Игорь Коломийцев

Тайны Великой Скифии

Властители Азии

 

Однако вернемся к подробностям скифской истории. Преследуя по пятам убегающих киммерийцев, всадники-стрелки преодолели Кавказский хребет и оказались в Передней Азии, где напали на войско мидийцев и персов, осаждавшее столицу Ассирии — Ниневию, блестящий Город львов. Геродот полагал, что кочевники просто «заблудились», взяв восточнее, чем следовало, от побережья Черного моря. В действительности же эти арийские племена, как мы знаем, были близкими родственниками и союзниками враждебных скифам киммерийцев, и война с ними вряд ли была случайной [44, 79].

Раненый скиф. Золотой сосуд из кургана Куль-Оба. IV в. до н. э.
Раненый скиф. Золотой сосуд из кургана Куль-Оба. IV в. до н. э.

Впрочем, некоторые исследователи вообще полагают, что первоначально все три ираноязычных народа: киммерийцы, мидийцы и скифы — составляли единый союз арийских племен против Ассирии, но затем хитроумным ассирийцам удалось противопоставить скифов остальным своим врагам. Как бы то ни было, на помощь осажденной столице тогдашнего мира пришло «огромное войско скифов, которых вел царь Мадий». По свидетельству Геродота, «мидийцы, вступив со скифами в бой и потерпев поражение в битве, лишились власти, а скифы завладели всей Азией... Отсюда они пошли на Египет. Когда они достигли Сирийской Палестины, Псамметих, царь Египта, встретив их дарами и мольбами, убедил далее не продвигаться».

Несколько десятилетий войско скифов пребывало на Ближнем Востоке и, не имея достойных соперников, покорило народы почти целого континента. И лишь потеряв своих вождей, предательски убитых на пиру у коварного мидийского царя Киаксара, повернуло в Причерноморские степи, попутно разорив дотла закавказское государство Урарту. Как пишет Геродот: «28 лет властвовали скифы в Азии и за это время, преисполненные наглости и презрения, привели все там в полное расстройство. Они собирали с каждого народа дань, разъезжали и грабили все, что попадалось» [38].

Откройте «Ветхий завет», почитайте древние пророчества иудеев и вы поймете, каких страхов нагнали кочевники на весь регион: «Вот идет народ от страны северной, и народ великий поднимается от краев земли. Держат в руках лук и копье; они жестоки и немилосердны, голос их шумит как море, и несутся на конях, выстроены как один человек. Мы услышали весть о них, и руки у нас опустились, скорбь объяла нас, мучения как женщину в родах». Так стращает потомков Иеремия, глава 6, стих 22—23 [21].

Ужас, который навели скифы на все ведущие страны Передней Азии, был настолько велик, что те дружно бросились перевооружать свои армии. На ассирийских стелах можно увидеть изображения двух всадников, скачущих на одной лошади. У одного из них в руках лук, и дабы он мог выстрелить, второй спешивался и держал узду их общего скакуна. Понятно, что такая «конница» не могла угнаться за легкокрылыми скифскими лучниками.

Наибольших успехов в послескифском перевооружении народов достигли разбитые ими наголову иранцы — мидийцы и персы. Они впоследствии, опираясь на усвоенные уроки, создадут Великую Персидскую державу.

Переднеазиатские походы скифов прославили имена их царей: Ишпакая, Прототия (Партатуа в ассирийской транскрипции), Мадия. Но было ли у скифов государство, в нашем понимании? В спорах по вопросу о «Скифском царстве» сломано копий не меньше, чем в походах этих кочевников.

Главная трудность для ученых состоит в том, что скифы (по крайней мере, их царское, господствующее племя) еще со времен переднеазиатских приключений не вели, да и не могли вести никакой хозяйственной деятельности, кроме, конечно, грабежей и выколачивания дани с народов Ближнего Востока. Неужели перед нами целое общество воинов-грабителей? Тем не менее, археологические исследования подтверждают это мнение тем, что все обнаруженные к югу и северу от Кавказского хребта скифские курганы раннего этапа являются могилами, во-первых, мужчин, а во-вторых, воинов, без каких-либо намеков на иной пол и другой вид хозяйственной деятельности [84, 170].

В классическую схему исторической науки о том, что все народы делятся на земледельческие, скотоводческие, племена охотников и рыболовов, ремесленников и торговцев, упрямые скифы укладываться никак не хотели. Более того, и возвратившись в Северное Причерноморье, скифы обустроили общество, где одно племя, кочующее в местах своего постоянного обитания в традиционных кибитках на колесах, было как бы коллективным господином остальных скотоводческих и земледельческих племен.

Кстати, по рассказу Геродота, благодаря которому мы так много знаем об этом народе, по возвращении из 28-летнего похода скифов ожидал неприятный сюрприз: «Ведь жены скифов вступили в связь с рабами... От этих же рабов и жен скифов выросло молодое поколение. Узнав свое происхождение, юноши стали противиться скифам, когда те возвратились из Мидии. Прежде всего, они оградили свою землю, выкопав широкий ров — от Таврийских гор до самой широкой части Меотийского озера» [38].

После того как истинные скифы расквитались со своими рабами и их потомками, применив вместо мечей нагайки, они, если верить греческому историку, создали державу, в состав которой входили три разных племени: царские скифы (или сколоты, как они сами себя называли), скифы-земледельцы и скифы-кочевники, а рабов стали ослеплять. Видимо, для профилактики.

Несмотря на кажущуюся невероятность этой легенды, она во многом подтверждается данными современных археологических раскопок. Так, на окраине скифского мира, в предполагаемых местах обитания скифов-пахарей, находят множество могил древних земледельцев с их весьма скромным инвентарем. Среди них изредка встречаются более богатые захоронения воинов-всадников с насыпными курганами. Как будто царственные всадники надзирают за покорными им землепашцами.

В центре же скифского мира захоронения земледельцев и скотоводов исчезают вовсе, и все могилы принадлежат более или менее знатным воинам. Такое своеобразное государство, где коллективный господин, в качестве которого выступает племя царских скифов, не смешивается с покоренным населением, но живет отдельно в собственных землях.

До нас дошло несколько легенд о происхождении этого удивительного народа. По одной из них, собственно скифской, у прародителя этноса, сына бога Зевса от дочери реки Борисфен (Днепр), человека по имени Таргитай, было трое сыновей: Липоксай, Арпоксай и младший — Колоксай. В период их царствия на землю упали пышущие жаром золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. В руки это золото далось лишь младшему брату. От него и произошло племя паралатов. От среднего сына — катиаров и траспиев, от старшего — авхатов. Все вместе они составили союз царских скифов — сколотов.

По другой, греческой, легенде, скифы ведут происхождение от легендарного героя Геракла и полудевы-змеи Гилеи, которая, завладев конями последнего, вынудила сына Зевса вступить с ней в связь. После чего Гилея спросила у Геракла, как ей поступить с будущими сыновьями — воспитать при себе или отправить отцу. Герой передал свой лук и тяжелый пояс с золотыми застежками в виде чаши и велел оставить в этих краях только того из потомков, кто сумеет натянуть тетиву на лук, что до этого под силу было только Гераклу, и надеть тяжелый золотой пояс.

Родилось трое сыновей. Как и следовало догадаться, только один из них смог справиться с заданием отца — младший, его звали Скиф. Двое старших его братьев — Гелон и Агафирс — не смогли натянуть тетиву и надеть пояс и были изгнаны на чужбину. Легенда, по-видимому, отражает представления эллинов о якобы имевшемся родстве скифов с соседними народами: гелонами и агафирсами [38].

Впрочем, говоря об этнической принадлежности этого народа, необходимо подчеркнуть, что хотя по языку скифские племена принадлежали к арийцам, то есть ираноязычным индоевропейцам, в антропологическом плане они слегка выделялись среди прочих своих лингвистических родственников.

Арийские народы, как и многие другие индоевропейские племена, причисляются антропологами к длинноголовому североевропейскому расовому типу: они были высокорослы, стройны, белокожи, светловолосы. Однако если представители западно-арийских племен имели более узкие, вытянутые и высокие лица, развитые нижние челюсти, то скифы отличались широкими и низкими лицами. Кроме того, их носы часто имели легкую горбинку. В народе такие именуют «орлиными».

Хорошо знакомые со скифами греки описывали их как красивых людей крепкого телосложения. Поскольку спартанцы и афиняне были известными эстетами во всем, что касалось строения тела и в целом внешнего облика человека, к тому же не склонными к пению дифирамбов иноземцам, то можно не сомневаться в справедливости этой оценки. К тому же она подтверждается данными ученых-антропологов. Вот как описывает внешность европейских скифов один из мэтров отечественной антропологии академик Валерий Алексеев: «Это были классические европеоиды, отличавшиеся... удлиненной формой головы, относительно низким и широким лицом, довольно массивным скелетом и сравнительно высоким ростом» [4].

В известном древнегреческом трактате «О воздухе, водах и местностях», который часто приписывают перу знаменитого целителя Гиппократа, хотя труд этот был создан гораздо позже, автор обратил внимание на необычный оттенок волос у жителей Северного Причерноморья. «Все скифское племя, — свидетельствует неизвестный эллинский врач, — рыжее, вследствие холодного климата, так как солнце не действует с достаточной силой, и белый цвет как бы выжигается от холода и переходит в рыжий» [39].
Просмотров: 1552