Эрик Шредер

Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Гибель воина Рабиа по прозвищу Длинноволосый

 

   Рабиа заметил вдали облако пыли.

   – Скачите вперед! Скорей! – крикнул он женщинам, бывшим с ним. – Я не думаю, что это друзья преследуют нас.

   Я подожду здесь, пока уляжется пыль, и выясню, кто это. Если это враги, я нападу на них из-за деревьев и увлеку их за собой. Мы встретимся на перевале Газал или Усфан в Кадиде. Если мы там не встретимся, то, по крайней мере, вы доберетесь до нашей страны.

   Рабиа вскочил на коня и поскакал навстречу неизвестности. Он показался из-за деревьев, и преследователи бросились за ним, будучи уверенными, что женщины недалеко. Длинноволосый был искусным лучником, и его стрелы заставили врагов, остановившись, позаботиться о своих мертвых и раненых. Он пришпорил коня, догнал своих женщин, и они вместе понеслись еще быстрее. Но люди племени сулайм не отставали. Тогда он повернулся к ним лицом снова. Так продолжалось, пока не закончились стрелы. На заходе солнца они достигли страны Кадид. Но лошади, черные от пота и пыли, и люди, горящие жаждой мести, были уже близко. Тогда он повернул еще раз, и много врагов полегло от его меча и копья, но тут Нубайша, сын Хабиба, вонзил свой дротик ему в грудь.

   – Я убил его! – воскликнул Нубайша.

   – Ты лжешь, лживый рот, – ответил Рабиа.

   Но Нубайша понюхал острие своего копья и сказал:

   – Нет, это ты лжец; я чувствую запах твоих внутренностей!

   Тогда Рабиа повернул коня и, несмотря на рану, поскакал ко входу в ущелье, где его ждали женщины. Он попросил у матери:

   – Пить! Дай мне пить!

   – О сын мой! Если я дам тебе пить, ты умрешь немедленно, на этом месте; и нас схватят. Потерпи, мы можем еще уйти.

   – Тогда перевяжи меня.

   Она перевязала его своим покрывалом, и он прочел стих:

 

Скорей перевяжи меня!

Ведь ты теряешь всадника, похожего на золото горящее:

На сокола, который вел людей, как стаю птиц,

И упал камнем, ударившись всем телом.

 

   Его мать ответила:

 

Мы – главный столп Малика и Талабы,

Мы сказка мировая без конца.

Народ наш гибнет, муж за мужем;

Существование наше угасает.

Теперь вперед! Пока есть силы, бейся!

 

   Итак, он остался, чтобы встретить врага еще раз, в то время как женщины поспешили вперед так быстро, как только могли. Длинноволосый сидел на коне, закрывая собой узкий проход, и, когда он почувствовал, что смерть приходит к нему, оперся на копье и стал ждать. Когда люди из племени сулайм заметили его в сумерках, все еще сидящего на коне, они долгое время медлили, не решаясь напасть на него, думая, что это живой человек. В конце концов Нубайша, приглядевшись, сказал:

   – Его голова упала набок, клянусь, это мертвец!

   Человек из племени хузаа пустил стрелу, конь дернулся, и Длинноволосый упал лицом на землю. Тогда преследователи обыскали тело. Но они побоялись идти дальше, так как в это время им безопасней было быть ближе к дому. Воин из племени сулайм подъехал к поверженному.

   – Ты защищал своих близких, будучи живым и будучи мертвым! С этими словами он вонзил древко своего копья в глаз Рабиа.

Просмотров: 1552