Алексей Гудзь-Марков

Индоевропейцы Евразии и славяне

Ранняя Эллада. Киклады, Крит, Кипр, Троя

 

Могучий индоевропейский вал, ворвавшийся из степей Евразии в центр Европы в первой половине III тыс. до н. э., не мог не докатиться до берегов Эллады, будущей родины утонченной европейской культуры.

Мы помним о том, что около 2750 г. до н. э. на северо-западе Малой Азии была основана Троя I, ставшая западным форпостом древней среднеазиатской цивилизации Евразии. Несмотря на то что Троя явилась своего рода мостом между Европой и Азией и в определенном смысле предтечей Византии, основной поток индоевропейского населения шел на юг Балкан в III тыс. до н. э. из степей Северного Причерноморья, ибо обладал несравненно более высокой степенью подвижности, нежели оседлое население центров Передней и Малой Азии.

Итак, около середины III тыс. до н. э. широким индоевропейским вторжением с севера и отчасти с востока, из Малой Азии, было положено начало эпохе ранней Эллады. С этого времени юг Балкан (полуостров Пелопоннес, провинции Фессалия, Македония), Кикладский архипелаг Эгейского моря, острова Крит и Кипр вошли в единую индоевропейскую общность культур и цивилизаций Евразии как одни из наиболее ярких ее проявлений. На возвышенностях у моря пришельцы принялись за строительство многочисленных поселений. Застройка велась тесная, стены домов сооружались из камня, кирпича-сырца на глиняном растворе и скреплялись деревянным каркасом. Тесная застройка городов и селений юга Туркмении и Ирана V–III тыс. до н. э. во многом походила на застройку расцветающих центров Эллады.

Отцветающий сад Передней Азии и юга Туркмении с середины III тыс. до н. э. активно засевал культурными семенами новые, значительные по площади территории в Европе. Особенно быстро их всходы появились и вызрели под ласковым солнцем Средиземноморья.

На полуострове Пелопоннес были созданы собственная медная металлургия, керамическое производство без применения гончарного круга, что указывает на их степную предысторию, причем в орнаменте присутствует оттиск шнура. Шло активное разведение крупного и мелкого рогатого скота и свиней. Повсеместно распахивалась земля под злаковые культуры, сажались сады и огороды. Одновременно налаживалась торговля с центрами Передней Азии, идущая через Трою. Погребения в Элладе совершались в каменных ящиках, и их форма была гораздо разнообразнее, чем на севере Европы.

Наряду с Пелопоннесом в III тыс. до н. э. расцвел остров Крит. Тут так же, как и на континенте, велось широкое строительство каменных зданий, скрепленных деревянным каркасом, развивалась медная, а несколько позже и бронзовая металлургия, изготовлялись украшения из золота. На Крите широко выделывались каменные сосуды. Остров вел взаимный культурный и торговый обмен с Египтом.

Захоронения на Крите совершались в родовых каменных склепах, а с последней четверти III тыс. до н. э. появились индивидуальные погребения в каменных цистах-ящиках, причем умерший помещался либо в глиняном гробу-лорнаке, либо в сосуде-пифосе.

В конце III тыс. до н. э. на Крите возникло государство со столицей в городе Кносс. Кроме того, на острове развивался еще целый ряд городов. Население страны переживало время имущественного расслоения. Вершины гор украшались храмовыми постройками — святилищами. За стенами городских укреплений каменные многокомнатные дома теснились вокруг царственных дворцов.

Со второй половины III тыс. до н. э. на Крите применялось пиктографическое письмо, в конце тысячелетия трансформировавшееся в иероглифическое.

Культура Крита развивалась стремительнее не только центров Эллады, она во многом стала лидером и древнейшим преемником наиболее совершенных форм и технологий производящей экономики всей индоевропейской общности Евразии предыдущих эпох. Крит одним из первых в Европе принял эстафету от городских центров Передней Азии и юга Туркмении V–III тыс. до н. э.

С III тыс. до н. э. на Крите строили и эксплуатировали длинные лодки с высоким носом и низкой кормой. А с 2000 г. до н. э. на печатях (остров Крит) изображались трехмачтовые корабли, оснащенные прямоугольными парусами. С развитием кораблестроения возрастал объем импорта, поступавшего из Египта и Передней Азии на Крит и во всю Элладу. Для перевозки грузов по суше использовались четырехколесные повозки, запряженные быками. На Крите ранее иных мест Европы началось освоение бронзовой металлургии.

Наряду с Троей, центрами Пелопоннеса и Крита со второй половины III тыс. до н. э. в эпоху бурного развития вошли острова Кикладского архипелага (211 островов), расположенные в водах Эгейского моря. На островах Кея, Милос, Тира возникли протогорода. Находясь в центре средиземноморской торговли, Киклады быстро богатели. Для защиты от вероятных вторжений города окружали каменными крепостными стенами.

Под надежной защитой мощных укреплений в черте городов вырастали двухэтажные дома, сложенные из камня и скреплённые деревянными балками. Под домами, за деревянными перекрытиями, помещались кладовые с сосудами, наполненными маслом, винами, фруктами, злаками. Фасадом дома обращали к морю, а улицы мостили булыжником. Кроме того, возводились дворцы с прямоугольными помещениями в центре здания (мегароны).

Островитяне совершали погребения в прямоугольных или трапециевидных каменных ящиках. Форма их напоминает дольмены Волыни и трапециевидные гробницы Польши второй половины III тыс. до н. э.

Со второй половины III тыс. до н. э. на острове Кипр, как и во всем Эгейском море, произошли разительные перемены вследствие широкого вторжения индоевропейцев, в данном случае шедших с берегов Малой Азии.

На острове приступили к разработке медных рудников. Вскоре освоили выплавку бронзы. Керамика была близка кикладским образцам. Население, весьма многочисленное, возводило дома из кирпича-сырца на каменном фундаменте и занималось пахотным земледелием на воловьих упряжках.

Строились круглые погребальные камеры с ведущим в них коридором-дромосом, служащие долговременными фамильными склепами.


Псира. Малый расписной пифос. Позднеминойский I период (по Боссерту)


На остров поступали изделия из золота, серебра, драгоценных и полудрагоценных камней. Кипр, в свою очередь, поставлял во все провинции Средиземноморья продукцию собственного производства.

Около середины III тыс. до н. э. индоевропейские кочевники проникли не только в Эгею и на Балтику, но и на Апеннинский и Пиренейский полуострова, положив тем самым основание металлургии юго-запада Европы. Однако настоящее освоение Апеннин и Пиренеев развернется во II тыс. до н. э. Связано оно будет с новой волной индоевропейских кочевников-пришельцев с юга Восточной Европы и из долин Верхнего и Среднего Дуная на периферию Европы, на юг Скандинавии, в Британию, на Пиренеи, Апеннины и Балканы.

Просмотров: 2712