Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 3. Основы царской власти

 

Царская власть Селевкидов не была ни национальной, ни территориальной. В соответствии с греческими концепциями она имела персональный характер.47) Basileus («царь») для грека — это тот, выше которого никто не стоит. Зевс — basileus («царь») богов и людей. Властитель персов, наиболее абсолютный из всех известных грекам деспотов, является «царем» — βασιλεύς. Чтобы выразить мысль, что миром правит nomos («закон»), позитивный порядок вещей, греки говорили, повторяя стих Пиндара: νόμος δ πάντων βασιλεος θνατων τε και αθανάτων48) — «Закон — царь всего: и смертных и бессмертных». Поэтому и о законах говорили, что они «в республике цари».

Но эллинистический правитель сам был воплощением «закона». Политическая доктрина эпохи на разные лады повторяла основополагающую идею, несколько озадачивающую нас сейчас, что basileus («царь») — это νόμος έμψυχος — «одушевленный закон».49) Тем самым справедливость имманентно присуща всем его поступкам. Когда Селевк I уступил свою жену Стратонику, от которой уже имел ребенка, своему сыну Антиоху I, он оправдывал этот беспрецедентный жест принципом, «известным всему миру», что «царское решение всегда справедливо».50) Такие претензии явственно противопоставляли [13] в глазах греков эллинистическую автократию, «надменность» «дворов селевкидских сатрапов» власти конституционных царей Спарты, основанной на законе.51)

Царская доблесть проявляется прежде всего и главным образом с помощью силы. Царь — это человек, который может вести себя как суверен. «Не происхождение и не право предоставляют царскую власть людям, а способность командовать армией и разумно управлять государством. Такими качествами обладали Филипп и преемники Александра».52) Нет ничего более знаменательного в этом плане, чем рождение эллинистических монархий. Уже древние авторы заметили, что их возникновение связано с вымиранием рода Александра.53) Однако этот факт лишь открыл путь для новой царской власти, а не создал ее. Последний отпрыск Александра умер в 309 г. до н. э., но прошло три года, прежде чем один из диадохов стал царем. Когда летом 306 г. до н. э. Антигон, одержав победу при Саламине, добился господства на море, войска провозгласили его царем.54) Этой победой Антигон обнаружил, что «достоин» царской власти. Остальные диадохи, как заметили уже древние авторы, последовали его примеру.55) Это феномен социального порядка, пример «закона подражания». Но специфически эллинистическим здесь является то, что диадохи откладывают провозглашение себя царями до того дня, пока их «доблесть» не проявится в такой форме. Птолемей стал царем только в 304 г. до н. э., после того как отразил вторжение Антигона и спас Египет. Селевк, прежде чем увенчать себя диадемой,56) ждал то ли отвоевания сатрапий Дальнего Востока, то ли победы над Антигоном в борьбе за Вавилон. С другой стороны, когда солдаты Деметрия Полиоркета, окруженные у подножия [14] Амана войсками Селевка, покидают своего прежнего властелина, чтобы последовать за новым, они провозглашают Селевка царем (basileus).57) Для них право царствовать перешло от неудачливого полководца к счастливому.

Власть, созданная победой, может исчезнуть в случае поражения. Во время войны царь принимал личное участие в сражениях. Он был не просто верховным и номинальным главнокомандующим. Он лично командовал армиями во время походов. Антиох III во время осады Сард два года оставался в лагере.58) В период борьбы с галатами Антиох I имел своей резиденцией Сарды и оттуда управлял своей державой.59) В боях царь доблестно рисковал своей жизнью. Антиох I был ранен в шею в битве с галатами.60) Во время похода в Азию Антиох III во главе своей конной охраны устремился против бактрийской конницы, преградившей ему путь; конь царя был убит под ним, сам он получил ранение.61) Двадцать лет спустя, уже приближаясь к пятидесятилетию, он участвовал в сражении при Фермопилах, где был ранен,62) а у Магнесии бросился против римлян во главе своей конницы.63)

Из четырнадцати царей, сменившихся на сирийском троне до разделения династии (после смерти Антиоха VII), только двое — Антиох II и Селевк IV — умерли в своем дворце. Антиох V и Антиох VI еще детьми были убиты по приказу других претендентов. Остальные десять царей встретили свою смерть на поле боя или в походе. Между тем, чтобы отыскать римского императора, погибшего на войне, пришлось бы дойти до Траяна. Эта маленькая статистическая сводка наилучшим образом показывает военный характер царской власти Селевкидов.

Для своих восточных подданных Селевкиды — властелины данной страны, преемники туземных царей. Антиох I на своем аккадском цилиндре носит многовековой титул месопотамских принцев: «Антиох, царь великий, царь могущественный, царь мира, царь стран, царь Вавилона».64) Когда Антиох IV завоевал Египет, он [15] принял освящение своей власти в Мемфисе по «египетскому обряду».65)

Для греков Селевкид — это просто «царь (basileus) Антиох», «царь Деметрий», т. е. некий Антиох и некий Деметрий, которые отказались признавать какую бы то ни было человеческую власть над собой и живут по собственному закону. В принципе этот титул является определением суверенитета.66) Евтидеад, властитель Бактрианы, оправдывается перед Антиохом III, утверждая, что присвоил этот титул ради варварских орд Востока. Он умоляет его «не относиться ревниво к этому царскому имени», и Антиох III разрешает ему называться царем.67) Когда Молон, затем Ахей,68) наконец, Тимарх начинают именовать себя царями (basileus), они провозглашают свою независимость от дома Селевка. Клеопатра Теа приказала убить своего сына Селевка V, который принял титул царя «без разрешения матери».69) Этим же руководствуется победитель в борьбе за власть, когда отказывает побежденному в праве на царский титул. «Царь Аттал» в своих посвятительных надписях говорит о победах над «Антиохом» или «полководцами Селевка».70) Именно качество непобедимости является проявлением царской «доблести».

Подобная идеология могла бы породить отрицание наследственной монархии. Философы действительно пришли к такому умозаключению,71) но политика исправила теорию. Она сделала основой монархии два универсальных принципа греческого права: право победы и наследственную передачу единожды приобретенного права.

Царь — «счастливый воин». Но победа для грека не была просто счастливым событием вне связи с правовой системой. Она давала победителю не только фактическое обладание, но и право на владение. Кир в классическом труде Ксенофонта о греческих военных порядках говорит: «У всех людей существует извечный закон: когда захватывают город, то все, что там находится, — люди и имущество — принадлежит победителю».72) Селевкиды продолжают эту теорию [16] в применении к себе. В 193 г. до н. э. посол Антиоха III объяснял римскому сенату: «Когда дают законы народам, подчиненным силой оружия, победитель — абсолютный властелин тех, кто сдался ему; он по своему усмотрению распоряжается тем, что захочет взять у них или им оставить».73)

Селевкиды неустанно повторяли, что их владычество основано на праве победителя. «Справедливо, — говорит Селевк I на следующий день после битвы при Ипсе, — чтобы победитель на поле боя распоряжался добычей, взятой у побежденных».74) «Право на владение, приобретенное войной, — утверждает Антиох IV, — самое справедливое и прочное».75) Селевк I Никатор, победив Антиоха и Лисимаха, становится тем самым законным преемником этих монархов. «После смерти Лисимаха, — заявляет Антиох III римским послам, — его царство стало частью державы Селевка».76)

Но по греческому обычаю было необходимо убедиться, что право владения предшественника, в свою очередь, опиралось на законный акт. Права Селевка, как Антигона и Птолемея, вытекают из раздела империи Александра. В 315 г. до н. э. Селевк I отказался отчитаться перед Антигоном за исполнение должности сатрапа Вавилонии. Он утверждал, что эта область была дана ему не Антигоном, а «македонянами за заслуги перед Александром».77) Не будем сейчас говорить, в какой мере обосновано было право македонской армии распоряжаться в 323 г. до н. э. завоеваниями Александра. Достаточно того, что ни один из соперников Селевкидов не имел более законного, чем они, права на владычество. Таким образом, права Селевка I в конечном счете восходят к победе Александра над Дарием.78)

Но на чем основывают свое право на владения, приобретенные Александром Великим, преемники Селевка — Антиох, Деметрий? Здесь выступает уже другой правовой принцип — передача владения по наследству.

Наследие Селевка, округленное в результате побед его преемников, потом передавалось в семье Селевка от отца к сыну, от одного [17] царя к другому.79) Какой-нибудь Антиох IV или Антиох XIII царствовали в Сирии как законные наследники Селевка I, но отнюдь не в результате провозглашения их царями антиохийской толпой. Цицерон сказал по поводу сыновей Антиоха X: «Царская власть к ним возвращалась без борьбы, как переданная отцом и предками».80) Отсюда значение династической идеи в мире Селевкидов. Царь хвалит города за «их преданность нашему дому».81) Образцом для его политики является политика «предков».82) Селевк IV замечает по поводу одного из своих придворных, что «тот со всем возможным усердием служил нашему отцу, нашему брату и нам самим».83) Антиох IV делает вид, будто воюет с Птолемеем VIII только ради защиты попранных прав Птолемея VII на корону Лагидов.84)

Подданные, разумеется, высказывали идеи, которые соответствовали намерениям монархов. Чтобы убедить Антиоха III завладеть Селевкией в Пиерии, ему напоминают прежде всего, что этот город — источник и, можно сказать, почти очаг владычества Селевкидов.85) В совете того же царя его заверяют, что войска мятежного сатрапа сразу же перейдут на сторону царя, лишь только он появится собственной персоной.86) Сам сатрап, хоть он и принял царский титул, знает, «как опасно и рискованно для мятежников встретиться лицом к лицу с царем средь бела дня». И действительно, в первой же битве солдаты восставшего сатрапа, стоявшие на фланге напротив подразделения, которым командовал сам Антиох, едва увидев своего царя, перешли к нему.87) В следующем, 220 г. до н. э. Ахей провозгласил себя царем. Но его войска отказались выступать [18] против Антиоха III, «которого сама природа поставила их царем».88) Пятьдесят лет спустя, вслед за узурпацией Гелиодора, Антиох IV был привезен в столицу в качестве царя, и, по выражению современного этим событиям аттического декрета,89) «он как представитель царского рода был восстановлен на троне своих отцов». В следующем поколении «сирийцы и их воины» попросили Птолемея VII прислать им кого-нибудь из дома Селевка, чтобы он облек себя царской властью.90) Любопытно, что даже в Первой книге Маккавеев, этой официальной хронике дома Хасмонеев, подчеркивается незаконный характер власти Трифона, поскольку он, не принадлежа к роду Селевкидов, завладел короной Сирии.91)


47) Ср. Rostovzeff. — САН, VII, с. 160: The king's power was personal, founded upon his personal supremacy and personal qualities and on the support given by the army and his friends — «Власть царя была личной, основанной на его личном превосходстве, личных качествах и на поддержке армии и друзей». F. Ferguson («Gnomon», 1935, с. 521) сам себе задает вопрос: в каком смысле были царями Селевкиды и Птолемеи «kings of what» или «kings of whom»)? В действительности они были просто: «царь Птолемей», «царь Селевк», а отнюдь не цари какой-либо страны или какого-либо народа.

48) Pindar, fr. 169; ср. H. E. Stier. — «Philologus», 1928, c. 225.

49) E. R. Goodenough. — «Yale Classical Studies», 1, 1928, c. 55.

50) App. Syr., 61 (речь Селевка): «...я не буду вводить у вас ни персидских обычаев, ни обычаев других народов, но скорее установлю следующий общий для всех закон: „то, что постановлено царем, всегда справедливо"». Plut. Demet., 38 (речь Селевка): «...он своей волей решил поженить Антиоха и Стратонику и поставить его царем, а ее царицей над всеми внутренними областями державы... если же Стратоника выразит недовольство, поскольку это противоречит исконным обычаям, он просит друзей объяснить ей и убедить, что решения царя следует считать прекрасными, справедливыми и полезными». Император Юлиан, заботясь о доброй репутации язычества, представляет дело так, будто брак Стратоники с ее пасынком состоялся только после смерти Селевка I (Julian. Misopog., 348 А).

51) Plut. Agis., 3: «...в Леониде был особенно ясно виден отход от отеческих нравов: после того как он много времени провел при дворах сатрапов и служил Селевку, он перенес азиатскую надменность в политическую жизнь греков и без всякой меры пользовался царской властью, обычно считавшейся с законами».

52) Suda, s. v. βασιλεία; «...ведь родному сыну, страдавшему душевным слабоумием, не помогло никакое родство, а люди, не имевшие никакого отношения к дому Филиппа, стали царями едва ли не всего мира».

53) App. Syr., 54: «Войско провозгласило обоих царями — Антигона и Деметрия; ведь царей — Аридея, сына Филиппа, Олимпиады и сыновей Александра — уже не было в живых».

54) App. Syr., 54: «...между тем Антигон теснил Птолемея и в знаменитой морской битве около Кипра одержал победу; командующим в этом сражении был его сын Деметрий. Ввиду столь блестящей победы войско провозгласило их обоих царями». Ср. Diod., XX.53.2: «Антигон, узнав об одержанной победе и гордый достигнутыми преимуществами, увенчал себя диадемой и в дальнейшем стал именоваться царем». Ср. Plut. Demet., 17.

55) Diod., XX.53.3: «Вслед за ними (Антигоном и Птолемеем) и другие династы ревностно стали провозглашать себя царями. Селевк, как известно, присоединил к своим владениям восточные сатрапии...»; ср. Plut. Demet., 18: «...так из-за соперничества диадохов распространялись царские титулы».

56) Diod., XX.53.3. Трудно определить с точностью дату провозглашения царем Селевка. Судя по клинописным текстам, он носил этот титул уже 17 апреля 304 г. до н. э. (M. Rutten. Contrats, c. 13) и даже, по-видимому, в 305/04 г. до н. э. (F. X. Kugler, Von Moses bis Paulus, 1922, с. 309), но он заставлял варваров называть себя «царем» еще до того, как принял греческий титул basileus. Ср. Plut. Demet., 18: «После Антигона и Птолемея диадему стали носить Лисимах и Селевк; Селевк и раньше, имея дело с варварами, именовал себя царским титулом, теперь он стал делать это и при общении с эллинами». Точная дата восточного похода Селевка определяется лишь предположительно. Ср. F. Stähelin. — RE, II А, стб. 1216. О борьбе между Антигоном и Селевком ср. «Вавилонскую хронику» (G. Furlani et A. Momiglianо. — «Riv. di fil.», 1932, c. 463, 472). В клинописных документах Александр IV, убитый в 311 или 310 г. до н. э., именуется царем еще в 306/05 г. до н. э. Селевка I в этих текстах начинают называть царем только в 305/04 г. до н. э. J. Oelsner. — «Altorientalische Forschungen», I (1974), с. 130.

57) Ρlut. Demet., 49.

58) Pol., VII.15.2.

59) Cp. W. Otto. Beiträge, c. 9.

60) OGIS, 220.

61) Pol., X.49.

62) Plut. Cato maj., 14; cp. Diod., XXX.

63) Liv., XXXVII; App. Syr., 36.

64) См. выше, примеч. 26.

65) Porphyr., 260 fr. 49 Jac.: Antlochus... ascendit Memphim, et ibi ex more Aegypti regnum accipiens... — «Антиох... поднялся в Мемфис и там, принимая царскую власть по египетскому обычаю...» Ср. W. Otto. Zur Geschichte, с. 53.

66) Plut. Demet., 18; Liv. (Pol.), XLV.4.4. Этим можно объяснить, почему Селевкиды не носили персидского титула «царь царей» (E. Bevan, II, с. 269). Для греков этот титул не имел никакого значения.

67) Pol., XI.34.3: (Евтидем просил Телея) «убедить Антиоха оставить за ним царское имя и сан».

68) Pоl., V.57.5: «По прибытии в Лаодикею, что во Фригии, он возложил на себя диадему и впервые отважился тогда именовать себя царем и писать к городам».

69) Iustin., XXXIX.1.9: «Селевк был убит матерью за то, что без ее разрешения возложил на себя диадему».

70) OGIS, 273: «Царь Аттал благодарственные приношения Афине... от военной победы над Лисием и полководцами Селевка». Ср. Wеlles, с. 43.

71) Ср. J. Kaerst. Studien zur Entwickehmg der Monarchie im Altertum, 1898, c. 24.

72) Xenoph. Cyrop., VII.5.73; cp. REG, 1934, c. 356.

73) Liv., XXXIV.57.7; ср. Diod., XXVIII.15.

74) Diod., XXI.1.5: «Справедливо, чтобы победившие в битве распоряжались завоеванным». Ср. Pоl., V.67.4; XXVIII.20.6.

75) Pol., XXVIII.1.4: (После победы близ Панин Келесирия и Финикия принадлежали Селевкидам), «поэтому Антиох IV, полагая, что владение, приобретенное в результате войны, самое верное и почетное, заботился об этих областях, как о своих собственных владениях».

76) Pо1., XVIII.51.4: «Первоначально власть здесь принадлежала Лисимаху, потом, когда Селевк воевал с ним и вышел победителем, все царство Лисимаха по праву завоевателя сделалось достоянием Селевка». Ср. также Pol., V.67.6; Memnon, 8 и 12; Liv., XXXIII.40.4. Ср. «Hermes», 1932, с. 51.

77) Diod., XIX.55.3: «Когда Антигон требовал отчета о доходах, он (Селевк) ответил, что не обязан давать отчет об этой области, которую македоняне дали ему за оказанные им еще при жизни Александра услуги».

78) У Аммиана Марцеллина, XXIII.6.3 (который, впрочем, был уроженцем Антиохии), читаем: «Селевк... после кончины Александра Македонского по праву наследования владел Персидским царством».

79) Ср. Strabo, XIV.V.2, с. 669: «...порядок наследования в роде Селевка Никатора». Ср. OGIS, 219, стк. 8; 248, стк. 36.

80) Сiс. Verr., IV.61: «Как вам известно, недавно в Риме были сирийские царевичи, сыновья царя Антиоха. Они приезжали не по поводу получения ими царской власти в Сирии, их права на нее были бесспорны, поскольку они получали ее в наследство от отца и предков».

81) Welles, 15 (письмо Антиоха II Эритрам): περί τε της ευνοίας ην δια παντος εισχήκατε εις την ημετέραν οιχίαν — «относительно расположения, которое вы все время проявляли к нашему дому».

82) См. ту же надпись, стк. 22 и сл. Ср. Welles, 22. Ср. Rostovzeff. — JHS, 1935, с. 62.

83) Welles, 45 = M. Holleaux. — BCH, 1933, c. 6.

84) Diod., XXXI.1.1. В связи с этим следует отметить, что Селевк I впервые стал давать основанным им городам имена членов своей семьи (Фессалоники носят имя жены Кассандра, ибо она была дочерью царя Филиппа). Но не прав Юлиан Отступник (Misop., 347a), утверждая, что Антиохия была названа в честь сына Селевка I (а не его отца). Своеобразная теория Малалы (Malalas, ed. Bonn, с. 201), по которой город не мог быть назван по имени покойного лица, в действительности отнюдь не принадлежит ему.

85) Pоl., V.58.4: (Аполлофан, советник Антиоха III, призывает царя вырвать Селевкию в Пиерии из рук египтян) «безрассудно, говорил он, добиваться Келесирии и идти на нее войной, допуская в то же время, чтобы во власти Птолемея оставалась Селевкия, родоначальница и как бы очаг их могущества».

86) Pol., V.41.9.

87) Pol., V.52.9 (ср. 54.1): «Молон, сообразив, насколько опасно и трудно будет мятежникам сражаться с войсками своего царя днем лицом к лицу, решил напасть на Антиоха ночью».

88) Pol., V.57.6: «войска возмутились, негодуя при предположении, что они идут войной на того, кого сама природа поставила им царем».

89) App. Syr., 45: Антиох IV был прозван «Эпифаном» («славным»), οτι της αρχης αρπαζομένης υπο αλλοτρίων βασιλευς οικειος ωφθη — «потому что представлялся (своим подданным) законным царем, в то время как власть у него отняли люди, не имевшие на нее права». Ср. афинский декрет, где говорится, что Антиох IV восстановил την πατρώιαν αρχήν. L. Robert. — Ephera. Arch., 1969, c. 4. Cp. OGIS, 248, стк. 21: «(Атталиды) помогли царю Антиоху вернуть себе отцовский трон».

90) Jоs. Antt., XIII.267: «сирийцы и солдаты, ненавидя его за тяжелый характер, отправили к Птолемею (VII)... послов с просьбой дать им кого-нибудь из рода Селевка для занятия царского престола».

91) I Macch., 12.39. Ср. Athen., VIII.333 (по Посидонию, 87 fr. 29); Hieron., ad Daniel, II.20: Hebraei vilissimum et indignum decore regio Triphonem intellegi volunt, qui tutor pueri arripuit tyrannidem — «Евреи хотели, чтобы Трифона, который, будучи опекуном мальчика, захватил тираническую власть, считали ничтожеством, недостойным царского титула». Этот пассаж, между прочим, доказывает, что еврейский оригинал Первой книги Маккавеев еще был в обращении в конце IV в. н. э. в еврейской среде.

Сопротивление Трифону не ограничивалось только евреями. Птолемаида не признала его и продолжала выпускать монеты от имени Антиоха VI еще в 142/41 г. до н. э. А. В. Brett. — ANS MN 1 (1945), с. 28; Ben Dor. — PEQ, 78 (1946), с. 44. Газа в 142/41 г. чеканила монеты от имени Деметрия II. Ben Dor. — там же, с. 46.

Просмотров: 1415