Эрик Шредер

Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Пророк и дети Хатима из рода Тай

 

   Из всех бедуинов наиболее прославился род Тай – благодаря щедрости их соплеменника Хатима. Про Хатима рассказывают много историй, и эта одна из них.

   Когда его мать была беременна им, ей приснилось, будто бы ее спросили:

   – Что ты выберешь? Одного сына, имя которого будет Хатим и он прославит свое имя щедростью, или десять обычных сыновей?

   – Пусть будет Хатим, – ответила она.

   Когда мальчик вырос, он взял за привычку выносить свою трапезу из дома и делиться ею с нуждающимися. Если же он не находил никого, то выбрасывал пищу. При виде такой расточительности отец дал ему рабыню, кобылу с жеребенком и отправил его в пустыню, пасти верблюдов. Когда Хатим приехал на пастбище, он заметил трех путников и поскакал им навстречу.

   – Нет ли у тебя какой-нибудь еды, паренек? – спросили путники.

   – Вы видите этих верблюдов и еще спрашиваете? – ответил он.

   И Хатим помчался к стаду и зарезал трех верблюдов, чтобы приготовить им угощение.

   – Дорогой! Мы удовольствовались бы и молоком, – сказали путники, подъехав к лагерю Хатима, – но если ты хотел устроить пир, то и тогда хватило бы одного верблюда.

   – Я знаю это, но я увидел по вашей одежде и говору, что вы иноземцы, и хотел бы, чтобы вы рассказали в своей стране о том, что здесь увидели.

   Три путешественника оказались придворными поэтами, направлявшимися в Хиру, и тут же, сочинив, прочли стихи, прославляющие его щедрость.

   – Я хотел проявить великодушие, но вы превзошли меня! – воскликнул Хатим. – Клянусь, что перережу поджилки всему стаду, если вы не возьмете этих верблюдов в подарок и не поделите их между собой.

   Поэтам не оставалось ничего, как подчиниться, и они ушли, ведя каждый за собой по девяносто девять животных.

   Когда отец Хатима узнал об этом, он примчался на пастбище и закричал:

   – Где верблюды?

   – О отец! Я отдал их, чтобы они принесли тебе вечную славу, которая будет так же неотделима от тебя, как аромат от розы и гром от молнии, – люди надолго запомнят стихи, сложенные в нашу честь.

   Хатим Тай уже умер, а его сын Ади стал шейхом рода, когда пророк послал Али с отрядом обратить Ади в ислам. Ади бежал, но его сестра была схвачена и доставлена в Медину. Ее поселили в отдельной палатке из дубленых шкур возле входа в мечеть, из уважения к ее отцу.

   Однажды, когда пророк пришел в мечеть, она вышла и обратилась к нему:

   – Посмотри на меня, пожилую женщину, дочь прославленного отца; про тебя говорят, что ты также великодушный человек, и, если это так, тебе следовало бы отпустить меня к брату.

   – Твой брат скрывается от Бога и Его пророка, – ответил Мухаммед и вошел в мечеть.

   Но через три дня он отпустил ее, подарив новую одежду, верблюда и снабдив всем необходимым для путешествия.

   – Как он обращался с тобой? – спросил Ади сестру, когда она вернулась.

   – Я думаю, тебе лучше повидать и расспросить его самого, – ответила та.

   Тогда Ади сел на верблюда и поехал в Медину. Там, у мечети, он увидел пророка в окружении друзей. Оставаясь на почтительном расстоянии, он приветствовал Мухаммеда.

   – Кто ты? – спросил пророк.

   – Ади, сын Хатима из рода Тай.

   Пророк встал, взял Ади за руку, а он никогда не удостаивал язычника такой чести, отвел его в дом, посадил на свою собственную, набитую соломой подушку и сам сел перед ним на землю.

   – Ади, – начал пророк, – Бог дал тебе все в этом мире: высокое положение в собственном племени, известное имя, которое отец оставил тебе, что ты потеряешь, если вдобавок к этому Бог дарует тебе Иной мир? Прими Веру, и он будет твоим.

   Ади молчал.

   – Клянусь Богом, сотворившим меня! Будет время, когда эта Вера распространится по всему миру!

   В конце концов Ади стал правоверным, а с ним все люди его рода. Вскоре среди окружающих племен распространилась весть о том, что Ади, сын Хатима, принял ислам и с каким почетом его принял пророк. Люди говорили при этом: «Поистине, Мухаммед – великий человек!»

   В начале 9 года хиджры к пророку стали съезжаться представители арабских кланов со всех концов пустыни и принимать ислам; по этой причине тот год был назван ГОДОМ ДЕПУТАЦИЙ.

   Первыми приехали посланцы из племени тамим, семь дюжих мужчин. Приехав в Медину, они зашли в мечеть и, увидев, что во дворе никого нет (пророк был в одной из боковых пристроек), стали громко, так, как привыкли делать в пустыне, кричать: «Эй! Мухаммед! Выходи!» – до тех пор, пока он не вышел.

   – О Мухаммед! – обратились они. – Мы пришли вызвать тебя на состязание в ораторском искусстве; если выиграешь, мы примем твою веру.

   Устраивать такие состязания было в числе древних обычаев арабов. Два клана, встречаясь, выбирали по чтецу для произнесения хвалебных, в стихах или прозе, посвященных своему роду речей. Выигрывал тот, чья речь признавалась лучшей.

   Тамимы сели напротив пророка и его сподвижников. Оратор тамимов встал и долго превозносил величие своего племени. Когда он закончил, Мухаммед велел ответить Каису, сыну Тхабита, ансару.

   Речь Каиса была признана лучшей. Затем выступил поэт тамимов. Против него пророк выставил Хасана, сына Тхабита, который прочитал рапсодию, восхвалявшую достоинства Смирения перед Богом и прославлявшую Его пророка. Тамимы признали превосходство стихов Хасана и, произнеся Символ веры, стали приверженцами пророка. Мухаммед подарил каждому шейху почетную одежду, и те отправились к своим, после чего весь клан принял Истинную Веру.



   14. Бедуины сказали: «Мы уверовали». Скажи [, Мухаммад]: «Вы не уверовали и лишь потому говорите: «Мы предались [Аллаху]», что вера все еще не вошла в ваши сердца. Если вы будете покорны Аллаху и Его Посланнику, Он нисколько не умалит [воздаяния] за ваши деяния, ибо Аллах – прощающий, милосердный»[114].



   – Племена должны оставить обычай прославлять своих предков, – сказал пророк. – Если они не сделают этого, пусть знают, что они отвратительней перед лицом Бога, чем навозные жуки, толкающие дерьмо перед собой. Бог не желает более видеть гордых; есть только два типа людей: правоверные и грешники. Все мы дети Адама, а Адам был сотворен из праха.

   В тот год паломники-язычники, как обычно, приехали в Мекку поклониться Святому Дому. Это все еще было позволено им, согласно договору с пророком, заключенному ранее. Но в тот год было сказано в Откровении:



   3. В день великого хаджа к людям [придет] весть от Аллаха и Его Посланника: «Аллах, а также Его Посланник отступаются от многобожников. Если вы раскаетесь, то тем лучше для вас. Если же вы отвратитесь [от Аллаха и Посланника], то знайте, что вам не ослабить [мощи] Аллаха. Возвести же [, Мухаммад,] о мучительном наказании неверным,

   4. кроме тех многобожников, с которыми вы заключили договор и которые после этого ни в чем его не нарушили и никому не оказывали поддержки против вас. Соблюдайте же договор с ними до истечения обусловленного срока. Воистину, Аллах любит богобоязненных.

   5. Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте в крепостях и используйте против них всякую засаду. Если же они раскаются, будут совершать салат, раздавать закат, то пусть идут своей дорогой, ибо Аллах – прощающий, милосердный.

   <…>



   18. Только тот может находиться в мечетях Аллаха, кто уверовал в Аллаха и в Судный день, кто совершает салат, вносит закат и не боится никого, кроме Аллаха. Возможно, они и будут на верном пути[115].



   Бог велел пророку объявить Свою волю в тот день, когда все племена соберутся на поклонение в Мекку. И Абу Бакр провозгласил на горе Арафат перед всем народом, что отныне исповедующие многобожие не будут допущены в Святой Город, ибо так сказано в Откровении. Это был последний раз, когда язычники совершали паломничество в Мекку.



   118. [Он простил] также тех трех [мужей], которые отстали [в пути во время похода на Табук], так что земля при всей ее протяженности стала тесной для них, а сердца их сжались [от страха], и они подумали, что нет им убежища от [наказания] Аллаха, кроме как у Него. Потом Он простил их, дабы они раскаялись, ибо Аллах – прощающий, милосердный[116].



   Позже приходили от племени тамим и от рода Саад ибн Бакр. Халид, сын Валида, будучи послан к жителям города Хамдан в Йамане, обратил их в ислам. Затем пришли из клана Зубайд, из христианского рода Абд аль-Кайс и из Ханифа.

   Христиане из Наджрана заключили договор, по которому, оставшись в своей вере, обязались платить дань. После них пришли послы от трех правителей Йамана, которым пророк послал сохранившееся до наших дней письмо:



   «От Мухаммеда, пророка, к Харису, Нуайму и Нуману.

   Хвала Богу, Единственному.

   Послы ваши явились ко мне в Медину с посланием вашим и рассказали нам, как обстоят дела ваши, что вы теперь стали мусульманами и уничтожили идолопоклонников.

   Знайте, что Бог будет вести вас дорогой прямой, если вы будете упорны в праведности и послушании Богу и Его пророку, будете упорны в молитве, раздаче милостыни и отдавать будете пятую часть добычи Богу и пророку Его.

   Доля для бедных, которую должен платить правоверный, составляет десятину от урожая с земли, орошаемой дождем или источниками, и полдесятины с земли, требующей полива; из каждых сорока верблюдов надо отдать одну кобылицу-двухлетку, из каждых тридцати – одного двухгодовалого жеребца. С пяти верблюдов берется одна овца, и с каждого десятка – две. Со стада скота в сорок голов берется одна корова, с тридцати – годовалый теленок. И за каждые сорок овец отдается одна годовалая овца.

   Это пожертвования, которые Бог предпослал правоверным, но если кто даст больше – тем лучше для него. Тот, кто платит должное и заявляет, что он мусульманин и помогает в борьбе с язычниками, – тот считается правоверным и имеет те же права и обязанности, что и остальные, находясь под защитой Бога и пророка Его.

   Если кто из евреев или христиан принимает ислам, то становится правоверным с теми же правами и обязанностями, как и у всех.

   Если человек держится за свою веру, будь он христианин или иудей, он не должен быть принуждаем к обращению, но обязан платить дань в размере одного полновесного золотого динара за каждого взрослого человека, свободного или раба. Платящие дань также находятся под защитой Бога и пророка Его, но те, кто отказываются платить, становятся врагами Веры.

   Собирайте эти пожертвования и дань в своей стране и передавайте их тем, кого я пошлю вам.

   Мухаммед свидетельствует, что нет бога, кроме Бога, и он Раб Его. Пусть не будет более обмана и предательства между людьми, поскольку пророк защищает и богатых и бедных в равной мере. Знайте, что ваших пожертвований не тронут ни пророк, ни семья его, но они будут розданы бедным правоверным и нищим. Знайте также, что я посылаю вам лучших из моих приверженцев, людей праведных и ученых, и прошу обращаться с ними хорошо, ибо наши глаза следят за ними.

   Да пребудет с вами Мир, Милость и Благословение Господне».

* * *
   Позже прибыли люди из племени амир и от одной семьи Тай, шейхом которой был Зейд. Пророк, видя, что почти все племена стали мусульманами, разослал своих людей для сбора налогов. В конце десятого года хиджры Мухаммед приготовился совершить паломничество в Мекку, которое оказалось последним.

Просмотров: 986