Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 4. Божества династии

 

Чтобы ответить на вопрос о божествах, надо напомнить, каково было отношение Селевкидов к религии. Будучи, как все их современники, религиозными людьми, Селевкиды охотно поклонялись бессмертным богам. Само собой разумеется, что династия македонского происхождения особенно чтила олимпийских богов. Она осыпала дарами100) Аполлона Милетского, который доказал свой пророческий дар, предсказав Селевку, тогда еще простому командиру, его царское будущее.101) Александр Бала предпочел выяснить будущее, ставя вопросы Аполлону Сарпедону в Киликии, но полученный им ответ остался непонятным.102) Селевк I подарил святилищу Лаодикеи Сирийской чудодейственное изображение Артемиды Бравронии, увезенное некогда персами из Афин.103) Накануне своей роковой экспедиции в Грецию Антиох III принес жертвы Афине Илионской.104) В 191 г. до н. э. он принес жертвы Аполлону Дельфийскому.105) Однако почитание олимпийских божеств не было препятствием к возданию почестей и другим богам. Антиох IV приказал соорудить на г. Сильсиоп храм Юпитеру Капитолийскому;106) династия не проявила пренебрежения даже к восточным богам. На горе Сильсион, близ Антиохии,107) зороастрийский храм соседствовал со святилищем Зевса Боттея из Пеллы, находившимся под особым покровительством династии.108) Весьма примечательно, что Антиох I приказал однажды своей армии, стоявшей перед Дамаском, и населению города отпраздновать «персидский» праздник.109) Селевкиды жертвовали деньги греческим храмам, но они отстроили также [234] халдейские храмы в Вавилоне110) и Уруке.111) Впрочем, как и все их современники, они верили в совершенство вавилонских гаданий. Селевк I, когда хотел узнать будущее, обратился к халдеям и у них спросил относительно благоприятного момента для основания Селевкии на Тигре.112) Халдейская астрология при Селевкидах процветала.113) При македонском владычестве боги и обряды вавилонян остались незыблемыми и ничто здесь не изменилось.114)

Надо ли говорить, что Селевкиды никогда не запрещали, не преследовали и не придирались ни к какому культу? Антиох I терпимо отнесся к буддийской пропаганде,115) египетские боги без всяких трудностей проникли в царство Селевкидов.116) По приказу Селевка II был построен храм Исиды в Антиохии,117) Селевк посвятил чашу в честь Осириса в Милете.118) Преследования в Иерусалиме были делом самой еврейской жреческой аристократии.

Однако все эти боги — и Аполлон Милетский, и Артемида из Лаодикеи, и Ану из Урука — оставались для Селевкидов чужеземными божествами. Ведь Селевкиды не были ни милетянами, ни гражданами Лаодикеи, ни халдеями. В четвертом поколении после Селевка Никатора Антиох III остается «македонянином».119) Между тем древние религии были, по существу, этническими и территориальными. Повсюду поклонялись «богам предков» и сверх того богам места своего жительства. Разумеется, Селевкид мог делать приношения богам Вавилона или Антиохии, посылать подарки Аполлону Делосскому и вопрошать оракул Аполлона в Милете. Но эти Аполлоны всегда оставались богами других людей. Города сами облекали полномочиями жрецов своих богов, и если Афина Илионская оказывает помощь Антиоху I, то лишь угождая настойчивым просьбам [235] граждан Илиона.120) Поклонялись ли Селевкиды идолам, оставленным предками на их родине, ставшей Македонией Антигонидов?

Подобно всем эмигрантам, например чужеземным торговцам на Делосе, царь создавал на новых землях новые святилища, боги которых должны были стать его богами. Это ни в коей мере не должно удивлять. Все читали о том, как афинский изгнанник Ксенофонт, разлученный с богами своего отечества, чужак в храмах страны изгнания, посвятил небольшой храм на территории своего небольшого лакедемонского домена своей богине-покровительнице Артемиде Эфесской.

На принадлежавшей ему земле Селевк I основал роскошные святилища в Дафне, близ Антиохии. Мы читаем: «Селевк I посвятил Аполлону территорию, соседнюю с Антиохией».121) Заметим, что празднества в Дафне организует царь,122) а вовсе не город Антиохия.123) Это он устанавливает и меняет здесь идолов.124) Из письма Антиоха III мы узнаем, что верховного жреца Аполлона и Артемиды Дайттайских и других святилищ, расположенных в Дафне, назначал царь.125)

Цари почитали этих богов Дафны. Аполлон считался божественным отцом основателя династии.126) Когда Селевк I приносил клятву, он призывал не божеств Антиохии или Македонии, а всех «царских богов».127)

Существование этих «царских богов» позволяет объяснить две истории, сохранившиеся у Афинея, которые вне этого остаются непонятными. Афиней сообщает, что философ-эпикуреец Диоген, бывший в милости у Александра Балы, обратился к царю с просьбой [236] разрешить ему носить пурпурную тунику и золотой венок с изображением в центре бюста Арете, жрецом которой он хотел быть назначенным».128) Царь согласился на его просьбу и даже подарил ему такой венок. В восточных культах жрец носил венок, украшенный изображением божества, служителем которого он был. Селевкиды восприняли этот обычай.129) Такого рода венок был знаком отличия верховных жриц Лаодики. Понятно теперь, что Диоген мог испросить для себя право носить такое украшение и что его инвеститура не была номинальной. Но о какой Арете идет здесь речь? Диоген был уроженцем вавилонской Селевкии.130) Александр Бала не мог назначить его жрецом в этом городе; я не думаю, чтобы эллинистический царь вообще мог назначать жрецов муниципального культа.131) Впрочем, как показывает продолжение истории, философ остался при дворе и царь попросил его явиться туда в жреческом одеянии. Так Диоген стал жрецом Арете царского пантеона.

При языческой религии каждый мог создавать пантеон по своему усмотрению. Одна ассоциация в Афинах воздавала сверхчеловеческие почести Софоклу. Гарпал соорудил в Афинах храм Афродиты Пифионики для своей возлюбленной Пифионики. Некий Артемидор из Перге построил на о-ве Фера около 250 г. до н. э. частное святилище, заполненное алтарями различных богов, которых владелец особо почитал.132) Поэтому нет ничего удивительного, что Александр Бала назначает жреца Арете. Не вызывает изумления и другая история, которую Афиней заимствовал у Пиферма из Эфеса, современника первых Селевкидов.

Фемисон, известный любимец Антиоха II, «был во время празднеств провозглашен Фемисоном, македонянином, Гераклом царя Антиоха». Все местные жители приносили ему жертвы, произнося при этом «Гераклу Фемисону».133) Если допустить, что царь имел своих собственных богов, то в анекдоте этом нет ничего странного. Фемисон был Гераклом Антиоха II, подобно тому как Стратоника была ипостасью Афродиты для жителей Смирны. Это была эпифания — явление людям божества в оболочке смертного.

Естественно, что предки занимают должное место в царском пантеоне. Нет надобности специально подчеркивать значение заупокойного культа в эллинской религии.

Аппиан сообщает, что тело Селевка I было погребено в Селевкии на Оронте. Антиох I поставил на могиле храм и придал ему священный [237] участок, получивший название «Никаторион».134) Царь в данном случае поступил так же, как многие частные лица в эллинистическую эпоху. Эпиктета с о-ва Фера распорядилась о сооружении посмертного святилища своему мужу, сыновьям и самой себе, и ее семья ежегодно приносила жертвы покойным, возведенным в ранг «героев». В эту царскую религию Антиох III ввел божество царствующего и здравствующего монарха, который стал, таким образом, верховным жрецом своего собственного культа. Ситуация представляется парадоксальной только на первый взгляд. Царский культ полон подобных противоречий. Выше уже приводился один пример. Впрочем, ничто в греческих обычаях не препятствовало какому-либо лицу провозгласить себя богом. Трудность была лишь в том, чтобы найти верующих. Последних было вполне достаточно для царского пантеона. Царь, как мы видели выше, оставался вне политических общин. Утратив фактически свою первоначальную этническую принадлежность, не приобретя взамен никакой другой, царь не мог считать своими богами богов городов и народов. И большая часть его «друзей», его армии была точно в таком же положении. Будь то Фемисон, любимец Антиоха II, или стратег Антиоха III Зевксид, оба «македоняне», или другие «друзья» царя разного происхождения — они не слишком часто принадлежали к местным жителям или гражданам македонских колоний, а связи со страной предков были потеряны. Но они рождались, жили и умирали как подданные Селевкидов. Их жизнь протекала на земле, принадлежавшей Селевкидам, они находились на службе царей этой династии и поклонялись царским богам, которые заменяли им пантеон утраченной родины.135) Так, Птолемей, правитель Келесирии и Финикии, делает посвящение «Гермесу, Гераклу и великому царю Антиоху».136) Надо ли говорить, что все стремились при этом продемонстрировать свое рвение актами благочестия и щедрости. Стратоника упрекала своих льстецов за то, что они изображали ее «в виде Геры и Афродиты».137) Следует, однако, иметь в виду, что эта царская религия не была обязательна для людей, не связанных непосредственно с царским домом. Так, например, в Магнесии на Сипиле наряду с алтарем Диониса упоминаются только царские изображения.138) Присяга воинов и других жителей Магнесии приносится от имени богов, а не царя. После слов «всеми богами и богинями» [238] добавляли только «Тюхе царя Селевка».139) Но нам известно, что в ту эпоху часто клялись гением человека, от которого зависели.140)

Точно так же и халдейский пантеон в Уруке остался недоступным царским богам или обожествленным Селевкидам.141) Хотя и делали «приношения мясом перед статуей царя в установленные дни жертвоприношений»,142) все равно только такие божества, как Напсуккал и Амасагсильсиропр, почитаются в Уруке, имеют служителей и призываются в соответствии с обрядами тысячелетней давности.

Вернемся сейчас к организации селевкидского жречества при Антиохе III. С давних пор существовала должность верховного жреца святилищ в Дафне. Ее носитель контролировал жрецов этого центра селевкидской религии. Но культы царских богов часто переносились и в другие места. Так, Аполлон и Артемида Даиттаиские143) из Дафны почитались также в Сузах144) и в Дура-Европосе.145) Антиох III поставил святилища и храмы царских богов, расположенные вне автономных городов, под контроль «верховных жрецов», назначенных в каждую сатрапию. Выдвинутая гипотеза, кажется, удовлетворительно объясняет это решение царя.

Впрочем, следует сказать, что факты, на которые было обращено внимание в данной главе, остаются бесспорными независимо от суждения о предложенной нами гипотезе. Суммируя рассмотренный материал, можно выделить пять таких фактов.

I. При Селевкидах не было никакой государственной религии.

II. Каждый автономный город давал свои прозвища царю и воздавал ему почести — человеческие или божественные — по своему усмотрению.

III. Царь, со своей стороны, имел официальную титулатуру.

IV. Царь имел своих собственных богов, например в Дафне.

V. При Антиохе III, в 193 г. до н. э., появляется организация династического культа, возглавляемая самим царем и не имевшая прямых связей с институтами муниципальной религии.


100) Ср. В. Haussoullier. Etudes, 1902, с. 220.

101) Diod., XIX.90.4. Cp. Welles, ad. 22, стк. 4, и Stähelin. — RE, IV А, стб. 1212.

102) Diod., XXXII.10. Ср. также App. Syr., 56 и 63.

103) Paus., III.16.8. Cp. Gell., VII.17.2. Селевк I приказал привезти в Экбатаны бронзовый идол Аполлона, увезенный Ксерксом из святилища в Дидимах.

104) Liv., XXXV.43.3.

105) Liv., XXXVI.11.6.

106) Liv., XLI.20.

107) Malalas, c. 38.

108) Liban., I.297; Malalas, c. 200. Cp. Iustin., XXIV.2.

109) Polyaen, IV.15 (цит. выше, гл. III, примеч. 341).

110) F.H. Weissbach. Keilinschriften der Achämeniden, 1911, c. 133.

111) Святилища Урука были в запустении со времени Дария I. В 244/43 г. до н.э. Ану-Убаллит, «второе должностное лицо Урука», начал реконструкцию храма Ану-Антум (А. Т. Сlау. — «Miscellaneous Inscriptions», 1915, № 52) во спасение «царей Антиоха и Селевка»; ср. M. Kutten, с. 70, и Le Ve Rapport de fouilles á Uruk. — Abhandl. Preuss. Akad 1934, c. 25. Еще один храм в Уруке построил в 102/01 г. до н. э. другой Анубаллит (.rückmann. VII. Uruk-Bericht. — Abhandl. Preuss. Akad., 1935, с. 36). Ср. G. Gооsens. — Bull. Acad. Belge, 5-eme serie, 27, 1941, c. 222; A. Grауson. Assyrian and Babilonian Chronicles, 1975, c. 278. О клинописных текстах данных в греческой транслитерации, см. J. Оеlsner. - «Mitteil, des Instituts für Orientsforschung», 17 (1972), с. 356.

112) Diod., II.31.2.; App. Syr., 58. Cp. Polyaen, IV.20.

113) Ср. J. Bidez. — Mélanges Capart, 1935, c. 72.

114) Ср. G. Furlani. — «Studi di storia relig.», 1930, c. 177.

115) S. Levi. — REG, 1891, c. 28.

116) Ассоциация анубиастов в Смирне делает приношение своему богу в честь Стратоники (Michel, 1223). В Сирийской Селевкии находилось известное святилище Сараписа: Тас. Hist., V.84.О культе Сараписа на севере Ирана см. L. Robert. «Hellenica», XI-XII, 1960, с. 85 — посвящение Сарапису за «благополучие царя».

117) Liban., I.473. Ср. Stauffenberg. Die Kaisergeschichte bei Malalas, 1931, c. 467.

118) Welles, 5, стк. 24.

119) См. выше, гл. I, примеч. 24.

120) OGIS, 219, стк. 18, 20, 26. Ср. Plin., N. H., VI.16.49.

121) По словам Юстина, Селевк полагал, что происходит от смертного отца и Аполлона (Iustin., XV.4.8: пат et urbem ex Antiochi patris nomine Antio-chiam vocavit et campos vicinos urbi Apollini dicavit — «ведь он и город назвал Антиохией по имени отца своего Антиоха, и соседние с городом поля посвятил Аполлону»). Liban. Antioch. (XI.94), с. 302 R: (Селевк) Δάφνην εις ιερου μοιραν κατέστησεν ανεις τω ζεω την χωραν — «Селевк Дафну сделал священной, посвятив ее территорию богу». Ср. также Arrian., 156 fr. 87 Jac.

122) OGIS, 248, стк. 31: εν τοις αγωσιν... οις ο βασιλεύς ‘Αντίοχος επί Δάφνει θήσει χαθάπε[ρ]... εθος ην — «во время состязаний... которые Антиох будет проводить в Дафне, как... принято было по обычаю». Ср. Pol., XXXI.3; Poseid., 87 fr. 21 Jac. = Athen. 540a; Strabo, XVI.2.6, c. 750; Liv., XXXIII.49.6.

123) В императорский период празднествами ведал уже сам город Антиохия: Iulian Misopog., 361d.

124) Iustin., XXXIX.2.5; Amm. Marc., XXII.131; Malalas, с. 234 и 307 (Bonn); Liban. Monod., с. 335.

125) Welles, 44, стк. 21: της αρχιερωσύνης του ‘Απόλλωνος και της Αρτέμιδος των Δαιττών καί των αλλων ιερών ων τα τεμένη εστιν επι της Δάφνης.

126) См. тексты, собранные у Stähelin. — RE, II A, 1232. Наиболее древним документом этой официальной религии является декрет Илиона 281 г. до н.э. (OGIS, 212, стк. 14; L. Robert. Études anatoliennes, c. 172-182). Пятно в форме якоря было признаком божественного происхождения членов династии (Арр. Syr., 56; Iustin., XV.4.2; Сlem. Аlex. Paedag., III.11, 59, с. 270-St.). Относительно символа в виде бычьих рогов, украшающих на некоторых медалях голову Селевка, ср. App. Syr., 57, и Stähelin. — RE, IV А, стб. 1209.

127) App. Syr., 60: πάντας ωμνυ τους βασιλείους θεους ο Ζέλευκος.

128) Athen. 211b.

129) L. Robert. — BGH, 1930, с. 262.

130) Ср. Strabо, XVI.1.18, с. 744.

131) Ни культ Дионисия Категемона в Пергаме (Welles, 65-67), ни династические культы в Александрии и Птолемаиде не были муниципальными.

132) Hiller v. Gaertringen. Thera, III, c. 89; U. v. Wilamowitz. Der Glaube der Hellenen, 1932, c. 387.

133) Pуthermos, 80 fr. 1 Jac. = Athen. 289 f: «Фемисон, уроженец Кипра... не только провозглашался на праздниках Фемисоном, македонянином, Гераклом царя Антиоха, но многие местные жители приносили ему жертвы со словами: Гераклу Фемисону, а если жертву приносило какое-нибудь влиятельное лицо, он и сам присутствовал, возлегая на ложе, облаченный в львиную шкуру».

134) App. Syr., 63.

135) Заметим, что посвящение OGIS, 251, ничего общего не имеет ни с царским культом, ни вообще с Селевкидами. См. Р. Roussel. Cultes égyptiens à Délos, 1915, с. 142.

136) OGIS, 230, приводится выше, гл. V, примеч. 520. Ζευς Σελευκίος, почитавшийся наряду с нимфами, катеками Нисиры в Лидии, был, вероятно, Зевсом — охранителем сирийской династии (J. Keil, A. v. Premerstein. — Denkschrift, Wiener Akad., LIV, 2, № 200; cp. .осk. — JHS, 1928, c. 41).

137) Lucian., pro imagin., 7: Стратоника не одобрила написанное в ее честь произведение. «Она не считала приемлемым для себя, что ты сравнил ее с Герой и Афродитой. Это превышает, сказала она, мою или, лучше сказать, вообще человеческую природу».

138) OGIS, 229, стк. 84: παρα τον βωμον Διονύσου και τας των βασιλέων εικόνας.

139) OGIS 229 стк. 61: ομνύω Δία... καί τούς αλλους θεους πάντας και πάσας και την του βασιλέως Σελεύκου τύχην.

140) W. L. Westermann, E. S. Hasenoehrl. Zenon Papyri, I, № 18.

141) Cp. M. Rutten, c. 36.

142) M. Rutten c. 52. Заметим, что жертвоприношения за царя субсидировались царской казной. A. Grayson. Assyrian and Babylonian Chronicles, 1975, с. 278, 283; J. Oelsner. — ZA, 61 (1971), c. 283. Об иерусалимском храме см. выше, гл. IV, примеч. 188. Таковой была практика уже Ахеменидов. См., например, Esdras, VI.10.

143) Об этом загадочном эпитете ср. .umоnt. — CR Ас. Inscr., 1931, с. 281. Место Δαίτις, возле Эфеса, и его боги (J. Keil. — Jahresh. d. Österr, Inst., XVII, 1414, с. 146) по-видимому, не связаны с богами Селевкидов.

144) Сumоnt. — CR Ас. Inscr., 1931, с. 279 (SEG, VII, 17).

145) The Excavations at Dura-Europos, III, с. 63. Посвящение Аполлону и Артемиде, сделанное во 2 г. н. э.: Αρτέμιδι και ‘Απόλλωνι αρχηγοιος. Ср. там же, VI, с. 407 и сл.

Просмотров: 2110