Эрик Шредер

Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Тюрк Бахкам

 

   «Мой отец, – рассказывает Тхабит, – поведал мне о беседе, состоявшейся между ним и Бахкамом, служащим Ибн Раика. Бахкам рассказал ему историю о том, как он захватил столицу и уничтожил своего бывшего патрона.

   Человек, обладающий властью, находясь в критическом положении, должен относиться к деньгам и имуществу как к грязи. Поскольку, если только ему удастся сохранить власть, он может с лихвой вернуть все потерянные деньги, но если он будет цепляться за свое богатство, то он вполне может потерять и то, что так стремился спасти, – деньги и саму жизнь в придачу. Я помню, как Ибн Раик назначил меня наместником Ахваза (я должен был изгнать из провинции братьев Бариди и занять их место). Он сделал это, не проконсультировавшись со своим секретарем Ибн Мукатилом, и, когда последний узнал об этом назначении, он в ярости бросился к Ибн Раику.

   – Что ты делаешь? – спросил он. – Это правда, что ты посылаешь Бахкама в Ахваз?

   – Да, это так, – ответил Ибн Раик.

   – Тогда ты подвергаешь самого себя большой опасности, – сказал секретарь. – Эти братья Бариди всего лишь чиновники, и те слишком сильны для тебя, поскольку у тебя нет возможности избавиться от них. И ты собираешься отдать такую сильную провинцию, как Ахваз, тюркскому солдату, который начал служить тебе совсем недавно! Слушай, вот что произойдет: когда он утвердится в Ахвазе и поймет, какое важное положение эта провинция занимает, как она богата и какое это благословенное место, он захочет быть там полновластным господином и станет им. Потом он захочет большего. Он не успокоится и будет сражаться с тобой за власть. Он вынужден будет поступить так, чтобы сохранить то, что уже имеет. Сейчас ты беспокоишься о том, чтобы забрать Ахваз у Бариди, но, если ты пошлешь туда Бахкама, ты можешь забыть об этой провинции, сосредоточив все свои силы на защите того, что у тебя осталось. И я буду молить Бога, чтобы тебе это удалось. Тебе надо подумать и о своей шкуре – ты сильно рискуешь ею.

   Эта пламенная речь изменила намерения Ибн Раика в отношении меня. И надо отдать должное секретарю – все его предсказания сбылись. Когда известия об этом разговоре дошли до меня, я был в смятении. За неимением лучшего советника, я обратился за помощью к своему переводчику. Но он ничего не мог предложить, он просто попытался успокоить меня, сказав, что, как бы там ни было, я живу в комфорте и роскоши и пользуюсь почти братским расположением правителя.

   – Ты глупец, – ответил я, – проследи за тем, чтобы моя галера была готова к сегодняшнему вечеру.

   Я решил переговорить с секретарем сам. Ибн Мукатил происходил из семьи мелкого торговца, и я знал, что он низкий человек. Деньги производят поразительный эффект на таких людей. Поэтому ночью, когда все уже спали, я взял с собой десять тысяч динаров и сел в свою галеру. Когда мы прибыли к воротам дома секретаря, они уже были закрыты. Я постучал. Привратник из-за закрытых дверей сказал, что его господин уже спит и все закрыто на ночь.

   – Пойди, – сказал я, – разбуди своего господина, скажи ему, что я прибыл по очень важному делу.

   Привратник сделал так, как я сказал, и пригласил меня зайти. Войдя, я увидел, что секретарь уже встал с постели, он был испуган столь поздним визитом.

   – В чем дело? – резко спросил он.

   – Нечто весьма приятное, – вкрадчиво ответил я, – у меня есть к тебе предложение приватного характера.

   Я подождал, пока он удалит слуг; со мной был только мой переводчик.

   – Так вот в чем дело, – начал я. – Тебе известно, что государь намеревался дать мне поручение. Но мне стало известно, что он изменил свое решение. Я не знаю точно, с чем это связано, но, поскольку о моем назначении уже было объявлено, отмена будет унизительна для меня. Ты, как и он, был моим покровителем, я твой преданный слуга. Если я не достигну успеха сейчас, когда у меня есть такие друзья, как ты, то когда же? Стану ли я когда-нибудь уважаемым человеком? Здесь десять тысяч динаров – это мое пожертвование для пополнения твоей казны. Я знаю, что правитель послушает твоего совета, я прошу тебя, посоветуй ему вернуться к первоначальному решению.

   Вид золота оказал магическое действие на Ибн Мукатила.

   – Ступай с миром, – сказал он, – да хранит тебя Аллах!

   Я попрощался с ним, а также с моими деньгами и ушел. Я знал, что Ахваз будет моим.

   Три дня спустя Ибн Мукатил пошел к Ибн Раику.

   – Тот совет, что я дал тебе, – сказал он, – был поспешен, у меня не было достаточно времени обдумать все обстоятельства. Но теперь я пришел к выводу, что твой первоначальный план был верным. Если ты оставишь сейчас Ахваз в руках Бариди, они не остановятся на этом. Они слишком богаты, им ничего не стоит подкупить всю твою армию. После этого они попытаются занять твое место. Если ты сейчас выступишь с войском против них, это будет равносильно началу гражданской войны, исход которой сомнителен. Если ты проиграешь, то никогда больше уже не станешь на ноги. Если ты пошлешь кого-нибудь, кроме Бахкама, он не справится и провалит компанию, а это деморализует твоих подданных. Так что лучше назначить командующим Бахкама, человека, которому они не смогут противостоять. Если он получит это назначение, он покончит с ними, а ты останешься, в любом случае, господином положения: если ты будешь доволен им, ты оставишь его наместником Ахваза, если нет – ты всегда успеешь отозвать его, пока он не обретет реальную власть. Испроси благословения Аллаха и поступай, как намеревался.

   Ибн Раик послушал совета и утвердил назначение. Я не думаю, что заплатил слишком дорого за Ахваз. Секретарь продал свою душу, своего господина и свое будущее за десять тысяч динаров. Я же многократно окупил свои расходы и получил империю Ибн Раика в придачу».

Просмотров: 841