Эрик Шредер

Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Битва при Бадре

 

   Во 2 году хиджры в месяце Рамадане пророк получил известие, что в Мекку возвращается караван из Сирии, во главе со знатным курейшитом Абу Суфьяном.

   Мухаммед собрал своих соратников и дал приказ выступать. Отряд правоверных численностью чуть более трехсот человек занял позицию в месте, расположенном на расстоянии одного дня пути от колодцев Бадра.

   Абу Суфьян послал вперед гонца с известиями в Мекку. Абу Джахль, дядя Мухаммеда, получив известия из каравана, собрал отряд из горожан численностью в тысячу человек. Они выступили из Мекки навстречу каравану, среди прочих в котором был и Амир, брата которого, Амра, убил Абдаллах, сын Джахша. Тем временем Абу Суфьян, не дождавшись ответа, свернул с прямого пути на Мекку и, оставив колодцы Бадра слева, повел караван по длинной окружной дороге вдоль берега моря. Только когда караван добрался до болот Мекки, Абу Суфьян получил известие о том, что войско курейшитов, в среде которого находятся его собственные сыновья, движется по дороге на Медину. Он послал гонца с ответом:

   – Если вы отправились защищать свои товары, то знайте, что они уже в безопасности.

   Когда это сообщение было доставлено, один из ополченцев вышел вперед и сказал:

   – Курейшиты! Нам нет теперь смысла биться с Мухаммедом и его людьми, кроме того, среди них много наших родственников. Мы до конца жизни не сможем смотреть друг другу в глаза, если запятнаем себя братоубийством.

   Но тут выступил Амир, брат убитого Амра, и, разорвав на себе одежду, закричал:

   – Мой брат мертв! Они убили его! Кто отомстит за него?! О горе! О позор!

   После этих слов раздор разгорелся с новой силой, надежда на примирение исчезла, и поход был продолжен.

   Когда пророк издалека увидел, как они спускаются с перевала в долину Бадр, то воскликнул:

   – О Господь! Вот идут доблестные курейшиты во всем своем блеске, чтобы биться с Тобой и объявить лжецом Твоего Посланника. О Господи! Окажи нам помощь, как Ты обещал. Порази своих врагов. О Господь, лучезарный рассвет этого дня!

   Он обошел свое войско и выровнял ряды стрелой, которая была у него в руке.

   Когда он проходил мимо Савада, сына Газии, стоявшего впереди всех, он слегка кольнул его стрелой в живот и сказал:

   – Стань в строй, Савад.

   – Ты причинил мне боль, Посланник Бога, – сказал Савад, – а ведь Бог послал тебя блюсти закон и справедливость; я должен быть отомщен.

   – Что ж, отомсти за себя, – сказал пророк и, обнажив свое собственное тело, дал ему стрелу.

   Тогда Савад обнял его и поцеловал в живот.

   – Зачем ты сделал это, Савад? – спросил Мухаммед.

   – Посланник Бога, ты видишь, что ожидает нас. Сегодня, может быть, последний день, когда я могу быть с тобой, и я хочу, чтобы моя кожа узнала радость прикосновения к твоей.

   Пророк помолился за него. Закончив осмотр войска, он пошел в шалаш, наскоро построенный из ветвей его сподвижниками. С ним был только Абу Бакр. Мухаммед вновь стал молиться и просить Бога о помощи, потом забылся сном. Проснувшись, он воскликнул:

   – Возрадуйся, Абу Бакр, помощь Господня пришла. Я вижу Джабраила, держащего коня за узду. Я вижу даже песок на зубах коня.

   Он вышел, чтобы приободрить своих воинов, и сказал:

   – Клянусь Тем, Кто держит душу Мухаммеда в Своих руках, что каждого, кто погибнет сегодня в бою как герой, Господь приведет в Сад Наслаждений! Но никто из тех, кто покажет врагу свою спину, не попадет туда!

   Это услышал некий Омар, он ел финики. «Вот как! Чтобы попасть в рай, мне нужно всего лишь погибнуть от рук этих людей!» Он отшвырнул финики в сторону, выхватил меч и сражался, пока не был убит.

   На стороне курейшитов перед войском выступил Абу Джахль и сказал:

   – О Господь! Да будет несчастным это утро для человека, больше всех нас сеющего вражду между родственниками и делающего то, что делать не должно. Он начал все это.

   Пророк взял горсть мелких камней и, швырнув их в сторону курейшитов, со словами «Да исчезнет этот род» приказал наступать.

   Враг был рассеян. С Божьей помощью многие шейхи были убиты и многие взяты в плен. Когда правоверные вязали своих пленников, Посланник прочел неодобрение на лице одного из стоявших рядом с шалашом и спросил его:

   – Клянусь Богом, мне кажется, что тебе не нравится то, что делают эти люди?

   – Именно так. Это первая победа, которую Господь даровал нам над неверными, и я предпочел бы видеть их всех мертвыми, чем живыми.

   Когда пленных привели к пророку, один из них, Укба из рода Омейя, с веревкой на шее спросил:

   – Мухаммед, если ты убьешь меня, кто позаботится о моих детях?

   – Огонь ада и геенна огненная позаботятся о них!

   Вернувшись в Медину, Мухаммед вошел в дом своей старшей жены Сауды; та уже знала, что ее отец и другие родственники, знатные курейшиты, убиты в бою. Когда пророк вошел в ее комнату, она начала плакать и причитать. Когда наступила ночь, Мухаммед в раздражении ушел спать в комнату Аиши.

   Утром пленных привели к дверям Сауды, не зная, что пророк находится у Аиши.

   – Трусы, вы протянули свои руки и позволили связать себя! – кричала Сауда. – Почему вы не сражались и не погибли с честью, как мой отец и его братья?

   Пророк был рядом и слышал ее слова. Тогда он в гневе вернулся опять к Аише, и пленных привели к ее дверям. Каждого пленника он отдал тому, кто захватил его, – содержать до тех пор, пока за него не придет выкуп из Мекки. Среди пленных оказался и Аббас, дядя пророка.

   – Ты должен заплатить за себя, за своих племянников и своих друзей, – сказал Мухаммед ему.

   Но Аббас отказался, сказав, что в душе он правоверный и в битве участвовал против своей воли.

   – Один Бог знает, правду ты говоришь или нет, – сказал пророк, – твои дела свидетельствуют против тебя.

   – Твои люди уже забрали у меня двадцать унций серебра, – ответил Аббас, – возьми их в качестве выкупа.

   – Это лишь небольшое вознаграждение, которое Господь послал тем, кто верит в Него, – сказал Мухаммед.

   – Но у меня нет больше денег.

   – Что же стало тогда с теми деньгами, которые ты оставил своей жене, Уме Фадл, и сказал ей, как разделить их между твоими сыновьями, если ты не вернешься?

   – Кто мог сказать тебе об этом?

   – Бог сказал мне.

   – Поистине твой Бог – Повелитель Сокрытого! Дай мне твою руку, Мухаммед. Я хочу сказать: «Нет Бога, кроме Него, и ты пророк Его».

   Таким образом Аббас произнес Символ веры и обязался выплатить выкуп за себя и своих людей.

   Весь тот день Сауда проплакала: она опасалась развода. Свежесть ее юности осталась в прошлом, и она знала, что пророк любит Аишу больше. Когда Мухаммед пришел к Аише в тот вечер, она пришла тоже и попросила прощения за свои неосторожные слова.

   – Я прощаю тебя, – сказал он.

   – Пророк, я уже не молода, и я не прошу тебя не бросать меня, потому что мне надо от тебя то, что обычно нужно жене от мужа. Я хочу быть одной из твоих жен в тот день, когда мертвые воскреснут и Господь призовет нас всех в Сад Вечного Наслаждения. Не оставляй меня, пусть все ночи любви, положенные мне, достанутся Аише.

   Аиша присоединила свои просьбы к мольбам Сауды, и Мухаммед оставил Сауду своей женой.

* * *
   И было Откровение:



   62. Воистину, уверовавшим, а также иудеям, христианам и сабеям – всем тем, кто уверовал в Аллаха и в Судный день, кто творил добро, – уготовано воздаяние от Аллаха, им нечего страшиться, и не изведают они горя[79].



   После того как Господь покарал курейшитов в битве при Бадре, Мухаммед созвал евреев на Кейнукском рынке и сказал им:

   – Евреи, обратитесь в ислам сейчас, пока Господь не наказал вас, как курейшитов. Ибо Он сказал:



   80. О сыны Исраила! Мы прежде спасли вас от вашего врага (т. е. Фир'ауна), и это Мы обещали вам, [когда Муса предстал перед Нами] на правом склоне горы [Синай]. [Потом] Мы ниспослали вам манну и перепелов [и повелели]:

   81. «Ешьте яства, которыми Мы наделили вас, но не преступайте границ дозволенного, а не то вас поразит Мой гнев, а ведь тот, кого поражает Мой гнев, погибает.

   82. Воистину, Я прощаю тех, кто раскаялся, уверовал и вершил добро, а потом ступил на прямой путь»[80].



   Но евреи отвечали:

   – Мы предпочитаем хранить веру своих предков – они были достойнее и ученее нас.



   68. Скажи [, Мухаммад]: «О люди Писания! Вы не будете стоять на прочной основе, пока не следуете [за предписаниями] Торы и Евангелия и того, что ниспослал вам Господь». То, что ниспослано тебе Господом твоим, только увеличивает неповиновение [Богу] и неверие у многих неверных. Не скорби же о неверных!

   69. Воистину, не должны страшиться и не будут опечалены те, кто уверовал, а также иудеи, сабеи и христиане – [все] те, кто уверовал в Аллаха и Судный день и кто совершал добрые деяния[81].



   Затем Мухаммед снова стал говорить с иудейскими раввинами: «Бойтесь Бога, иудеи, и станьте верующими; ибо воистину вы знаете из собственного Писания, что Откровение, которое я принес, истинно».



   81. [Помните, о люди Писания,] как Аллах взял с пророков завет [и сказал]: «Вот то, что Я дарую вам из Писания и мудрости. Потом к вам явится посланник, подтверждающий истинность того, что с вами. Вы непременно должны уверовать в него и помогать ему». Сказал [Аллах]: «Согласны ли вы и принимаете ли при этом условии то, что Я на вас налагаю?» Они ответили: «Согласны». Сказал Он: «Засвидетельствуйте, и Я [буду] свидетелем вместе с вами»[82].



   «Поэтому бойтесь Бога и станьте верующими, поскольку знаете из собственного Писания, что принесенное мною истинно».

   «Нет, – именно этого мы и не знаем!» – ответили раввины, они отрицали известную им истину и держались своего Неверия.



   5. Те, кому было ведено придерживаться Торы, они же не соблюли ее [заветов], подобны ослу, навьюченному книгами[83].



   Евреи Медины были богаты. У них было много оружия и доспехов, так как они были искусными мастерами. Почти все мастерские в городе принадлежали им. Все кузнечное, обувное и ювелирное дело было в их руках. Только у евреев-ростовщиков можно было взять драгоценные украшения для свадебной церемонии.

   Однажды Абу Бакр спросил от имени правоверных у богатых евреев Медины:

   – Кто из вас может сделать хороший заем Богу?

   – Ваш Бог нуждается в наличных деньгах? – сказал Пинчас, сын Азарияха. – По-видимому, он находится в очень стесненных обстоятельствах!



   181. Аллах ведь слышал речи тех, которые говорили: «Воистину, Аллах беден, а мы богаты». Мы запишем и то, что они говорили, и убиение ими пророков по несправедливости и скажем им: «Вкусите муку огня!»[84]



   101. Когда к иудеям приходил какой-либо посланник от Аллаха, подтверждая истинность писания, которое было у них, то некоторые из них отвергали новое писание Аллаха, как будто они не ведали, о чем идет речь[85].



   «Когда правоверный сидит в обществе с иудеем, – сказал однажды пророк, – иудей думает о том, как бы убить его».



   118. О вы, которые уверовали! Не водите тесной дружбы с людьми не из вашей среды. Они не преминут вредить вам и радоваться вашим неудачам. Их ненависть – у них на устах, а [ненависть], затаенная в сердцах у них, – еще сильнее. Мы разъяснили вам аяты, – если бы вы только уразумели [их]!

   119. Вот вы любите их, а они вас не любят. Вы верите во все писания. Когда же они встречаются с вами, то говорят: «Мы уверовали». Когда же остаются одни, то кусают пальцы от злобы к вам. Скажи: «Умрите от своей злобы! Воистину, Аллах ведает о том, что в ваших сердцах»[86].

* * *
   67. Ни одному пророку не дозволено брать [себе] пленных, если он не сражался усердно на земле[87].



   В течение следующих тринадцати месяцев пророк осуществил семь походов. Первый был направлен против племен сулайм и гатафан. Эти арабы бежали, оставив скот, палатки и другое добро; пророк забрал все. Второй поход был против евреев племени кайнука. Их крепость была взята. Люди, бросив все свое имущество, с семьями бежали в Сирию. Пророк захватил всю добычу и сровнял их укрепления с землей. И было Откровение:



   41. Знайте, что если вы захватили [на войне] добычу, то пятая часть ее принадлежит Аллаху, Посланнику, [вашим бедным] родственникам, сиротам, беднякам и путникам, если [только] вы веруете в Аллаха и в то, что Мы ниспослали рабу Нашему (т. е. Мухаммаду) в день различения [истины от лжи], в день, когда сошлись две рати. Ведь Аллах над всем сущим властен[88].



   Пятая часть военной добычи, в свою очередь, делилась на три части: одна треть – пророку, одна треть – родственникам пророка и одна треть – бедным и сиротам. Свою часть пророк мог делить со сподвижниками.

   Однажды в Медине распространились слухи, что курейшит Абу Суфьян собирается напасть на город. В тот же день Мухаммед выступил ему навстречу во главе двухсот всадников. Абу Суфьян ночью поспешно бежал, захватить его не удалось. Четвертый поход был направлен против племен сулайм и гатафан, которые собрали свои войска в месте, находящемся на расстоянии пятидневного перехода от Медины. Они бежали, не решившись встретиться с пророком.

   В том же месяце Мухаммед послал людей убить еврея Кааба, сына Ашрафа. Он был поэтом и оратором. Когда пришли известия о битве при Бадре, он отправился в Мекку и читал там свои элегии на смерть курейшитов и пасквили на пророка, его приверженцев и их жен. Когда Кааб вернулся в пригороды Медины, Мухаммед, услышав, как тот читает сатирические поэмы на него, обратился к своим людям:

   – Кто принесет в жертву Богу его жизнь, кто избавит мир от этого человека?

   Семь ансаров[89] (правоверных Медины) взялись за это дело.

   Они пошли во дворец Кааба, выманили его хитростью и, зарубив мечами, вернулись к пророку. Было раннее утро, и они застали Мухаммеда молящимся.

   Жители Мекки собрали большой и богатый караван. Абу Суфьян и один из сыновей Омейи взялись вести его и наняли проводника. Проводник повел их через пустыню по бездорожью. Пророк, узнав об этом, послал отряд под началом Зайда, сына Хариты, захватить караван. Зайд прошел пустыню, пока, наконец, не натолкнулся на караван, расположившийся на ночь возле колодца. Когда рассвело, начался бой. Абу Сафьян и его товарищи вскочили на верблюдов и ускакали, не оказав сопротивления. Проводник и все товары были доставлены в Медину. Пророк разделил добычу, а проводник стал правоверным.

   Седьмым ударом пророка было убийство Абу Рафи, шейха евреев Хайбара, человека богатого, искусного в риторике, и друга Кааба. Семь ансаров из племени аус, убивших Кааба, встретив восемь таких же молодых и смелых, как они сами, ансаров из племени хазрадж, решили покончить с Абу Рафи. Они пришли ночью в Хайбар, взобрались на укрепления, проникли в покои, где со своей женой спал Абу Рафи, убили его и скрылись.

   Страх овладел евреями, жившими в окрестностях Медины, и они пришли к пророку просить мира.

Просмотров: 963