Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 1. Титулы и эпитеты царей

 

Известно, что цари дома Селевкидов иногда удостаивались божественных почестей. Чтобы лучше понять этот культ, нужно выделить и классифицировать следы его, сохранившиеся в документах той эпохи. Первым свидетельством воздававшегося царю культа было его имя, вернее, божественные эпитеты, добавлявшиеся к нему. Антиоха IV называли «Эпифаном», Деметрия II «Сотером» и т. д. Эти официальные прозвища появляются на царских монетах, их употребляют античные историки. Каков их смысл и точное употребление? Древние авторы смешивают эти эпитеты с народными прозвищами; я не имею здесь виду метод использования вперемешку культовых эпитетов1) и прозвищ,2) чтобы различать омонимы. Это право историка. Беда заключается в том, что древние авторы абсолютно в одном плане пользуются прозвищами совершенно различного характера. Говорят, например, что Деметрий II получил наименование «Никатора» — это его официальный титул — по причине его победы над Антиохом VI и был прозван «Серипидом», т. е. кандалоносцем, потому, что попал в руки парфян.3) Мы читаем, что Антиох III был прозван «Великим» в честь его подвигов,4) а Антиох VIII получил прозвище «Грипа» (по-гречески [221] «горбоносый») из-за его орлиного носа.5) Полибий говорит: «Селевк Каллиник, прозванный также „Бородатым"»;6) однако Καλλίνικος — это культовый эпитет, в то время как ΙΙώγων — лишь народное прозвище. Древние авторы единодушно приписывают прозвищу и культовому эпитету одно и то же происхождение, а именно vox populi («глас народа»).7) Как раз это общее происхождение селевкидских прозвищ всех видов приводит к тому, что античные авторы более не отличают народного прозвища царя от его официального эпитета. И действительно, по Аппиану, официальные эпитеты Eupator, Nicator, Eusebes были присвоены царям Антиоху V, Деметрию II, Антиоху X «сирийцами».8) Либаний полагает известным, что все cognomina Селевкидов даны были им за их подвиги.9) Лукиан рисует нам рождение царского прозвища: после победы над галатами войска Антиоха I поют «пэан» и провозглашают царя Καλλίνικος.10)

Однако, насколько нам известно, Антиох I никогда не пользовался этим эпитетом. Как получалось, что прозвище, стихийно данное толпой, превращалось в официальный эпитет царя?

Древние авторы дают удовлетворительный ответ на этот вопрос. Они сообщают, например, что милетяне присвоили титул «Бога» Антиоху I за то, что он освободил их город от тирании Тимарха,11) а Деметрий I был прозван «Спасителем» по инициативе вавилонян после его победы над другим Тимархом, который притеснял их.12)

Остановимся здесь на минутку. Эпитет даруется городом или страной за чрезвычайные услуги, оказанные им царем. Отсюда следует, что новый титул вплоть до нового распоряжения действителен только для города, придумавшего его. Ни благодеяние, оказанное милетянам, ни их благодарность ни в какой мере не касаются вавилонян. [222] Антиох II — «Теос», «Бог» в Милете. Но отсюда вовсе не следует, что он становится Богом также в Вавилоне или Антиохии.13)

Таким образом, первая выдвигаемая нами для объяснения культовых прозвищ царей теза может быть сформулирована следующим образом: официальные эпитеты присваивались суверену городами его державы. Следовательно, он мог обладать в одно и то же время, но в разных городах разными титулами. Это, естественно, не исключает возможности того, что царь мог принять один и тот же титул в нескольких городах.

Исследование нумизматических данных позволяет уточнить эту тезу. В предшествующей главе мы показали, что царь мог одновременно именоваться разными титулами на монетах одинаковой стоимости, но выпущенных разными мастерскими. Эти варианты не вызваны ни предпочтением, которое оказала та или иная мастерская, ни размерами места, отведенного на монете для начертания легенды, ни другими случайными причинами. В то время как легенда тетрадрахм птолемеевского веса не присоединяет к царскому имени никакого эпитета, в легендах одновременно выпущенных теми же мастерскими монетных серий, но аттического эталона читается титул суверена, точно соответствующий (начиная с Антиоха V)14) легенде серебряных монет, выпускавшихся в Антиохии. Такие совпадения не могут быть случайными. И действительно, можно с уверенностью сказать, что любая мастерская помещала на выпускаемых ею одновременно монетах одного и того же вида одинаковый титул монарха. Каталоги монет, выпущенных в мастерских Антиохии, Тира, Сидона, отбор и классификация которых основаны на технических признаках, не дают ни одного исключения из этого правила. Мы достаточно хорошо знаем теперь медные монеты, выпущенные в Селевкии на Тигре.15) На этих монетах титулы царей не содержат произвольных вариантов, вызванных фантазией монетных мастеров. Антиох IV, Деметрий,16) Александр Бала называются здесь только царями. Деметрий II на монетах одной серии именуется «царь Деметрий», на другой, более поздней, — «царь Деметрий Филадельф Никатор». Обе формулы встречаются на монетах этого царя, выпущенных в других местах.

Но если вариации царского титула на монетах не случайны, каков был их смысл? Как было сказано выше, официальные эпитеты царя в разных городах не обязательно совпадали. Существует ли какая-либо связь между этими двумя отмеченными обстоятельствами? Для ответа на этот вопрос рассмотрим внимательно монеты Антиоха IV. [223]

Эволюция легенды на серебряных монетах этого царя, выпущенных в Антиохии, очевидна.17) До 169 г. до н. э. монетный двор столицы выпускал тетрадрахмы с традиционным изображением обнаженного Аполлона, сидящего на омфале, и с традиционной надписью Βασιλέως ’Αντιόχου. Но на монетах, выпущенных после победы над Птолемеем VI,18) над головой царя, увенчанной диадемой, помещена звезда, а на реверсе тетрадрахмы изображен сидящий на троне Зевс Никейор. Легенда этой серии В гласит: βασιλέως ’Αντιόχου θβου’ Επιφανους. Наконец, после триумфальных празднеств в 166 г. до н. э. в Дафне19) царя стали именовать βασιλεύς ’Αντιόχου θεος’ Επιφανης Νικήφορος.20)

Заслуживают внимания также и бронзовые монеты, выпущенные в Антиохии при Антиохе IV. Легенда сперва гласит: «Царь Антиох», а затем: «Царь Антиох Теос Эпифан».21) Эта серия, таким образом, соответствует тетрадрахмам группы В. И действительно, изображения этой серии символизируют победу над Египтом. Мы видим там орла, фигуры Исиды, Зевса Аммона.22)

На монетах антиохийского двора царю даются последовательно три различных титула: в 175 169 гг. он именуется «царь Антиох»; в 169—166 гг. до н. э. он уже «царь Антиох Теос Эпифан»; в 166—163 гг. до н. э. он называется «царь Антиох Теос Эпифан Никефор».

Эти формулы соответствуют официальной титулатуре. В прошении, адресованном царю в 167/66 г. до н. э., он именуется «царь Антиох Теос Эпифан».23) Именно эти эпитеты мы находим на серебряных и бронзовых монетах класса В, выпущенных в Антиохии между 169 и 166 гг. до н. э.

Казалось бы, следовало ожидать, что и мастерские других городов на монетах, выпускаемых после 169 г. до н. э., присвоят царю тот же титул. Однако некоторые из них не следуют в этом отношении примеру столицы. Так, Тир стоит абсолютно в стороне. Его мастерская пользуется всегда простой легендой «царь Антиох» даже на монетах аттического веса.24) Другая мастерская заимствует у антиохийской серии В изображение Зевса Никефора для своих тетрадрахм25) (на драхмах, как и прежде, изображается [224] Аполлон),26) но монарха упорно продолжают называть «царь Антиох Эпифан», не добавляя наименования «Теос», которое фигурирует на модели, выпущенной в Антиохии. Антиохийская серия В украшает изображение царя звездами. Одна из мастерских подражает этой детали, но в тетрадрахмах с этим символом по-прежнему сохраняется простая легенда «царь Антиох».27) Другие мастерские выпускали медную монету с изображением Исиды или головой Зевса Аммона. Следовательно, эти монеты выпущены после 169 г. до н. э. Однако, подражая бронзовым монетам Антиохии, легенду их не заимствовали. Монарх на этих монетах именуется «царь Антиох».28)

Соответствовали ли эти титулы, расходящиеся с официальной формулой двора, историческим реальностям, или они были изобретены монетными мастерами по их собственному усмотрению?

Имеются тетрадрахмы, которые в описании выглядят следующим образом:29) на лицевой стороне, справа, голова Антиоха IV в диадеме; вокруг шерстяная полоска. На реверсе: Аполлон, сидящий на омфале. Легенда: βασιλέως ’Αντιόχου θεου. Знак (голова лошади с рогами) в поле монеты позволяет отнести ее к одной из вавилонских мастерских.30) Почему здесь царь получает особый титул, который не встречается на его монетах в других местах? Ответ дает надпись вавилонского происхождения, датируемая периодом между осенью 167 г. и осенью 166 г. до н. э. Она составлена в правление «царя. Антиоха, бога» (βασιλεύοντος ’Αντιόχου θεου).31)

Стела и монета полностью соответствуют друг другу. Отсюда вовсе не следует, что они происходят из одного и того же города. Царь мог носить одинаковый титул в разных городах. Но совпадение двух надписей позволяет утверждать, что легенды монет соответствовали реальным титулам царя.

Правда, этот вавилонский титул 167/66 г. не совпадает с титулом, который царь имел в том же году в Антиохии. Отсюда можно вывести [225] два заключения: царь в различных городах мог иметь различные официальные прозвища. Вариации монетных легенд могли соответствовать этим различиям. Подчеркиваем, что мы говорим здесь только о возможностях. Было бы слишком рискованно утверждать, что царские эпитеты на монетах должны обязательно совпадать с титулом, которым именовали суверена в месте их выпуска. Поскольку локальные мастерские управлялись не самим городом, а правительством или подрядчиками, ясно, что монетный мастер мог совсем не считаться с прозвищами, присвоенными царю в городе, где выпускались монеты. На редакцию легенды могли влиять также и другие соображения. Приведем пример, хорошо показывающий сложность этой проблемы.

Антиоха VIII официально называли «Эпифан Филометор Каллиник». Так именуют царя город Лаодикея в Финикии, его придворные, даже он сам.32) В то же время только на двух монетах — серебряной и бронзовой — неизвестного места выпуска царь именуется двумя из этих эпитетов: «Эпифан Филометор».33) Все остальные мастерские — в Антиохии,34) Дамаске,35) Птолемаиде,36) Сидоне,37) Тарсе38) — называют его только «царь Антиох Эпифан».

Однако детальное рассмотрение этих нумизматических проблем увело бы нас слишком далеко. В нашу задачу сейчас входит лишь подчеркнуть, что монеты подтверждают высказанную выше тезу: прозвища одного и того же царя могли меняться от города к городу.

Еще одним доказательством является то, что на Западе ни в исторических трудах, ни в надписях, ни на монетах Антиох I никогда не называется Никатором. Между тем недавно найденная в Сузах бронзовая монета имеет легенду (β)ασι. ’Αντιόχ. Νικάτ. Мемориальные монеты царя Агафокла из Бактрианы с изображением головы Антиоха I и той же легендой ’Αντιόχου Νικάτορος подтверждают, что сын Селевка I в Верхней Азии — и только там — назывался, как и его отец,39) Никатором.


1) Перечень этих cognomina можно найти в книге: Е. Breccia, Il diritto dinastico, 1902, c. 95.

2) См. Е. Breccia, там же, с. 127, где автор приводит список прозвищ, которые даны были в народе Селевкидам. К нему можно добавить Seripides для Деметрия II (см. ниже, примеч. 3). Птолемей из Мегалополя около 220 г. до н.э. говорит о царе Селевке II: Σελεύκου δε του νεωτέρου (161 fr. 4 Jac = Athen. 557f).

3) Porphyr., 260 fr. 32, с. 1217 Jac.

4) App. Syr., I. Антиох III, «вторгшись в Мидию и Парфию и в области других народов, отложившихся еще до него, и совершив много великих подвигов, получил за это прозвище Антиоха Великого». Plut. Flamin., 9. Относительно титула μέγα; ср. ВЕ, 1965, 436; 1971, 621. L. Robert. Nouvelles inscriptions de Sardes, 1964, с. 19; P. Herrmann. — «Anadolu», IX (1965), c. 199.

5) Iustin., XXXIX.1.9; Athen., 153b.

6) Pol., II.71: «Селевк, сын Селевка, прозванного Каллиником и Погоном». App. Syr., 66.

7) Для Селевка I ср. еще: App. Syr., 57; Amm. Marcell., XXIII.6.3; для Антиоха I: App. Syr., 65; для Антиоха IV: App. Syr., 45; для Антиоха Гиеракса: Iustin., XXVII.2.8; Ael., Hist. an., VII.45; для Антиоха VII: Jos. Antt., XIII.224; ср. также Jos. Antt., XIII.119; 271; Strabo, XVI.2.10, c. 752 и XVII.l.8, c. 794; XVII.l.11, c. 796; Diod., XXXIV.22.

8) App. Syr., 45, 67, 69.

9) Liban. Antioch., 126.

10) Lucian. Zeuxis, 11; cp. Porphyr., 260 fr. 32, с. 1216 Jас.: армия прозвала Селевка III Керавном.

11) App. Syr., 65: «Антиох был первым (Селевкидом)... который получил эпитет „Сотер" (Спаситель), так как изгнал... галатов; вторым был другой Антиох... ему жители Милета впервые дали имя Теос (Бог) за то, что он избавил их от тирана Тимарха».

12) App. Syr., 47: Деметрий I «убил восставшего против него Тимарха; так как тот вообще жестоко управлял Вавилоном, то Деметрия по почину вавилонян стали называть Сотером (Спасителем)».

13) Один из последних Селевкидов именуется «великим царем» и Эвергетом Каллиником в Акко-Птолемаиде, отец его — Σωτηρ Μέγιατος, мать — Θρεά Ευετηρία. См. ВЕ, 1963, 281; Th. Fischer. Untersuchungen zum Partherkrieg Antiochos VII. München, 1970, c. 102-119. Ср. ВЕ. 1971, c. 689.

14) Newell, Tyre, 31. Ho cp. Newell, Tyre II, № 124b.

15) R. H. McDowell. Coins from Seleucia, 1935, c. 47.

16) Бронзовая монета типа McDowell. Coins from Seleucia, с. 50 = Ва.., № 737, вряд ли выпущена мастерской Селевкии. При раскопках нашли всего три экземпляра.

17) Я воспроизвожу здесь результаты исследования Newell, с. 17.

18) См., например, Bab., № 533, табл. XII, 8. Титул «Теос Эпифан» встречается также па серебряных монетах с изображением Аполлона, место выпуска которых пока еще не удалось отождествить. Ср. Imhoof-Blumer.— «Rev. Suisse de Numism.», 1917, с. 52; Naville, 1038; Bab., № 528.

19) Niese. Geschichte, III, c. 215; cp. S. Kopeberg. Polybiiliber XXX. Amsterdam, 1919, c. 99; Newell (c. 30) ошибочно датирует праздник 167 г.

20) См., например, .ab., № 544, табл. XII, 11.

21) Newell, с. 25.

22) Ср., например, Bab., 580, табл. XIII, 14. Newell (с. 26) показывает, что эта группа монет была выпущена в Антиохии, а не в Египте, как обычно думали.

23) Jos. Antt., XII.257: «Царю Антиоху Теосу послание от сидонян из Сихема».

24) Newell, Tyre, № 25 и сл.

25) «Numism. Chron.», 1883, с. 97; JHS, 1928, табл. VIII.2.

26) Bab., № 527, табл. XII, 6; ВМС, pl. XI, 4; Hunter. Coll., pl. LXVI, 14; Naville, 1036-37.

27) Bab., № 523 и сл.

28) Bab., № 577, табл. XIII, 10; Mémoires de la Mission en Ferse, XX, c. 25, № 27, табл. 1, 12. Несколько экземпляров этой же серии в Берлинском Кабинете.

29) Bab., № 526, табл. XII, 5. Я видел еще один экземпляр в Берлинском Кабинете.

30) Ср. Imhoof-Blumer. — «Numism. Zeitschr.», 1913, с. 173; Lederer.— ZfN, 1925, с. 222.

31) OGIS, 253: Βασιλεύοντος ’Αντιόχου θ[εου], σωτηρος της ’Ασίας και κτίσ[του]της πολεως — «При царе Антиохе Теосе Спасителе Азии и основателе города». Восстановление бесспорное. Фотография камня (Sitz. Ber. Preuss. Akad., 1900, табл. VI) показывает, что для другого эпитета нет места. Но недопустимо восстановление в стк. 5: [’Αντιόχωι] θεωι επιφαν[ει]. Царь был еще жив, слово βασιλεύς не могло отсутствовать в титулатуре. Я полагаю, что следует дополнить имя какого-либо восточного божества, к которому греки охотно добавляли эпитет θεος επιφανής (F. Pfister. — RE, IV, Suppl., стб. 301). M. Zambelli. — «Riv. di fil.», 1960, c. 363-389 (BE, 1962, 321) — предлагает восстановление с более длинными строками. Но в этом случае Антиох βασιλεύς и Антиох θεός первой строки превращается в последней строке в Βασιλεύς ’Αντίοχος Επιφανής. Это представляется странным.

32) F. Durrbасh. Choix d'inscr. de Delos, 121, 122.

33) Bab., c. CLIV; «Rev. Numism.», 1924, c. 133 (192 г. селевкидской эры).

34) Newell, № 362 и сл., 387 и сл., 406 и сл.

35) Newell. — «Num. Chron.», 1924, с. 148.

36) Newell, там же.

37) Bab., № 1383.

38) Bab., № 1424.

39) Mémoires de la Mission en Ferse, XXV, c. 108, № 29; Bab., c. XLIL.

Просмотров: 2262