовали только политических свобод и конституции, мало интересуясь социальными вопросами.

В глазах народников, наоборот, социальные вопросы имели всепоглощающее значение. Чрезмерно уверовав в социалистическую утопию, они вознамерились путем революции, разом и в одночасье разрешить все социальные вопросы, а заодно и политические. Так не бывает. Жизнь совершенствуется шаг за шагом. Прорыв на одном участке иногда сопровождается отступлением на другом. Процесс совершенствования жизни требует терпения. Он бесконечен.

Репрессии правительства привели к появлению и развитию экстремистских группировок в революционно-демократическом лагере. Они были крайне опасны, ибо ставили целью заменить самодержавие режимом революционного деспотизма. И все же крайние группы не составляли большинства в революционно-демократическом лагере. Но в обстановке революционной ситуации они вышли на первый план. Почему события приняли такой опасный оборот?

Победоносцев был умный человек. Он не зря говорил, что только «чистое» самодержавие может противостоять революции. Николаевскую Империю трудно было расшатать. Победоносцев только не упомянул, что она была крайне невосприимчива к переменам. Растущее отставание от передовых стран неизбежно должно было привести к тяжелым последствиям.

При Александре II самодержавие вступило на путь реформ. Этот путь — от неограниченного самодержавия до прочного конституционного режима — очень опасен. В ходе его государство теряет свою устойчивость и становится очень уязвимо. Этот путь следовало пройти спокойно и осмотрительно, продвигаясь от реформы к реформе, согласно логике их развития, не останавливаясь перед теми, к которым не лежит душа, которые кажутся слишком опасны. Ибо самое опасное на этом пути — остановки. Страна, следующая за правительством по пути реформ, не может вдруг остановиться. Она опрокинет нерешительного реформатора и пойдет дальше, уже никем не управляемая.

Александр II в значительной мере был сам повинен в разыгравшейся драме. К счастью, бразды правления перехватила властная рука Александра III. К несчастью, это была рука ретрограда.

И все же Александр II оставил по себе добрую память. Прошло много лет, произошло множество событий. И когда уже в начале XX в. темных русских крестьян спрашивали, кого из исторических деятелей они знают, мужики отвечали, напрягая память: Стеньку Разина, Емельку Пугачева... Петра, Катерину (Екатерину II)... Суворова, Кутузова, Скобелева... Александра, царя — Освободителя...

Просмотров: 2036