Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 9. Верхняя Азия

 

В Верхней Азии Селевкиды, по-видимому, не изменили сколько-нибудь существенно феодальную структуру иранского общества.281) Если бы они разрушили ее до основания, то в областях, ранее подчиненных Селевкидам, оказалась бы впоследствии невозможной парфянская система управления, основанная на принципе вассалитета. Дело в том, что ни мегистаны Армении в своих укрепленных замках, ни магнаты, владевшие несколькими селениями в Месопотамии, ни знать Адиабены не были целиком созданы Аршакидами. Весьма вероятно, что туземные отряды дагов, киссиев, карманиев и т. д. приводились в селевкидскую армию и возглавлялись их феодальными вождями. Так было при персидском владычестве, а впоследствии и при парфянах.

Резиденция одного из таких вождей была обнаружена при раскопках в районе Персеполя. Эти предводители — фратедара, «хранители священного огня», — при Селевкидах выпускали даже свою монету.282)

В Азии некоторые святилища представляли собой в то же время населенные пункты, управлявшиеся жрецами.283) Таким «священным» городом была Борсиппа, возле Вавилона.284) Жрец Зевса Абреттенского управлял частью Мисии.285) По соседству с Антиохией в Писидии жрец Мена Аскена располагал множеством крепостных и несколькими доменами.286) В Элимаиде население группировалось вокруг знаменитых храмов.287) Эмеса и Бамбика, по-видимому, [160] находились в подчинении властителей-жрецов.288) Во главе итуреев стоял «первосвященник».289) Еще в период Римской империи боги в Лидии или Сирии носили эпитеты «царей» или «властителей» тех или иных селений.290)

Эти святилища были подчинены суверенитету и полицейской власти царей. За исключением тех, которые имели привилегии, они не располагали правом убежища, их владения подлежали повинности постоя, облагались налогами.291) Принцип, по которому все земли принадлежали царю, позволял в случае надобности отбирать жреческое имущество.292) Нам известны два примера конфискации недвижимого имущества храмов,293) но в то же время три случая возвращения или дарения Селевкидами доменов туземным святилищам.294)

Жители Востока не могли даже мысли допустить, что имущество их храмов в случае крайней необходимости может перейти в распоряжение царя. Конфискации священных сокровищ, которые пытались провести или проводили Селевкиды, рассматривались скорее как непростительное святотатство.295) Показательна в этом плане хитрость, приписываемая Антиоху IV. Он явился в храм Нанайи под предлогом вступления в брак с богиней, с тем чтобы забрать ее богатства в качестве приданого.296)

Цари трансформировали населенные пункты вокруг некоторых святилищ в греческие города. Кастабала и Бамбика превратились в города под именем Гиераполя — «священного» города. В 167 г. до н. э. [161] Иерусалим на четыре года попал в зависимость от колонии эллинистов.297) Но в остальном цари, по-видимому, не вносили перемен в администрацию храмов восточных богов. Даже в Байтокайке, т. е. в центре Сирии, в Апамейской сатрапии, доходами с имущества, принадлежавшего храму, распоряжался не царский чиновник, неокор, а жрец, причем назначался он не правительством, а самим богом.298) Но в то же время в Вавилоне при Антиохе IV казной Бела ведал царский чиновник, а самаритяне при этом же царе просят специального разрешения, чтобы присвоить наименование их «анонимному» святилищу.299)

Все эти факты создают некое общее впечатление, впрочем довольно туманное: Селевкиды тщательно избегали вводить бесполезные новшества. Само собой разумеется, что при селевкидском владычестве статус Бероса, жреца Бела-Мардука, и положение лидийского крестьянина не были одинаковыми. Но скудость сохранившейся документации позволяет уточнить эти общие идеи только для двух областей державы: в Месопотамии и в деревне по сю сторону Тавра. Сейчас насчитывается примерно двести табличек на аккадском языке, содержащих юридические акты селевкидской эпохи. К несчастью, их издание еще находится в стадии подготовки и исследование их очень мало продвинулось. Впрочем, не следует забывать, что почти все эти тексты найдены в святилище Ану в Уруке и относятся к людям, связанным с храмами.300)

Эти тексты создают следующее общее впечатление:301) македонское владычество не принесло, по крайней мере храмовым людям, никаких существенных перемен в условиях их жизни. Можно констатировать очень близкую аналогию в формулах актов селевкидской [162] эпохи и документов, составленных при Ахеменидах и даже во времена Навуходоносора.302) Касаются ли они продажи недвижимого имущества, передачи собственности на рабов, посвящения людей божеству,303) условия, по существу, те же самые, что в более древних текстах. В этих документах нет ничего, что побудило бы нас предположить активное вмешательство греческого государства в дела вавилонских святилищ. Жрецы по своему усмотрению отчуждают свои преимущественные права на жертвы и приношения.304) В одном контракте покупатель должности обязуется понести наказание, которое будет на него возложено должностными лицами святилища и собранием народа Урука в случае пренебрежения им своими обязанностями.305) Из другого текста видно, что собрание жрецов распоряжается должностью своего коллеги, оказавшейся вакантной ввиду его смерти.306) В табличках этникон «из Урука» иногда присваивается лицам, происхождение которых неизвестно, в том числе и грекам.307) Местные жители принадлежали к кланам, число которых в селевкидском Уруке равнялось шести.308) С другой стороны, местные жители, по-видимому, входили в профессиональные корпорации.309) По крайней мере за именем обычно следует указание профессии: «Киту Ани, сын Иллут Ани, прачка».310) Нотариусы, составлявшие эти акты, иногда были преемниками в этой должности своих отцов и дедов.311) Таким образом, население оставалось организованным по племенам и по профессиям.

Не следует, однако, забывать, что тексты на местных языках неизбежно дают одностороннюю и неполную информацию о жизни эллинистических стран. Демотические документы тоже недостаточно отражают перемены, происшедшие в Египте при владычестве македонян. Надо помнить и о том, что в архивах святилища Ану было несколько актов, разрушенных временем, написанных на пергамене, по-гречески (или по-арамейски), от которых сохранились некогда подвешенные к ним буллы.312)

Наша осведомленность о характерных чертах и юридических типах земельных владений в селевкидской Месопотамии остается пока совершенно неудовлетворительной. Акты продажи земли, написанные по-аккадски, касаются земель, расположенных в Уруке, [163] но также и полей в его окрестности.313) Их владельцы по собственному усмотрению пользовались своими правами. Но формулы в актах продажи рабов свидетельствуют о существовании других типов владения. Продаваемый раб не должен принадлежать ни богам, ни короне, ни одному из трех классов, которые теперь трактуются как крепостные, прикрепленные к различным категориям вотчин.314) Этот пункт является новым в сравнении с традиционной формулой. К несчастью, ассириологам пока не удалось определить его точный смысл.

Из двух аккадских текстов мы узнаем о существовании обширных царских доменов в районе города Вавилона.315) В период греческого владычества город пришел в полный упадок. Селевк опустошил Вавилон, чтобы населить Селевкию. По словам Павсания, в древнем городе остались только ученые «халдеи» вокруг храма Бела,316) вавилоняне, куфии и люди из Борсиппы. В 279 г. до н. э. Антиох I предоставил поля и скот для содержания этих групп, но в 274 г. до н. э. «он увел вавилонян в Селевкию», и правитель Аккада забрал «для царского дома» то, что было даровано пять лет назад.317) Другой клинописный документ318) сообщает историю одного из царских доменов. Уже при первых Селевкидах возделанные земли принадлежали короне. Антиох II подарил домен своей супруге Лаодике. В 236 г. до н. э. его сыновья Селевк II и Антиох Гиеракс отдали эти земли «людям Вавилона, Борсиппы и Куфы».


281) Ср. P. Briant. — «Klio», 1978. с. 71; он же. — JESHO, 18(1975), с. 165-188.

282) Ε. Herzfeld. Archeological history of Iran, 1935, c. 45.

283) Rostovzeff, там же, с. 269; W. W. Tarn. Hellenistic Civilisation 1930, с. 125. Здесь приводится лишь несколько наиболее значимых.

284) Strabo, XVI, 1, 7, с. 739: «Борсиппа — священный город Артемиды и Аполлона с большими мастерскими по обработке льна».

285) Strabo, XII, 8, 9, с. 574: Некий Клеон, вначале помогавший Марку Антонию, затем перешедший на сторону полководцев Октавиана, был осыпан почестями и того и другого, так что возвысился от разбойника до положения династа, был жрецом Зевса Абреттенского (мисийского божества), и ему была подчинена часть Морены.

286) Strabo, XII.8.14, с. 577; ср. Tarn, Hellenistic Civilisation, с. 309.

287) Это видно из убийства Антиоха III и гибели Антиоха IV, пытавшихся разграбить эти святилища (Strabo, XVI.1.18, с. 774; II Macch., 1.14-16).

288) Об Эмесе ср. A. v. Domaszewski. — «Archiv f. Religionwiss.», 1908, c. 223; о Бамбике см. монеты: E. Babelоп. — «Rev. Numism.», 1920, с. 113; ср. Honigmann. — RE, Suppl. IV, стб. 734.

289) E. Schürer. Gesch. d. judisch. Volkes, I. c. 707. Cp. Jones. — JRS, 1931, c. 266.

290) M. Rostovzeff. Gesellschaft und Wirtschaft, гл. VII, примеч. 5, 26.

291) Это видно из привилегий, дарованных храму в Байтокайке (OGIS, 262 = Welles, 70). О праве убежища и налогообложении см. выше, с. 107-108.

292) M. Rostovzeff. Kolonat, c. 274; он же. — САН, VII, с. 183. Ср. также M. Rostovzeff. Social and Economic History of the Roman Empire, 2-nd ed., 1957, гл. VII, примеч. 6, 9, 27; он же. — SEHHW, I, 1941, с. 524 и сл.; см. в особенности L. Robert. La Carie, II, 1954, с. 285-295. Царь сохраняет контроль над «священными селениями», и имеется специальный царский чиновник τεταγμένος επι του ιερου. Другой царский чиновник является «управляющим» (επιστάτης) некоторых храмов. См. L. Robert. La Carie, с. 294 (храм Артемиды близ Амизона): II Macch., 3, 4: προστάτη; του ιερου. К тому же царь может приписать к храму «священные селения» или превратить храм и его селения в обособленную единицу. См., например, вековой спор между городом Миласой и храмом Зевса в Лабраунде — BE, 1977, 544 и 549. Ср. A. Mastrocinque. La Caria et la Ionia meridionale in epoca ellenistica, 1979, Index, s, v. Labraunda. (Надписи из Лабраунды опубликованы в книге: J. Crampa. Labraunda. Swedisch Excavations and Researches. Vol. 3. The Greek Inscriptions. Lund, 1969. Ср. рец. О. М. Зельдиной — ВДИ, 1973, 3, с. 212 и сл. — Примеч. отв. ред.]

293) Welles, 70; OGIS, 502; ср. Rostovzeff. Kolonat, c. 276.

294) Welles, 70, и два аккадских текста, о которых речь пойдет ниже.

295) Ср. «Monatschr. f. Geschichte d. Judentums», 1927, с. 171.

296) II Macch., l, 14; cp. Gran. Licin., c. 5, ed. Flemisch: Антиох IV se simulabat Hierapoli Dianam ducere uxorem.

297) Ср. мою книгу «Der Gott der Makkabäer», 1937, с. 52.

298) Welles, 70, стк. 9: οπως η απο ταύτης (sc. της χώμης) πρόσοδος αναλίσκηται εις τας κατα μηνας συντελουμένας θυσίας και ταλλα τα προς αοξησιν του ιερου συντείνοντα υπο του καθεσταμένου υπο του θεου ιερέως ως ειθισται — «пусть поставленный богом жрец, как издавна принято, расходует доходы с нее (т. е. с этой деревни) на ежемесячно совершаемые жертвоприношения и другие нужды, связанные с расширением святилища».

299) A.T. Olmstead. — «Journ. Amer. Orient. Soc.», LVI, 1936, c. 247; Jos. Antt., XII, 261; cp. «Rev. Hist. Relig.», CXV, 1937, c. 215.

300) P. Kosghaker. — «Chronique d'Egypte», 1932, c. 204; M. San Niсolo. Beiträge zur Rechtsgeschichte im Bereiche der Keilschriftlichen Rechtsquellen, 1931, c. 56, 132.

301) См. прежде всего А. Т. Clay. Babylonian Records in the Library of J. P. Morgan, II, 1920; M. Rutten. Contrats. Единственным исследованием этих текстов в совокупности является вышедшая в Берлине диссертация: О. Krückmann. Babylonische Rechts und Verwaltungsurkunden aus der Zeit Alexanders und der Diadochen, 1931. Здесь можно найти библиографию и предшествующих публикаций. См. теперь G. Sarkisian. New Cuneiform Texts from Uruk. — «Staatlichen Museen zu Berlin, Forschungen und Berichte», 16, 1975, с. 15-38, и его работы о текстах Урука (см. также Г. X. Саркисян. Самоуправляющийся город селевкидской Вавилонии. — ВДИ. 1952, № 1; он же. О городской земле в селевкидской Вавилонии. — ВДИ. 1953, № 1; он же. Социальная роль клинописной нотариально-правовой системы в эллинистической Вавилонии. — Eos., XLVIII, 1956; он же. Довольствие -isqu в городе поздней Вавилонии — аналог полисных раздач — «Древний Восток». Ер., 1978, № 3).

302) SanNiсоlo. Beiträge, с. 57; Кrüсkmann. Babylonische Rechts., с. 25.

303) Ср. P. Koschaker. — «Abhandl. Sächsisch. Akademie», XLII, 1, 1931, с. 74.

304) M. Kutten. Contrats, с. 199.

305) G. T. T. Winсksworth. — «Journal of the Royal Asiatic Society», 1925, с. 660.

306) А. Т. Clay. Babylonian Records, I, c. 88; Krüсkmann. Babylonische Rechts, c. 72.

307) Krüсkmann, c. 16; cp. Excavations at Dura, с. 425, стк. 4.

308) Rutten. Gontrats, c. 71.

309) Krüсkmann. Babylonische Rechts, c. 15, стк. 60, 73; Rutten. Gontrats 59.

310) A. Boissier. — «Babyloniaca», VIII, 1924, c. 29.

311) O. Schrader. — «Zeitschr. f. Assyrologie», XXXIII, 1918, c. 14.

312) Cp. O. Krückmann. — Realencycl. d. Assyrologie, I, c. 466.

313) См., например, Kutten. Contrats, с. 197.

314) Krückmann. Babylonische Rechts., с. 19; W. Eilers. — «Orientalist. Literatur — Zeitung», 1934, c. 94.

315) Cp. R. H. McDowell (Objects from Seleucia, с. 202), который полагает, что несколько найденных в Селевкии оттисков печатей с изображениями царей и цариц были сделаны управителями владений короны.

316) Plin., N. Н., VI, 122: Вавилон ad solitudinem rediit exhausta vicinitate Seleuciae; Paus., I, 16, 3: Селевк I переселил население Вавилона в Селевкию, «при этом не тронул вавилонских стен, оставил храм Бела и живших вокруг него халдеев». Клинописные тексты селевкидской эпохи, написанные в Вавилоне, перечислены в книге: E. Unger. Babylon, die heilige Stadt, 1931, c. 130.

317) Sidneу Smith. Babylonian Historical Texts, 1924, с. 156.

318) С. F. Lehmann-Haupt. — «Zeitschr. f. Assyrologie», 1892, c. 331; V. Sсheil (цит. у B. Haussoullier. — «Rev. de Phil.», 1901, c. 18).

Просмотров: 1719