Алексей Гудзь-Марков

Индоевропейцы Евразии и славяне

Обзор событий, происходивших в Передней Азии и на юге Средней Азии в I тыс. до н. э

 

Известно, что древнейшим периодом в истории Индии была эпоха расцвета городов Хараппа и Мохенджо-Даро середины III — первой половины II тыс. до н. э. Вторжение обладателей арийских колесниц (XVIII–XV вв. до н. э.) резко оборвало развитие цивилизации Хараппы, но явилось началом новой ведической эпохи в истории Пакистана и севера Индии.

Время, прошедшее в течение XVII–XII вв. до н. э., можно охарактеризовать как период сложения Ригведы и эпоху освоения индоевропейцами долины реки Инд.

Около XI — Х вв. до н. э. произошли проникновение и расселение отдельных индоевропейских групп в бассейне реки Ганг, на северо-востоке Индии. В это время продолжалось дальнейшее развитие ведического собрания гимнов.

В IX–VIII вв. до н. э. сложилась Яджур Веда, служащая дополнением к Ригведе.

Периодом создания позднейших брахман, арканьяк и упанишад считают VII–VI вв. до н. э.

Период сложения сутр, также служащих дополнением к ведическому собранию духовных познаний, относят к V–III вв. до н. э.

В X–VII вв. до н. э. на севере Индии складывались государственные структуры организации общества. Древний полукочевой уклад жизни с каждым столетием все более уступал оседлому. Шло возвышение правящих династий. И вместе с тем развивалась духовная традиция аскетизма и отшельничества.

Ведическая эпоха в истории Индии наслоилась на следовавшую за ней эпоху рождения и развития буддизма, начало которого относят на конец VI в. до н. э. — первую половину V в. до н. э. (время рождения и земной жизни Будды). Корни буддизма произрастают из положений ведического знания о мире. Буддизму оказалась уготована будущность новой мировой религии, охватившей юго-восток Евразии.

Обобщая ведическую эпоху севера Индии II–I тыс. до н. э., следует сказать о том, что она не просто была крайним юго-восточным проявлением индоевропейской духовной и материальной истории Евразии. Ведические культура и литература Индии, одни из древнейших на планете, сумевшие выжить в века магометанского владычества, явили современному миру ярчайший образчик знаний и духовной организации всего индоевропейского общества Евразии II–I тыс. до н. э. в чистом, не замутненном позднейшими искажениями виде. Ни одна иная индоевропейская общность Евразии не сумела сберечь плодов своего духовного познания и наследия, данного ей опытом и знаниями далеких предков, так, как это удалось индоевропейской общности Индии.

Владычицей Передней Азии в XIV–IX вв. до н. э. являлось Ассирийское государство, расположенное в среднем течении реки Тигр (Месопотамия), со столицей в городе Ниневия. Главными врагами Ассирийской державы были Египет на юго-западе, государство Урарту на севере и Элам, со столицей в городе Сузы, на юго-востоке. Некогда могущественная держава хеттов к XIII в. до н. э. окончательно утратила былое значение и едва удерживала город Гаргамеш в Сирии. Ассирийские монархи многократно подчиняли себе юг Месопотамии (Халдея) и ее север, совершали многочисленные походы на восточное побережье Средиземного моря, однако одолеть главных соперников (Египет, Урарту, Элам) Ассирии было не под силу.

Период наивысшего подъема Ассирии приходится на вторую половину VIII — начало VII вв. до н. э. Однако уже в 612 г. до н. э. Вавилон и Мидия разрушили город Ниневию. А в 605 г. до н. э. Ассирия окончательно рухнула под ударами Вавилона и Мидии, явившихся новыми центрами силы Передней Азии.

Основание Вавилона, города на юге Месопотамии, относится к началу II тыс. до н. э., а история его государственности приходится на XIX–VI вв. до н. э.

Население исторической Мидии, страны на северо-западе Ирана, в IX в. до н. э. состояло из потомков индоевропейских кочевников евразийских степей в XIII–XII вв. до н. э., вторгшихся на земли древней цивилизации юга Туркмении, в долины рек Мургаб, Сырдарья, Амударья, Зеравшан, Теджен-Герируд. Археологической прародиной ушедших к югу кочевников следует считать три поздних этапа андроновской культуры XV–XI вв. до н. э. Предки мидийцев, так же как и оставшиеся в степях Евразии скифы (саки), были представителями ираноязычной группы континента. Духовным апологетом продвигавшихся к югу кочевников был великий религиозный реформатор и создатель древнейшей части Авесты Зороастр.

На юге Средней Азии в XIII–X вв. до н. э. произошло значительное смешение оседлого и кочевого элементов. В результате исторические мидийцы Северо-Западного Ирана являлись отчасти наследниками древней оседлой цивилизации юга Туркмении и севера Ирана V–II тыс. до н. э. Однако определяющим началом в природе мидийцев оставалось заложенное Зороастром авестийское духовное начало, хотя и ориентированное на оседлый быт городских цивилизаций Азии, в основе своей опиравшееся на ведические традиции и познания индоевропейцев степной Евразии.

Мидийцы и этнически близкие им персы, занимавшие земли Элама на юго-западе Ирана, являлись следующей за хеттами на рубеже III–II тыс. до н. э. волной индоевропейской полукочевой стихии Передней Азии. Утрата хеттами былого могущества во второй половине I тыс. до н. э. была с лихвой восполнена величием Персо-Мидийского царства, на западе граничившего с Элладой и Ливией, а на востоке — с долиной Инда и горными теснинами Памира.

В споре между Мидией и Персией прежде первенствовала Мидия (VII — середина VI вв. до н. э.), столица которой находилась в городе Экбатана в центре Ирана. Однако уже в 550–549 гг. до н. э. мидийцы вынуждены покориться военной силе персов, и новое обособление и подъем Мидии пришлись на последнюю четверть IV в. до н. э.

В Иране воцарилась династия ахеменидов (558–330 гг. до н. э.), павшая в результате завоеваний Александра Македонского.

На восточном побережье Средиземного моря на рубеже II–I тыс. до н. э. происходили следующие события. ВXII в. до н. э. семитские народы израильтян и иудеев овладели землями Северной и Южной Палестины, истребив при этом местное хананейское население, принадлежавшее хеттской общности Передней Азии.

Предысторией семитских завоеваний на Ближнем Востоке является вторжение воинственных кочевников хабири во владения Египта около XV в. до н. э., о чем свидетельствует переписка египетских фараонов и хеттских царей Сирии и Малой Азии. Результатом семитского вторжения в Египет явились описанные в Ветхом Завете плен и исход евреев из Египта, конечным пунктом которого и оказались земли Палестины.

В 935 г. до н. э. еврейское государство в Палестине распалось на северное Израильское царство и южное Иудейское. В 722 г. до н. э. Израильское царство стало жертвой Ассирии и было практически уничтожено. В586 г. до н. э. Вавилон разгромил Иудейское царство. При этом царь Вавилона Навуходоносор подверг разрушению Иерусалим и увел часть иудеев в «вавилонский плен», продлившийся с 586 г. по 539 г. до н. э. Однако в 538 г. до н. э. Вавилон был взят персами, и царь завоевателей Кир отпустил иудеев в Палестину и не противился восстановлению Иерусалима.

С падением династии ахеменидов в Азии владычество персов над Палестиной сменилось властью македонского завоевателя (вторая половина IV в. до н. э.) и его преемников.

Около середины II в. до н. э. Иудее удалось добиться независимости, но 63 г. до н. э. явился началом римского владычества на Ближнем Востоке. В семидесятых годах нашей эры, то есть после Рождества Христова, восстание иудеев было жестоко подавлено римским императором Титом. Иерусалим вновь был разрушен, а большинство его населения рассеялось по землям Ирана, Греции, а позже и по всему миру.

События древнейшей иудейско-израильской истории описаны в книгах Ветхого Завета, начало сложения которого относят к VIII в. до н. э.

Египет в VI–IV вв. до н. э. подвергся персидскому завоеванию, сменившемуся в конце IV в. до н. э. эпохой эллинского владычества и воцарения династии Птолемеев. В тридцатых годах до нашей эры Египет был завоеван Римом.

Однако вернемся в Иран. Основателем индийской монархии был Киаксар, организовавший регулярную армию. Прежде перемешанные всадники, копьеносцы, стрелки из лука составили отдельные части и были готовы к походам на Ассирию.

В то же время исторические киммерийцы, теснимые на юге России скифами, устремились на земли Восточных Балкан и, увлекая за собой часть фракийского населения, перешли в Малую Азию. Эти события произошли во второй половине VIII–VII вв. до н. э. Прямыми жертвами киммерийского вторжения были небольшие государства Малой Азии, оказавшиеся не в силах противостоять нашествию. Сын Гордия, царя Фригии (X–VIII вв. до н. э.), Мидас отравился бычьей кровью, страшась попасть живым в руки завоевателей. Были взяты и подвержены разграблению многие греческие города на побережье Малой Азии. Не удалось избежать печальной участи городу Сарды (запад Малой Азии), осаде подвергся город Эфес.

На востоке Малой Азии завоеватели столкнулись с армией Ассирии, и около 678 г. до н. э. киммерийский царь Теуспа потерпел поражение от Ассаргаддона. Последовавшие в дальнейшем столкновения киммерийцев с Ассирией также не принесли первым удачи.


Эллада и Малая Азия в I тыс. до н. э.


Геродот повествует о том, что скифы, стремясь настичь уходивших от них киммерийцев, пройдя к востоку от Кавказского горного массива, вторглись в пределы Индийского царства. Согласно преданию в бассейне реки Тигр скифы встретили две ведшие боевые действия армии — с одной стороны мидийского царя Киаксара, а с другой — запершегося в стенах Ниневии ассирийского монарха. Киаксар из-за подходивших скифов снял осаду со столицы Ассирии и принял сражение. Победа досталась скифам. Лава скифского вторжения, обойдя стены Ниневии, залила огненным смерчем земли Месопотамии и Малой Азии. При этом царство Урарту, в течение долгих столетий успешно противостоявшее ассирийской экспансии, было в одночасье погребено под собственными обломками. Остатки киммерийцев Малой Азии примкнули к отрядам скифов, и далее в походах в Месопотамию, Сирию, Палестину давние смертельные враги представали вместе.

Нашествие скифов, подобно буре пронесшееся по землям Передней Азии и Ближнего Востока, остановилось у границ Египта, купившего безопасность богатыми дарами.

Царь Мидии Киаксар убил предводителя скифов на пиру и, возобновив войну, положил конец владычеству скифов в Передней Азии. Вторжение скифов относят к 634–627 гг. до н. э. По свидетельству Геродота, эпоха владычества скифов в Передней Азии длилась 28 лет. Вторжение скифов во многом ускорило падение Ассирии. Киаксар, предводительствовавший армией мидян, скифов и киммерийцев, движущейся подобно наступающему на побережье морю, сравнительно легко овладел столицей Ассирии. Так некогда могущественная держава Передней Азии навсегда исчезла с театра мировой истории, продолжив жизнь лишь в области глубоких преданий и легенд.

Киаксар довел войска иранцев (мидийцы, скифы) до запада Малой Азии, где столкнулся с ожесточенным сопротивлением царя Лидии и, заключив с ним мир, скончался в 584 г. до н. э., окруженный почетом и славой великого государя Мидийской державы. Получивший во владения небольшую страну на северо-западе Ирана, Киаксар оставил после себя великую державу, земли которой простерлись от запада Малой Азии до реки Гильменд в Афганистане.

В эпоху возвышения Мидии персы утратили независимость и подпали под влияние северного соседа. Тогда же в землях персов возник и возвысился целый ряд городов — Ормузд, Сисидон, Агростан, Таоке, Карману и конечно же будущие столицы Персии — Персеполис и Пасаргад.

Мидийская монархия пала в 549 г. до н. э., однако персидским завоеванием это событие можно назвать весьма условно, ибо последний царь Мидии имел в лице персидских владык вассалов, а значит, и военных союзников. Царь Персии Кир, сумевший совершить смену лидерства в иранском мире Передней Азии, имел в лице мидян тех же союзников и вассалов. Персы к середине VI в. до н. э. оказались народом менее развращенным, нежели избалованные победами и приносимыми ими дарами мидяне.

В момент падения Мидии в Лидии (запад Малой Азии) царствовал Крез, сын заключившего в 585 г. до н. э. мир с Киаксаром Алиатеса. Сейчас же по прибытии вести с востока он принялся за создание антиперсидского союза, к которому сумел привлечь Египет, Вавилон и даже Спарту (греческое государство на полуострове Пелопоннес). Однако уже в 546 г. до н. э. со взятием города Сарды Лидия пала. Персы покорили греческие города на западном побережье Малой Азии, и Кир обратил взор на восток от Ирана, где первым ему подчинилась Бактрия. Далее персы завоевали Маргиану, Согдиану и ряд иных провинций юга Средней Азии. После окончания среднеазиатской кампании Кир спустился долиной реки Теджен-Герируд в историческую провинцию Арию (северо-запад Афганистана), и она также оказалась в его власти. Далее практически все земли к востоку, вплоть до долины Инда, были приведены в повиновение Персии. Описанные завоевания относятся к 545–540 гг. до н. э.

По возвращении в Персию помыслы Кира обратились на завоевание сохранявшей независимость Южной Месопотамии (Халдеи) с центром в Вавилоне. Военные действия были начаты персами в 538 г. до н. э., и Вавилон пал почти без сопротивления. Правителем юга Месопотамии был назначен сын Кира Камбиз. Вслед за Вавилоном в повиновение персам были приведены Сирия, Финикия и арабы Аравии, недавние данники Халдеи.

Кир умер около 529 г. до н. э., и обстоятельства его смерти до конца не прояснены. Власть его наследовал старший сын Камбиз. Управление рядом провинций было поручено другому сыну Кира — Бардию (Смердизу). Камбиз по восшествии на престол прежде всего отравил брата.

Вскоре независимость утратил Египет. В решающей битве при Пелузии персы одержали победу (525 г. до н. э.), и практически вся долина Нила оказалась в их власти. А на западе Средиземноморья тем временем безраздельно владычествовал Карфаген.

Камбиз умер в 522 г. до н. э. в Сирии, находясь в пути из Египта в Персию. Он не оставил потомства.

Царём Персии был провозглашен человек по имени Гаумата, выдавший себя за отравленного брата Камбиза Бардию. Он действительно удивительно походил на Бардию, и многие персы охотно поверили в правоту его притязаний на царствование.

Переворот, результатом которого явилась гибель мнимого царевича, был организован Дарием, сыном правителя Гиркании Гистаспа, происходившего из царского рода. Весной 521 г. до н. э. Дарий, предводительствовавший шестью знатными персами, захватил Гаумату во дворце мидийского города Сихицватия и убил его. Поднявшаяся было смута в Сузиане, Вавилоне и Мидии была усмирена Дарием силой оружия.

Дарий вошёл в историю как создатель системы великой азиатской монархии, впоследствии для многих явившейся образцом для подражания. Он всюду оставлял у власти местные династии и формы социальной организации общества. И в то же время империя была разделена на несколько десятков сатрапий, каждая из которых управлялась тремя ревностно друг за другом следившими чиновниками, что заранее предупреждало всякую возможность возмущения.

Дарий присоединил к империи индийскую сатрапию, послал флот руслом реки Инд вплоть до ее устья, но от похода в долину реки Ганг отказался.

В 508 г. до н. э. 800 тысяч воинов армии Дария перешли воды пролива Босфор и, пройдя землями восточной Фракии, достигли русла Нижнего Дуная, где их ожидал мост из составленных судов, выстроенный по приказу Дария ионийскими (малоазиатскими) греками.

Два месяца бесплодных скитаний в степях Нижнего Поднепровья и Подонья убедили Дария в бессмысленности начатого им предприятия. Скифы, на покорение которых отправился персидский монарх, засыпая колодцы и отгоняя скот, даже не показывались вражескому войску.

По возвращении в Азию Дарий оставил во Фракии армию в 80 тысяч воинов под предводительством Мегабиза, которая и привела к повиновению и положению данника Персии македонского царя севера Эллады (506 г. до н. э.). Главным итогом скифской экспедиции Дария стало приобретение новой провинции империи — Фракии. В то же время некогда наводившие ужас на страны Передней Азии скифы навсегда оставили планы вторжений к югу от Кавказского хребта.

С завоеванием Фракии и Македонии персидская держава нависла над Элладой с севера, и сама её независимость оказалась под страшной и вполне реальной угрозой. Однако планам персов в отношении покорения Эллады не суждено было сбыться. Первой серьезной неудачей на этом пути оказалось внезапное мощное восстание малоазиатских греков, подавить которое Дарию удалось не без труда. Поддержка, оказанная Афинами и рядом иных городов Эллады грекам Малой Азии, ускорила начало боевых действий в знаменитой греко-персидской войне 500–449 гг. до н. э. Вторжение азиатской армии под предводительством Мар-дония (492 г. до н. э.) и высадка морского десанта персов, мидийцев и состоящих у них на службе скифов под предводительством Датиса и Артаферна, разгромленного в сражении при Марафоне (490 г. до н. э.), обернулись неудачами для персов в Европейской Элладе. Впрочем, это не изменило планов Дария, в течение трех лет (490–487 гг. до н. э.) неустанно готовившего новую военную экспедицию в непокорную Элладу.

В 486 г. до н. э. воодушевленные поражением персов в битве при Марафоне египтяне изгнали оккупационные гарнизоны и провозгласили царем Хабишу, происходившего из царского рода. И в самый разгар военных приготовлений против Эллады и Египта Дарий умер (485 г. до н. э.).

Преемником Дария стал его сын Ксеркс, родившийся после воцарения отца и оттого выигравший в споре с братьями за право первенства в престолонаследии. Египет был вторично покорен армией персов, а Хабиша бесследно исчез.

Поход Ксеркса 480 г. до н. э. в Элладу окончился для персов серией поражений. В результате лишь несколько персидских гарнизонов продолжали далее занимать города Европы (в Византии до 478 г. до н. э., в Эйоне до 477 г. до н. э., в Дориске до 450 г. до н. э.). Фракия и греческие провинции Македония и Фессалия были раз и навсегда потеряны Персией. Ксеркс, армия и флот которого терпели от Афин чудовищные поражения в Малой Азии и на Кипре (466 г. до н. э.), был убит собственным начальником стражи Артабаном и евнухом Аспалистром в 4 65 г. до н. э. Вслед за этим последовала серия убийств наследников персидского престола. В конце концов власть перешла к одному из сыновей Ксеркса — Артаксерксу.

В Египте, поддержанном флотом Афин, поднялось новое антиперсидское возмущение. Артаксерксу удалось одолеть в новой войне египтян, однако война с Элладой все более разгоралась. В 449 г. до н. э. Артаксеркс принужден был заключить мир с Афинами, согласно которому персидская армия обязалась на три дня пути не приближаться к ионийскому побережью Малой Азии (греческие города Милет, Фокея и т. д.) и ни один персидский военный корабль не имел права заходить в прибрежные воды Ионии.

Артаксеркс умер в 425 г. до н. э. Власть в последние годы его правления во многом перешла в руки местных сатрапов, независимость которых возрастала год от года все более.

Преемник царя Ксеркс II пал жертвой заговора, составленного сводным братом, через 45 дней после восшествия на престол. Тот, в свою очередь, погиб спустя шесть месяцев от рук еще одного незаконнорожденного сына царя, принявшего при восшествии на престол имя Дария II. Смута в персидской державе продолжалась.

А тем временем Эллада опустошалась пелопоннесской войной. Спарта пошла на союз с Персией в борьбе с Афинами.

В споре сыновей Дария II победителем вышел Артаксеркс. Жизнь Артаксеркса, бывшего храбрым солдатом, но далеко не самым гениальным полководцем, протекала в беспрестанных войнах по подавлению восстаний то в Египте, то на Кипре, то в Малой Азии. Причем Египет смог-таки добиться реальной независимости от персов.

У Артаксеркса было три сына: Дарий, Ариасп и Ох. В кровавой восточной драме — споре за престол — победителем вышел единственный оставшийся в живых сын монарха Ох. Артаксеркс скончался в 359 г. до н. э. Правление его пришлось на 404–359 гг. до н. э.

Вступив на престол, новый монарх Артаксеркс III Ох (359–338 гг. до н. э.) первым делом умертвил всех принцев царствующей династии. В 345 г. до н. э. персы восстановили власть над Египтом. Вслед за этим было восстановлено влияние Персии в Малой Азии. Однако распад персидской державы близился, и ничто не могло изменить ее грядущей и грандиозной гибели.

Безмерная развращенность погрязшей в нечеловеческой роскоши и разврате верхушки персов во многом лишила их воли к удержанию позиций в Азии. Делами империи фактически руководил придворный Багой. Он же в 338 г. до н. э. отравил самого Артаксеркса III Оха, убив всех его детей, за исключением младшего Арсеса, которого и возвёл на престол ахеменидов. Арсес погиб от рук Багоя в следующем, 337 г. до н. э. На престол был возведен друг Багоя Кодоман, при восшествии на царство принявший имя Дария. Сам Багой, преданный одним из сообщников, был принужден принять яд, приготовленный им для Дария (Кодомана).

Год восшествия на престол Дария (Кодомана) совпал с годом воцарения Александра Македонского. В 330 г. до н. э. Дарий (Кодоман) погиб от рук своих сатрапов во время бегства с поля битвы с македонским героем. С этого момента мир эллинов занял место ведущей силы Евразии, вытеснив и опрокинув иранскую династию ахеменидов.


Пилос. План дворца (по Блегену).

1 — главный вход;

2 — внутренний двор;

3 — мегарон;

4— помещение с центральным очагом;

5 — ванная комната;

6, 7 — кладовые


Итак, обратим взор на Элладу. К середине IV в. до н. э. некогда могущественные Афины, политика, экономика и искусство которых во многом определяли пути развития Эллады, утратили былую энергию и влияние. В начале IV в. до н. э. на первые позиции в Элладе выдвинулась Спарта, сумевшая в союзе с персами выиграть 27-летнюю войну у афинской морской державы. Спарта являлась наиболее консервативной и крайне невосприимчивой ко всему чужому страной, воспитывавшей из граждан бойцов и аскетов, лучших воинов Эллады. Однако, добившись первенства, спартанское общество фантастически быстро подверглось развращению роскошью и властью (известный порок всех победителей). Уже после 371 г. до н. э. разгромленная и оттесненная на крайний юг полуострова Пелопоннес Спарта навсегда утратила ведущие позиции в Элладе.

Македония, историческая провинция севера Греции, к концу V в. до н. э. во многом сохранила древнейший классический индоевропейский строй «военной монархии» с тремя слоями: аристократии, выдвигавшей из своей среды царя, жрецов и свободных земледельцев.

С начала V в. до н. э. Македония попала в зависимость от персидской монархии. Однако греческие города столкнули персидские гарнизоны с Европейского континента. В 359 г. до н. э. к власти в Македонии пришел царь Филипп. По свидетельству греков, человека, подобного ему, Эллада еще не знала. Твёрдость характера и сила ума в нем дополнялись полным отсутствием каких бы то ни было моральных уз и способностью к любому вероломству. Филипп оказался талантливым военным реформатором, сумевшим привить в армии все наиболее рациональное из военной практики Эллады. Именно Филипп сформировал победоносную македонскую фалангу из воинов, несших копья от 3 до 4 м длиной, тела их защищал продолговатый щит, а меч являлся запасным оружием. Расчет строился на чудовищной механической энергии движущейся фаланги, удар которой выдержать практически не представлялось возможным. Легкая конница македонян в основном формировалась из иллирийцев и фракийцев. Искусные лучники поступали в армию Македонии с Крита. Ядро конницы составляла тяжелая кавалерия «этеров», облаченных в доспехи и вооруженных копьями и мечами. Филипп стал создателем регулярной кавалерии, удар которой нередко решал исход сражений. До того конница в основном выполняла вспомогательные функции.

Филипп пополнил табуны Македонии двадцатью тысячами кобылиц, отнятых у скифов.

Огромное значение придавал Филипп совершенствованию парка осадных и метательных орудий. Если до него осада и взятие городов означали полное истощение оборонявшихся, то Филипп ввел тактику взятия крепостей приступом, с помощью проломов стен и подкопов под башни. К городу подвигали штурмовые башни, различные заслоны и «черепахи» из щитов воинов и пускали в ход множество таранных орудий с бревнами, обладавшими окованным металлом концом. Осадные катапульты Филиппа, стрелы которых пробивали практически любой панцирь, его сыном Александром были преобразованы в полевую артиллерию.

Филипп создал институт военных инженеров, искусство которых не знало равных.

Стойкость армии во многом зиждилась на однородности македонской основы ее состава. Части формировались по преимуществу из жителей одной местности. Корпус военачальников рос и мужал по мере роста силы македонской державы и величия её царя.

Филипп сумел завоевать прибрежные города Пидну и Мефону, объединить Македонию, смирить и привлечь на службу в армию беспокойных иллирийцев и фракийцев и, наконец, овладеть золотыми рудниками Пангея, добившись ежегодных поступлений в казну в размере 1000 талантов. Вскоре Филипп принялся за чеканку собственной золотой монеты.

Антимакедонскую партию Афин, ощутивших опасность от подбиравшихся к проливам в Черное море и важнейшим портам средней Греции македонян, возглавил величайший оратор Эллады Демосфен. Однако другой видный деятель Эллады, Исократ, доказывал, что спасение Греции в сильной власти, способной смирить мятежную демократию. Исократ призывал Филиппа Македонского к освобождению Эллады от власти варваров (персов) и к наделению мира великой культурой эллинов. Золото Филиппа также играло не последнюю роль в споре его противников и сторонников.

Меж тем Филипп энергично простер длань к черноморским проливам, пропускавшим в буквальном смысле реки зерна, рыбы и скота в Афины. Летом 338 г. до н. э. при Херонее, вблизи города Фивы, Македония одержала убедительную победу над общегреческой коалицией, во главе которой стояли Афины и Фивы. Греческие города принялись склонять перед Филиппом головы. В конце 338 г. до н. э. был заключен военно-политический союз между Македонией и всей Элладой, вручившей Филиппу власть над армиями союза и фактически благословивший его на завоевание Персии.

Весной 336 г. до н. э. десятитысячный отряд греко-македонского союза выступил в Малую Азию под командованием Пармениона и родственника Филиппа Аттала. Однако самому Филиппу не суждено было воплотить в жизнь давние планы и мечты всей Эллады о завоеваниях на богатом востоке.

Сын Филиппа и его законной жены Олимпиады, Александр, родился в 356 г. до н. э. ис детства отличался гордостью, бесстрашием и своенравием. Сводные братья его были весьма посредственны и даже близко не походили ни на брата, ни на отца. К македонскому двору для воспитания юного Александра отцом был приглашен великий Аристотель, автор школы «учителей тех, которые учат», властитель множества умов древности и современности. Аристотель объяснил Александру, что эллины владели бы Вселенной, если бы объединились в единое государство. Аристотель вырастил из Александра человека, вобравшего всю глубину греческой культуры. В благодарность Аристотелю Филипп восстановил разрушенный македонянами родной город мудреца Стагиры.

Филипп пал от рук собственного телохранителя Павсания по дороге в театр. В театре же Александр был провозглашен царем Македонии.

Покончив с врагами в самой Македонии, с Атталом в Малой Азии и смирив молниеносным походом в Фессалию горячие головы в Элладе, Александр отправился в поход на фракийцев, лишь немногим из которых удалось укрыться на острове Певке на Дунае. Вторжение Александра на Дунай произвело столь сильное впечатление, что даже кельты с адриатического побережья сочли необходимым прислать послов македонскому царю с изъявлением дружбы и восхищения.

А тем временем в самой Элладе персидский царь Дарий (Кодоман) не скупился на помощь недоброжелателям македонского героя. Возглавивший возмущение город Фивы был разрушен Александром до основания. И снова Александр принял множество послов с изъявлениями дружбы и восхищения.

Александр не тронул Афины, и даже Демосфену было позволено остаться в городе, однако многие иные лидеры антимакедонской партии были вынуждены бежать в Персию. Александр помышлял о походе в Персию и был кровно заинтересован в сохранении флотов и крепостей Эллады, и в первую очередь самих Афин.

Персы, бывшие в VI в. до н. э. мужественными воинами, аскетами, не пившими вина и евшими один раз в день, в последней трети IV в. до н. э., ещё до начала войны с Грецией, были обречены на поражение. Грузная, погрязшая в гаремных интригах ахеменидская династия не имела и части былой энергии и уж, конечно, не могла противостоять блеску взошедшей на западе звезды Александра.

Вначале 334 г. до н. э. Александр, предводительствовавший армией в 30 000 пехотинцев ив 5000 конницы, выступил в поход. Флот эллинского союза играл вспомогательную роль в кампании — из-за недоверия Александра союзникам. Армия переправилась в Малую Азию у города Абидос через воды пролива Геллеспонт (Дарданеллы), не встретив со стороны персов никакого сопротивления. Силы персов были стянуты к правому берегу реки Граник, являющейся притоком Мраморного моря. Александру принадлежат слова: «Пройдя Геллеспонт, нечего бояться Граника», послужившие сигналом к началу великого, беспримерного в истории, победоносного похода.

В битве при Гранике погиб цвет персидской конницы. Из числа греческой наёмной пехоты, стоявшей позади кавалерии персов, на возвышении, в живых остались лишь немногие, да и те спаслись благодаря наваленным на них сверху телам убитых товарищей.

Вслед за занятием Фригии (царство на северо-западе и в центре Малой Азии) Александр практически без сопротивления занял лежащую к югу Лидию со столицей в городе Сарды. Богатство ее царя Креза, в VI в. до н. э. покорившегося персам, вошло в поговорку.

Грозный персидский флот, состоявший не менее чем из 400 кораблей, Александр решил уничтожить не в морском сражении, а на суше, заняв все его базы.

Греческие города Малой Азии во главе с Эфесом изгоняли местную проперсидскую олигархию и встречали македонян как освободителей. Лишь город Милет, пользовавшийся у персов особыми свободами и привилегиями, впустил войска персов и запер перед Александром ворота. С моря в гавань Милета вошли корабли Эллады, но были блокированы на внешнем рейде флотом персов. Александру пришлось приступом брать Милет, после занятия которого персидский флот удалился.

Далее армия Александра двинулась на юго-восток Малой Азии, в Карию. Персы и греческие недруги Александра заперлись в столице Карий — Галикарнасе. Александр пустил в ход всю мощь инженерного штурмового арсенала Эллады. Руководителю обороны города греку Мемнону не оставалось ничего иного, как поджечь Галикарнас и покинуть его, вступив на борт персидского судна.

Отпустив часть армии на зимний отдых в Элладу, Александр двинулся на занятие лежащих к востоку от Карий Ликии и Памфилии. Вскоре все южное побережье Малой Азии, вплоть до Сирии, подчинилось македонянам. Александр не отвлекался на осаду горных крепостей, предоставляя эту задачу идущей по его стопам администрации. Однако под стенами контролировавшей путь в центр Малой Азии крепости Келэн был оставлен отряд в полторы тысячи воинов с оговоренным с гарнизоном крепости условием: в случае, если по прошествии установленного времени ему не будет подано помощи, — сдаться.

Тем временем македоняне вступили в столицу внутренней Фригии Гордий. А в противоположном стане произошло весьма прискорбное событие, сильно облегчившее жизнь Александру. Скончался командовавший силами персов в Малой Азии греческий полководец Мемнон. Персидский флот, ведомый Мемноном, успел занять острова в Эгейском море — Самос, Родос, Кос, Спорады, Хиос и значительную территорию острова Лесбос. Эллада волновалась. Спарта готовилась к открытому антимакедонскому выступлению в союзе с персами. Однако смерть Мемнона, отравленного недругами, разрушила планы внутреннего возмущения в самой Элладе.

К весне в Гордий подошли пополнения и вернувшиеся из отпусков воины. Александр устремился на юго-восток Малой Азии, миновал горные теснины Тавра и вышел к западным рубежам Сирии.

Персидская армия ожидала Александра в городке Сохах, а громадный транспорт Дария был оставлен в Дамаске. После ряда маневров войска македонян и персов развернулись во фронт друг другу — при впадении в Средиземное море реки Пинар. Причем Дарий находился к северу от Александра, за спиной которого открывался путь к сердцу персидской монархии. Однако Дарий был настолько уверен в своем успехе, что это обстоятельство его мало заботило. Персы имели не менее чем троекратный перевес в численности.

В самый разгар сражения, когда Александр, предводительствуя гвардией, раненный в бедро, словно тигр, рвался к колеснице Дария, а персы собственными телами и горами павших преграждали ему путь, последний монарх ахеменидской династии дрогнул и повернул свою колесницу, запряженную четверкой лошадей, прочь с поля битвы. Войско персов замерло, подалось назад и наконец побежало. Однако греческие наемники— гоплиты— ударили по расстроенным при переходе реки и отставшим от флангов шеренгам фаланги и принялись теснить македонян. На левом фланге персидская конница терзала кавалерию фессалийцев. Когда весть о том, что Дарий бежит, достигла персидских всадников, они развернули коней и, давя пехоту, бросились прочь из битвы. Воды Пинара окрасились кровью персов, земля была густо усеяна их телами, а расщелины в земле едва ли не доверху наполнились убитыми, ранеными и задушенными воинами. Туманившая разум паника вмиг скомкала ряды громадной армии. И лишь одни греческие наемники, сомкнув плотнее ряды под ударами оправившейся фаланги, молча и организованно отступали от реки.

Бегство персов возглавила колесница Дария, которую, сметая, словно пыль, попадавшихся на пути персов, кинулся догонять Александр. Однако настичь ему удалось лишь брошенную царем колесницу, лук, щит и мантию. Дарий ускакал верхом на лошади.

Потери персов были громадны. Александр же потерял не более пятисот солдат убитыми и в несколько раз большее число ранеными. В память о павших на берегу Пинара было воздвигнуто три алтаря. Богатый обоз Дария в Дамаске был взят сподвижником Александра Парменионом. Величина и стоимость доставшейся в руки эллинов добычи были таковы, что отныне они не знали ни малейших финансовых затруднений в завоеваниях на востоке. В лагере персов была пленена семья Дария.

По вступлении в Финикию Александр получил от Дария письмо с просьбой вернуть семью и начать переговоры о мире и союзе, при этом Дарий упрекал Македонию в беспричинном нарушении македонско-персидского мира. Александр в ответном послании Дарию высказался так:

— персы — извечные враги эллинов;

— Дарий узурпировал власть, переступив труп законного наследника;

— воля богов — против Дария, и победа над ним Александра вручает ему бразды правления персидской державой;

— народы Азии сами склоняют головы перед Александром — и будь на то воля самого Дария, и ему будет оказана милость;

— в случае отказа Дария повиноваться Александр настигнет его куда бы он ни скрылся.

Во время осады отказавшегося повиноваться Александру крупного порта и могучей крепости Тира, взять которую было не под силу ни Ассирии, ни Вавилону, от Дария прибыло новое посольство. Послы передали предложение Дария уступить Александру западную часть царства, вплоть до течения реки Евфрат, и выкуп семьи Дария за 10 000 талантов. Союз двух монархов должен был скрепить брак Александра и дочери Дария. Совет во главе с Александром отверг предложение персидского царя. В ответе Дарию было сказано, что вся держава персов принадлежит Александру, включая, если Александр того пожелает, и дочь Дария, а для личных просьб Дарию следует лично явиться в стан македонян.

Между тем Карфаген отказал в помощи осаждённому Тиру. Однако пал Тир лишь после нескольких месяцев осады и яростной обороны. Известие о его взятии произвело потрясшее всех впечатление.

Флот персов прекратил существование с занятием македонянами Финикии. Мятежный пыл Афин вновь был остужен. Бежавшие к южному побережью Черного моря остатки разгромленной при Иссе персидской армии были уничтожены Антигоном, новым сатрапом Фригии. И только спартанский царь Агис высадился на Крите, стремясь расширить антимакедонскую кампанию в Элладе.

Иудея признала власть Александра, и он даровал ее общинам, раскиданным по городам Азии и Европы, значительные права и привилегии, что скоро привело их к повсеместному процветанию.

Далее сопротивляться Александру решилась крепость Газа. Она была взята с помощью насыпей и штурмовых орудий, доставленных из Тира. Этим штурмом было завершено покорение Сирии и Палестины.

Переход по пустыне в Египет у Александра занял 7 дней. В городе Пелузий его ожидал флот Эллады. Персидский сатрап Маздак практически без сопротивления сдал македонянам Мемфис, а с ним и весь Египет.

На северо-западе дельты Нила, у острова Фарос, Александр выбрал место для основания города своего имени. Александрия Египетская сразу же превратилась в один из наиболее красивых, богатых и благоустроенных городов Средиземноморья.

Александр проследовал берегом моря на запад до города Паретония и далее, песками пустыни, до оазиса Сиве, где располагался храм Аммона. Некогда на этом пути был погребен барханами отряд персов.

Организовав взаимно контролировавшую себя административную машину в Египте, Александр, значительно пополнив и укрепив армию, вышел в поход к Евфрату. Эллины перешли Евфрат в августе 331 г. до н. э. и двинулись к Ниневии. На левом берегу Тигра эллинов поджидал Дарий.

Битва произошла 1 октября 331 г. до н. э. при Гавгамелах (Гель-Гомель). Армия Дария была составлена из персов, мидян, парфян, бактрийцев, североиндийских ариев и множества иных народов восточной части державы ахеменидов.

Смысл битвы при Гавгамелах заключался не просто в том, кто из царей окажется владыкой Азии, а в том, какое крыло индоевропейского мира Евразии — западное (греки) или восточное (иранцы) — одержит верх в споре за гегемонию на континенте.

Битву начали конные массы скифов, бактров и данов Турана (народ, упоминание о котором сохранила Авеста). Колесницы персов, возничие которых были частью перебиты лучниками, а частью порублены пехотой, были в конце концов пропущены расступившимися шеренгами в тыл эллинов, и ловля их превратилась в потеху греческим конюхам.

Тем временем завязалось грандиозное кавалерийское сражение. Части персидской и индийской конницы удалось расстроить ряды эллинов и ворваться в их лагерь. Однако вместо того чтобы ударить в тыл противнику и развить успех, всадники, перебив немногочисленную фракийскую охрану, занялись грабежом.

Несмотря на трудности эллинов на флангах и даже в тылу, страшная механическая мощь фаланги делала свое дело в центре и наконец прорвала его насквозь. И вот тогда, когда левый фланг греков под началом Пармениона, казалось, погибал, буквально истекая ручьями крови, в тылу у Александра метались вражеские всадники, а на правом крыле трагизм кавалерийского сражения достиг апогея, Дарий, чувствуя, слыша и видя приближение центра сражения, вновь повернул колесницу вспять. Следом за ним побежал весь центр персов. Это предрешило победу греческой кавалерии над скифскими, согдийскими и бактрийскими всадниками. Преследование бегущей армии шло на пятьдесят километров. И снова Александр, ничего кругом не замечая, гнал коня в надежде настичь Дария. Лишь на следующий день, уже находясь в городе Арбела, Александр убедился в бесполезности своего предприятия. Царь персов в сопровождении нескольких тысяч воинов умчался к Экбатане, столице Мидии.

Битвы при Гранике, Иссе и Гавгамелах решили вопрос о главенстве в Евразии и на севере Африки между старым владыкой, восточноиранским миром, и новым миром эллинов, победа которых была предрешена самим ходом развития истории и экономики данной эпохи. Центр силы и первенства в развитии всех сторон евразийской цивилизации сначала лишь качнулся с Древнего Востока, история которого насчитывала семь тысяч лет, в сторону молодого запада в лице Эллады, а затем окончательно пал в руки новых лидеров. Принять первенство от Передней Азии должен был Александр, словно нарочно для того посланный богом в Элладу.

Вавилон встретил Александра как героя-освободителя. В город Сузы, столицу Элама, до прибытия Александра, вошел его полководец Филоксен. Тут эллинов ожидала и большая добыча и прибытие значительного подкрепления с родины. Безуспешный штурм горного перевала, бывшего воротами исторической Персии, вынудил Александра предпринять обходный маневр, и вскоре ворота столицы Ахеменидской монархии Персеполя впустили македонского царя. Золото и драгоценности, веками копившиеся в центре державы, в одночасье сделали Александра богатейшим монархом планеты.

Вслед за Персеполем был занят город Пасаргад с царским дворцом и некрополем. Столица Персии, отданная Александром солдатам на разграбление, запылала. По прошествии четырех месяцев, проведенных Александром в Персии, он получил подкрепления и двинулся в Мидию, куда с остатками разбитой, но верной армии бежал Дарий. Спустя двенадцать дней Александр занял столицу Мидии город Экбатану. Отсюда Александр отпустил отягощенных золотом фессалийцев и многих иных союзников на родину.

Александр вновь пустился в погоню за Дарием и вскоре прибыл в город Раги (район Тегерана). А тем временем Дарий был схвачен собственными придворными. Весть об этом Александр получил в парфянском городе Гекатомпиле и с 500 всадниками, не разбирая пути, помчался вдогонку за беглецами, но настиг лишь труп заколотого кинжалом Дария (Кодомана), последнего царя великой державы Ахеменидов.

В то же время наместник Македонии Антипатр выиграл войну у царя спартанцев Агиса, убитого при осаде города Мегалополя, чем была поставлена точка в соперничестве Эллады и Македонии.

После покорения Парфии Александр вступил в историческую провинцию Арию, где после подавления возмущения основал город Александрию Арийскую (Герат). Отныне Александр принял тактику закрепления завоеваний через поселение греков в основанных им городах. Причём многочисленные Александрии, основанные македонским завоевателем на востоке, в дальнейшем оказались центрами эллинизма не столько в военном или политическом смысле, сколько в культурном.

По мере осознания Александром себя правителем мировой державы со всеми внешними и внутренними атрибутами подобного положения в рядах его соратников росло недовольство «восточной политикой» Александра. Оппозицию возглавили Парменион и его сын Филот.

Осенью 330 г. до н. э. в Дрангиане (провинция на юго-западе Афганистана) был составлен и раскрыт заговор с целью покушения на жизнь Александра. Заговорщики были схвачены и казнены. Сам Парменион в это время находился в Экбатане и силой своего авторитета в армии представлял серьезную угрозу монарху в случае возникновения возмущений. Парменион также был убит, а из недовольных была составлена отдельная дисциплинарная часть, дабы оградить армию от нежелательных влияний.

Александр перешел горные массивы Гиндукуша весной 329 г. до н. э. Достигнув столицы Бактрии, армия переправилась через реку Оке (Амударья). И тут Александр встретил выданного ему нагого, закованного в цепи убийцу Дария Бесса. Его четвертовали в Бактре. Но уже разгоралась долгая и кровавая война согдийцев, туранцев и скифов-массагетов с армией Александра, конечным пунктом в движении которой в Среднюю Азию были берега реки Яксарта (Сырдарья), где была основана крайняя на северо-востоке Александрия Дальняя (современный город Ходжент).

Изобилующая кровью, коварством и изнурительными переходами война окончилась зимой 328 г. до н. э. съездом всей местной знати в Бактрии, где в обмен на значительные, в сравнении с иными провинциями, свободы, дарованные Александром югу Средней Азии и их властителям, те обещали, в свою очередь, оказать Александру всяческую помощь и поддержку в его дальнейших завоеваниях.

Весной 328 г. до н. э. Александр получил подкрепление и усмирил восстание, вспыхнувшее в Согдиане. Летом 328 г. до н. э. во время пира в Мараканде Александр пронзил копьем спасшего ему жизнь в битве при Гранике македонянина Клита, брата своей кормилицы Ланики, в ответ на упрёк старого солдата Александру в том, что он велик лишь благодаря крови и поту великой армии.

Весной 327 г. до н. э. война в Средней Азии была практически завершена, а голова возглавлявшего борьбу против Александра Спитамена была выдана македонянам скифами в обмен на мир.

Брак Александра и дочери вельможи Дария Роксаны совершался по иранскому обряду. Александр все более подымался над своими подданными, вчерашними соратниками, и все более походил на классического восточного монарха, образ которого обожествлялся и окружался нечеловеческой роскошью. Недовольство, давно назревавшее среди эллинов, в 327 г. до н. э. получило выражение в «заговоре пажей», юношей из знатных македонских семей. Заговор был раскрыт, и в ответ на обвинения возглавившего его Гермолая в деспотизме Александр ответил, что пришёл в Азию не истреблять народы и полмира обратить в пустыню, а для того, чтобы и побежденные не тяготились его победами.

Для создания мировой державы, о которой всерьез помышлял Александр, было необходимо завоевать далекую Индию. Весной 327 г. до н. э. приготовления к походу были завершены. Летом армия Александра подошла к бассейну Верхнего Инда. Заняв ряд крепостей, войска приблизились к крепости Аорна, расположенной на скале высотой в 1000 м. Взятие Аорны стоит в одном ряду с взятием Галикарнаса, Тира и Газы. Укреплённая греками ещё более прежнего, Аорна в дальнейшем явилась одним из главных центров их влияния в долине Инда. В Индии македоняне переняли у противника искусство использования в сражении боевых слонов.

После заключения мира с царем Таксилы Александр устремился к берегам левого притока Инда Гидаспа, где его ожидал с обещанием достойного приема в ответ на предложение Александра о мире царь Павравы Пор.

Четвёртая грандиозная битва Александра на востоке произошла в июне 326 г. до н. э. Александр с частью армии переправился через широкую своенравную реку, выше по течению расположения стана Пора. Главные силы противников после небольшого авангардного боя были развернуты на открытом песчаном поле. Александр решил действовать прежде всего конницей, расстроить порядки кавалерии и пехоты Пора и уж потом пустить в ход пехоту для борьбы с теряющими строй слонами — главной и страшной силой индийской армии.

Хаос и паника, посеянные в рядах индусов греческой кавалерией, стойкость греческой пехоты да топоры восточных рекрутов Александра, подрубавшие животным сухожилия на коленях, достигли цели. Обезумевшие слоны принялись уничтожать собственную пехоту, а люди Александра продолжали истреблять слонов.

Отряд эллинов во главе с Кратером, оставленный Александром на правом берегу реки, внезапно появился на месте сражения и принялся преследовать остатки армии Пора.

На месте переправы через реку Гидасп Александр основал город Буцефал, названный по имени его боевого коня. На месте же битвы был основан город Никея.

В ответ на стремление Александра достичь долины Ганга и продолжить завоевания на востоке изнуренная армия ответила твердым, как никогда прежде, отказом. «Лучший дар богов — умеренность в счастье» — таков был ответ солдат Александру. Он упорствовал, но одержать победу над собственной армией не мог. От реки Гифасис армия повернула на запад, и далее к востоку она уже не прошла. На берегах Гидаспа был выстроен флот. В ноябре 32 6 г. до н. э. войско и флот двинулись вниз по течению, к устью Инда и к океану. Смиряя окрестное население, Александр продвигался к юго-западу, когда до него стали доходить вести о волнениях в персидских и иных провинциях громадного государства. Александр выслал в Персию корпус под началом Кратера, сам же достиг устья Инда и вступил в город Патиалу.

Находясь на берегу Индийского океана, Александр впервые наблюдал приливы и отливы. В Патиале кипела работа по укреплению цитадели и строительству верфи и гавани. А по дорогам, ведущим к долине Ганга, рылись колодцы. Флот под руководством Неарха вдоль берега океана двинулся на запад.

Александр в сентябре 325 г. до н. э. вступил, идя в Персию, в пески страшной пустыни, согласно преданиям некогда уничтожившей армии ассирийских царей и персидского монарха Кира, шедшие на завоевание Индии. По прошествии двух месяцев пути армия, растерявшая в пустыне многих солдат и снаряжение, наконец достигла города Пура (Белуджистан), столицы исторической провинции Гедрозии.

Флот, ведомый Неархом, претерпел не меньшие, чем армия, страдания, мучимый голодом, жаждой и настигшей его страшной бурей. Александр, успевший соединиться с отрядом Кратера, считал флот погибшим, когда тот, во многом благодаря мореходному искусству Неарха, пристал к берегам Кармании (юг Ирана). Александр плакал, узнав в пришедшем в его лагерь несчастном оборванном старике Неарха.

Лето 324 г. до н. э. застало Александра и его армию в городе Опис на Тигре, где был оглашен указ царя об отпуске многих ветеранов на родину. Процесс смены македонян персидской, мидийской и туранской молодежью шел давно, однако апогей противоречий между старой когортой бойцов и Александром, год от года все более от них отдалявшегося и окружавшего себя азиатами, пришелся именно на 324 г. до н. э. На этот раз армия уступила Александру. Ветераны с почетом были отправлены на запад, а Александр продолжил свою «восточную политику» и огромную созидательную работу, направленную на упрочение завоеваний эллинов в Азии. Рождалась эпоха эллинизма, новая мировая культура, сумевшая покорить многие сердца от Египта до Согдианы. Греческий язык, привносимый значительными группами греков-переселенцев, завоевывал все новые земли в Азии. Развивались торговля, экономика. В оборот было пущено золото персидской монархии, обернувшееся множеством звонких монет.

Александр по-прежнему вынашивал планы создания мировой державы. Однако в десятых числах июня 323 г. до н. э. Александр умер от злокачественной лихорадки.

Организм его был подорван тяжестью великих свершений полководца и безудержностью перемежавших их оргий.

Со смертью великого Александра начались эпоха губительных смут в Элладе и бесконечная борьба за первенство в споре за законность наследования власти в громадной империи. После нескольких десятилетий кровавых смут и раздоров выделилось три основных государства, наследовавших империи Александра: Македония, управляемая династией Антигона, Египет с династией Птолемеев и Сирия с династией Селевкидов.

В эпоху возвышения и владычества династии Ахеменидов (VI–IV вв. до н. э.) на востоке и последовавшего в IV в. до н. э. восшествия на олимп мировой истории Македонии и всей Эллады к западу от нее начал расти новый колосс. Это был пока не проявивший притязаний на мировое лидерство, но неуклонно крепнувший и расширяющий год от года свои территории Рим.

В нижнем течении реки Тибр, в центре Апеннин, по обоим берегам реки тянутся гряды холмов. На этих-то холмах и жили представители общины рамнов (Ramnes), названием своим, видимо, обязанные реке (riva — река), позже названные римлянами.

Общество древних обитателей Тибрских холмов, как и всюду в индоевропейском мире, было составлено из трех социальных групп, давших впоследствии жизнь одному из основополагающих понятий римского права — tribus, означающее любое деление и изначальное понятие о нем как о трёхчленности. Римские предания донесли до нас названия трех общностей, положивших начало великому городу: рамны, тации и луцеры. Из нескольких сельскохозяйственных поселений, венчавших холмы над Тибром, впоследствии и возник Рим. Однако родился город не в один день. Главным торговым путем Лаци-ума (историческая провинция по берегам Тибра) служило русло Тибра. Кроме того, Тибр служил естественным рубежом обороны от лежащей к северу Этрурии. Являясь одновременно и крепостью, и торговым пунктом, Рим начал свое восхождение от легендарных «семи деревень» (septem pagi) и соляных копий близ устья (ostia) реки к великому городу, ставшему владыкой мира.

Непосредственной основой Рима был описанный Тацитом, еще видимый в эпоху империи Палатин — городская крепость на холме, четырехугольной формы, окруженная каменной стеной и снабженная несколькими проездными воротами и башнями. Вокруг Палатина на семи римских холмах росли предместья. Интересно отметить, что мостовые переправы возвышались в Древнем Риме на правой, этрусской, стороне Тибра, а строительство мостов предписывалось совершать только из дерева, без применения металла, что давало возможность быстрого их уничтожения самими строителями.

Напротив Палатина и окружавших его предместий стоял еще один древнейший центр Рима — Квиринал, являвшийся древним замком (capitolium vetus) со святилищами Юпитера, Юноны и Минервы.

Официальной датой основания Рима считается 754 г. до н. э., однако дата эта весьма условна. В первой четверти I тыс. до н. э. в исторической провинции Лацио возник союз из 30 городов, включая Рим. Во главе союза стоял город Альба-Лонга, позже разрушенный римлянами. С IV в. до н. э. во главе Лацио становится Рим. А сам союз был упразднен Римом после второй латинской войны (340–338 гг. до н. э.) как раз тогда, когда доживала последние годы персидская держава и уже всходила звезда македонского героя. Именно в 338 г. до н. э. был заключен союз Филиппа Македонского с государствами Эллады, явившийся прологом великого похода эллинов в Азию.

К 264 г. до н. э. Рим овладел практически всей территорией Апеннин. Владычеству этрусков на севере, а эллинов на юге полуострова был положен конец. При этом культура Рима интенсивно впитывала наследие великих цивилизаций этрусков и Эллады.

Римляне вошли в непосредственное соприкосновение с галлами (кельтами), занимавшими земли в бассейне реки По, и к началу эпохи решающих войн с Карфагеном (218–146 гг. до н. э.) заняли территории к северу от Апеннин, вплоть до южных отрогов Альп.

Карфаген, основанный как торговая колония Финикии на севере Африки около 825 г. до н. э., к началу III в. до н. э. сумел овладеть значительными территориями средиземноморского побережья Африки, Пиренеев и рядом островов, включая часть Сицилии и Сардинии, и превратился в могучую морскую державу Западного Средиземноморья. Его столкновение с Римом было неизбежно.

Войны 264–146 гг. до н. э. окончились взятием и разрушением Карфагена, земли которого вошли в состав динамично развившегося Римского государства.

Так на юго-западе Европы возвышался Рим, вскоре явившийся владыкой огромных территорий в Европе, Азии и Африке. Однако теперь обратим наши взоры на север, центр и восток Европейского континента и посмотрим, что происходило в мире славян и германцев в эпоху Ахеменидской династии Азии, расцвета эллинизма и возвышения Рима.

Просмотров: 2546