Эрик Шредер

Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Нарушение перемирия и взятие Мекки

 

   Согласно условиям перемирия ни пророк, ни курейшиты не имели права помогать своим врагам. После заключения перемирия мекканский род Хузаа объявил себя союзниками пророка и род Бакр прекратил союзнические отношения с ним. Около двух лет длился мир, но в конце концов роды Хузаа и Бакр опять взялись за оружие. Бакриты попросили помощи у курейшитов, и те послали им оружие, кроме того, несколько курейшитов приняли участие в набеге на род Хузаа и убили нескольких человек. После чего род Хузаа послал гонца к пророку с сообщением о том, что курейшиты нарушили перемирие.

   Пророк приказал готовиться к походу на неверных. Никто не знал точно, против кого готовится поход: некоторые говорили, что против Сирии, другие называли Мекку, Таиф и племя тхакиф. Ко всем мусульманским племенам были посланы гонцы с просьбой прислать людей, и все, способные носить оружие, пришли. После первого дня пути пророк произвел смотр войскам; их оказалось десять тысяч человек. Армия шла по дороге на Мекку, короткими переходами, семь дней.

   Курейшиты пытались получить известия из Медины, но Мухаммед перекрыл все дороги, и никто не мог пройти незамеченным. Наконец на разведку отправился сам Абу Суфьян. Он и два шейха, верхом на верблюдах, выехали из Мекки. Когда наступила ночь, они увидели вдалеке бесчисленные костры мусульманского войска.

   Аббас, дядя пророка, в ту ночь объезжал сторожевые посты верхом на белом муле Мухаммеда. Проехав несколько дальше аванпостов, он с удивлением услышал в темноте знакомый голос Абу Суфьяна, разговаривавшего со своими спутниками. Аббас подъехал ближе и спросил:

   – Абу Суфьян, что ты делаешь здесь в такой час?

   – Я хотел выяснить, что происходит.

   – Здесь стоит армия пророка, десять тысяч всадников. Садись на мула позади меня, и я отвезу тебя к пророку. Тебе лучше сдаться ему, Абу Суфьян, иначе ты будешь убит или захвачен людьми Омара, который продвигает свои посты вперед сейчас, когда мы разговариваем.

   Надо сказать, что между Омаром и Абу Суфьяном была старая вражда, причиной которой было то, что давным-давно, еще во времена невежества, нынешняя жена Абу Суфьяна, Хинд, тогда ветреная женщина, была любовницей Омара.

   Поэтому Абу Суфьян решил последовать совету Аббаса, но, когда они проезжали мимо одного из костров, Омар, увидев своего старого врага, воскликнул:

   – Хвала Господу, Который послал тебя в руки правоверных без поручителя!

   – Я поручился за его безопасность, – ответил Аббас.

   Тогда Омар бросился со всех ног к Мухаммеду; Аббас пришпорил мула, и они предстали перед пророком одновременно.

   – Посланник Господа! – закричал Омар. – Здесь Абу Суфьян, которого Сам Бог отдал нам в руки!

   – Я обещал ему безопасность, пророк, – сказал Аббас.

   Пророк был в нерешительности. Омар приблизился к Мухаммеду и стал что-то шептать ему на ухо, но Аббас остановил его, сказав:

   – Хватит нашептывать! Если бы он был твоим родственником, ты бы не столь усердно старался покончить с ним.

   Вскоре пророк решил так:

   – Я также обещаю ему безопасность. Отведи его к себе, Аббас, а утром приведи обратно.

   Утром следующего дня Аббас привел его к пророку, и Абу Суфьян, произнеся Символ веры, стал мусульманином.

   После этого Аббас сказал:

   – Ты знаешь, пророк, что Абу Суфьян один из знатных шейхов Мекки, окажи ему какую-нибудь милость, покажи ему твое уважение.

   – Тогда пусть все, кто укроется в его доме, когда мы возьмем Мекку, будут помилованы, – сказал Мухаммед и продолжил: – Когда мы выступим в поход, поставь Абу Суфьяна там, где дорога сужается, чтобы он видел все наши войска, пока они будут проходить мимо него, и рассказал об этом в Мекке, чтобы курейшиты и не думали сопротивляться.

   Аббас сделал, как было ему приказано, и, стоя рядом с Абу Суфьяном, называл проходившие племена: гатафан, сулайм, джухейна и другие, всего пять тысяч воинов. За ними проследовал пророк во главе пяти тысяч мухаджиров и ансаров, облаченных в шлемы и доспехи, так что были видны одни их глаза. Казалось, что его воины выкованы из железа.

   – Клянусь Богом! – воскликнул Абу Суфьян, обращаясь к Аббасу. – Велико царство твоего племянника!

   – Чума тебе на язык! – ответил Аббас. – Он не царь, он пророк!

   После этого Абу Суфьян поспешно вернулся в Мекку. Пророк тоже вскоре подошел к стенам города. Ему доложили, что мекканцы собрали своих союзников, которые выстроились со своими вождями возле Арафата, остальные стоят, с оружием, в дверях своих лавок и домов, но они сказали своим союзникам, что, если Мухаммед атакует их, они не будут сопротивляться.

   Пророк вызвал Зубайра, командира авангарда числом две тысячи человек, и приказал ему скакать в город и водрузить свой флаг на холме у восточных ворот. Халиду, сыну Валида, было приказано с двумя тысячами воинов войти в город с западной стороны, туда, где расположились союзные кланы, и стоять там, не нападая первыми.

   Мухаммед с остальной армией остался ждать. Когда он увидел, что правоверные овладели верхним и нижним городом и установили знамена на холмах, он понял, что сопротивления не было. Разделив свои войска на две группы, он не спеша вступил в Мекку, провозгласив, что будут пощажены все, укрывшиеся в доме Абу Суфьяна, в святилище, и те, кто не покидал своих домов.

   Пророк ехал по городу на верблюде, на голове его был черный тюрбан. Перед ним шел Али и нес знамя. Он поехал прямо в святилище, там спешился и совершил ритуальный обход Святого Дома и Черного камня. Понемногу люди стали собираться возле святилища. Закончив поклонение, Мухаммед приказал открыть двери Святого Дома, выбросить оттуда идолов и разбить их на куски. Великий Хубал, сделанный из массивного камня, был брошен лицом на землю около ворот и служил порогом, так что каждый входивший попирал его ногами.

   Когда его приказ был исполнен, пророк произнес слова Откровения: «Явилась истина, и сгинула неправда. Воистину, неправда [обречена] на погибель»[109].

   И он вошел в Святой Дом и молился, затем вышел, обозрел множество людей Мекки, собравшихся во дворе, и, взявшись за кольцо двери, все еще на пороге, сказал, обратившись к народу: «Хвала Богу, Кто сделал Своего раба победителем, Кто исполнил обещание, которое Он дал Своему рабу!

   Затем он произнес:

   – Жители Мекки! Как, вы считаете, я должен поступить с вами?

   Сухейл, сын Амра, который тогда еще не был правоверным, встал и сказал:

   – Наш великодушный брат и племянник, ведь ты из племени курейш. Я думаю, ты пожалеешь стариков, пощадишь женщин и детей и будешь милостив ко всем нам и простишь и отпустишь нас.

   Услышав эти слова, пророк заплакал. Через некоторое время он сказал:

   – Я отвечу, прощая вас сегодня, словами Йусуфа, которые он сказал своим братьям:



   98. «Я буду молить Господа моего, чтобы Он простил вас, ведь Он – прощающий, милосердный»[110].



   После этого, закрыв за собой дверь святилища, он сошел вниз и, сев на верблюда, поехал туда, где на холме, рядом со знаменем Зубайра, для него был поставлен шатер из шкур. Остальное войско расположилось на отдых там, где на то была возможность.

   Три дня мужчины Мекки приходили группами к пророку на гору Сафа и произносили Символ веры, Омар помогал Мухаммеду принимать клятвы. На четвертый день стали приходить и обращаться в мусульманство женщины.

   И было Откровение:



   23. О вы, которые уверовали! Не считайте друзьями ваших отцов и братьев, если они предпочли вере неверие.

   <…>

   113. Ни пророку, ни верующим не подобает просить [у Аллаха] прощения для многобожников, даже если это родственники, после того как они убедились, что им придется гореть в адском огне[111].

 

Эти, идущие в рай, все равны для меня.

И те, идущие в ад, все равны для меня.

 

* * *
   После взятия Мекки Мухаммед отправлял отряды правоверных призывать остальные кланы в ислам. Халид, сын Валида, был послан к бедуинам из клана Джазима. Прибыв в их края, он остановился у колодца, где в прошлом его дядя с друзьями были ограблены и убиты, возвращаясь из Сирии, куда они возили товар. Народ Джазима принял ислам и сложил оружие. Внезапно Халид приказал связать и казнить их. Все, кого удалось схватить, были убиты.

   Когда пророк узнал об этом, он повернулся в сторону Святого Дома и, с болью в душе, воскликнул:

   – Господи! Нет моей вины в том, что сделал Халид!

   Он взял деньги из казны и поручил Али заплатить выкуп за кровь родственникам погибших и вернуть им все, что было разграблено.

   Когда Халид вернулся, Мухаммед сказал ему:

   – Если бы гора Ухуд превратилась в золото, и оно было твоим, и ты растратил его все на приверженцев Веры, то и тогда ты не смог бы приобрести заслуг на Небесах, подобных тем, что приобрели в один день люди, которых ты убил!

* * *
   Как рассказывал один бедуин впоследствии:

   «Все кланы в тех местах поспешили принять ислам после взятия Мухаммедом Мекки, и мой отец от имени нашего племени поехал заявить о нашем согласии принять Истинную Веру. Он вернулся с наказом пророка, чтобы мы выбрали из нас самого сведущего в Коране и следовали его примеру в молитве. Несмотря на то что мне тогда было шесть лет, я оказался таким человеком. Так случилось, что, когда я пас скот, мимо проходили правоверные и научили меня молитвенному ритуалу.

   И вот меня поставили впереди всех, и я начал молиться. Рубашка у меня была очень короткая, и, когда я совершил поклон, одна из женщин воскликнула:

   – Не мог бы ты прикрыть свой зад, о великий чтец!

   После этого люди купили ткань и пошили мне новую рубашку. Никогда в жизни я не был так счастлив».

Просмотров: 959