Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 5. Основание городов

 

Симмахия включала в свой состав очень разнородные элементы. Греческий полис типа Илиона совсем не похож был на македонскую колонию, как, например, Европос. Оба они имели мало общего с Иерусалимом первосвященников или с автономными народностями Востока. В предшествующих параграфах рассматривался статус преимущественно греческих городов державы. Уместно указать также на особенности положения других категорий автономных единиц. В этом отношении особенно примечательно юридическое положение македонских колоний.

На первый взгляд «колониальный» город является лишь копией греческого полиса, воспроизведенной в варварской стране. Найденный в Магнесии на Меандре декрет города Антиохии Персидской,184) т. е. колонии, основанной у Персидского залива, мог, вероятно, быть издан в любом древнем полисе Греции. В его прескрипте упоминаются «секретарь совета и народного собрания», «пританы», «жрец-эпоним».185)

Народ обсуждает и принимает по своему усмотрению решения, посылает феоров, ассигнует суммы для этих посланцев и т. д. Селевкидские колонии, основанные по образцу полисов собственно Греции, действительно управлялись народом, который голосованием избирал совет и должностных лиц.186) Антиох IV домогался чести быть избранным в Антиохии. На агоре, «давая руку одним, обнимая других, он просил отдать ему голоса, чтобы стать то агораномом, то демархом... Когда же он добивался цели, то усаживался в курульное кресло по римскому обычаю, знакомился с заключенными на агоре сделками, вершил правосудие с большим рвением и увлечением».187)

В этой нарисованной Полибием картине отметим особенно две детали: существование избирательных кампаний и судебные права выборного должностного лица, агоранома. Примечательно, что столица Селевкидов обладала муниципальными правами, которых не было у Александрии Лагидов. [147]

Неудивительно поэтому, что для получения гражданских прав в селевкидской колонии необходим был декрет народа.188) Показательно удивительное разнообразие в номенклатуре и даже в функциях политических институтов в этих городах, большая часть которых возникла из небытия по приказу самого царя.

Во всех колониях гражданское население было разделено, как было принято у греков, по филам и демам.189) Но названия и божественные покровители этих подразделений дают весьма разнообразную картину. Если в Селевкии в Пиерии филу и дем нового гражданина определял народ, то в Стратоникее в Карии это решалось жребием.190) Перед нами два декрета в честь чужеземных судей: в Лаодикее на Лике провозглашение декретированных почестей поручается пританам; в Антиохии эта задача возлагается на проэдров.191) Обнародованием декрета на камне ведают в Лаодикее на Лике эксетасты, в Стратоникее Карийской — казначеи; в одной из Антиохии это поручается стратегам и секретарям народа, в другой Антиохии это дело полетов.192)

Точно так же цари предоставляли городам и выбор эпонимов. В Антиохии Персидской эпонимным магистратом был жрец царского культа, в Дура-Европосе — жрец главных богов (т. е. обожествленных царей); в Лаодикее на Лике это тоже жрец.193) Но в двух Антиохиях эпонимом был стратег;194) в Стратоникее Карийской эта почетная роль принадлежала стефанофору, между тем как в Сузах, Вавилоне и Селевкии в Пиерии счет лет велся по годам правления династии.195)

Македонский календарь, принятый царской администрацией, не был в обязательном порядке введен в основанных Селевкидами городах. Мы встречаем его, например, в Европосе и Сузах, но Лаодикея на Лике и Антиохия Персидская имели свои особые календари.196) [148]

Этот плюрализм показывает, что Селевкиды отнюдь не стремились к единообразию своих колоний. Они создавали международные центры, открытые для всех греков, даже для всех приобщившихся к эллинской цивилизации, и оставляли новым городам возможность организовать себя по своему усмотрению. Цари отлично знали, что для истинного эллина не было ничего более дорогого, чем свобода. Иными словами, основанные Селевкидами города были не «колониями», воспроизводившими тип метрополии, а подлинными новыми городами, каждый из которых представлял собой полис со своими индивидуальными чертами.

Однако органически сформировавшийся полис существовал до македонского завоевания и независимо от инициативы сирийских царей. Колонии же создавались сразу, по мановению царя, и существовали в силу хартии об их основании. Селевк Никатор, говорит автор, уроженец Антиохии, воздвигал города на месте деревенских поселков.197) Многочисленные рассказы о мифическом происхождении колоний были сочинены специально для того, чтобы стереть следы позднего и произвольного происхождения.198) Инициатива приглашения первых колонистов и определения их прав и обязанностей принадлежала царю. Аппиан описывает основание Антиохом III колонии на месте Лисимахии, разрушенной фракийцами. Царь призывал обратно бежавших граждан, выкупая тех, которые были уведены варварами, приглашал и новых поселенцев. Он распределил между ними скот и орудия труда для обработки земли. С другой стороны, он избрал этот город в качестве резиденции для одного из своих сыновей и военного центра в Европе.199) Антиох I для расширения Антиохии Персидской привлек колонистов из Магнесии на Меандре, подобно тому как он сам (или его отец) населил эмигрантами из этой же Антиохии Антиохию в Писидии.200) Апамея Фригийская оказалась наследницей Келены; Селевкия на Тигре получила колонистов из Вавилона.201) Первосвященник Ясон уплатил большую сумму Антиоху IV, чтобы получить разрешение организовать в Иерусалиме эллинистическую корпорацию и составить список ее членов.202) Понятно поэтому, что евреи при Цезарях могли претендовать — справедливо или нет — на то, что получили от Селевка I право гражданства во всех колониях, основанных этим царем.203)

Любой полис, разумеется, включал территорию, находившуюся в зависимости от городских властей. Македонским колониям тоже [149] принадлежали обширные сельские территории. Когда Антиох III принял капитуляцию Скифополя и Филотерии в Галилее, равнинные области этих городов смогли снабдить продовольствием всю его армию. Полибий упоминает границу между территориями Антиохии и Селевкии в Пиерии.204)

Поселки, рассеянные по равнине, подчинялись юрисдикции муниципальных магистратов. Стратоникея Карийская обладала голосами в Хрисаорейской конфедерации в качестве властительницы карийских селений.205) Укрепленные замки держали в повиновении подчиненное население, но, с другой стороны, давали ему надежное пристанище в случае вражеского вторжения. В 197 г. до н. э. война между родосцами и македонянами на территории Стратоникеи Карийской развивалась вокруг castella.206) В итоге сами эти крепости превращаются в населенные пункты. Трифон Диодот, единственный подданный, которому удалось отнять царскую диадему у Селевкидов, был уроженцем одного из укрепленных пунктов в Апамейской области.207)

С другой стороны, если уж грек поселялся вдали от моря, то прежде всего он стремился приобрести землю, пригодную для обработки. В Дуре в 195 г. до н. э. продали часть клера «с фруктовыми деревьями, сельскохозяйственными строениями и садами».208) Жители колонии не удовлетворились политической зависимостью от них селений, расположенных в городской округе. Им нужны были земельные владения в их частной собственности. Десять тысяч клеров Антиохии — это десять тысяч сельскохозяйственных владений. Однако возделываемые земли редко оставались свободными, особенно в таких древних областях, как Сирия и Малая Азия. Прежние греческие колонии возникали на территориях, завоеванных вторгшимися сюда пришельцами. В селевкидскую эпоху новые мирные поселения могли появиться и распространиться только на земле царского домена, право собственности на которую было уступлено новому городу и его гражданам. Местные крестьяне обрабатывали теперь эту землю для новых хозяев на условиях, которые нам неизвестны и, возможно, не везде были одинаковыми.

Таким образом, селевкидские колонии основывались на царской земле, и владения колонистов представляли собой лишь участки, отделенные от царского домена. Царь уступал колонии земли, подобно тому как дарил участки обрабатываемой земли своим придворным.

Здесь выступает основное различие между полисом или колонией прошлых времен, с одной стороны, и городами, основанными Селевкидами, — с другой. Отсюда вытекают некоторые специфические [150] черты селевкидских поселений. Конфигурация новых селевкидских городов показывает, что они возникали на девственной земле, которой основатель мог свободно распоряжаться. Идет ли речь о Лаодикее Приморской или Дура-Европосе на Евфрате, эти поселения имеют ту же геометрическую форму:209) параллельные улицы, пересекающиеся под прямым углом, прямоугольные блоки зданий сходных размеров. Такой план шашечного расположения позволял быстро и независимо друг от друга строить кварталы и бесконечно расширять застройки. По этой же причине ограда следует здесь рельефу местности, а не заранее намеченным контурам строящегося города. Пригород создаваемой колонии был разделен на определенное число постоянных единиц, называемых κλήρο, и предоставляемых колонистам. Еще в IV в. н. э. в Антиохии было только 10 000 первоначальных клеров, хотя там насчитывалось тогда 200 000 жителей.210) Несмотря на то что эти участки можно было продавать, закладывать, долить, первоначальное распределение на парцеллы оставалось неприкосновенным и первичные ekas и клер оставались кадастровыми единицами. В 195 г. до н. э. в Дуре некий Аристонакс продал свои земельные владения, «расположенные в ekas Аррибе, на территории клера Конона».211) Эта особенность согласуется с другим юридическим фактом, который выступает в законе Дуры о передаче имущества по наследству.212) Согласно этому документу, родичи покойного имеют право наследовать ему только до степени кузена по отцовской линии или деда и бабки со стороны отца. «При отсутствии родных вплоть [151] до этой степени имущество переходит к царю». Перед нами одно из самых значительных отклонений от принципов полисного права.

В полисе даже самые дальние родственники считались законными наследниками. Если же не оставалось ни одного представителя семьи, имущество присваивалось полисом. Одна надпись свидетельствует, что этому правилу следовали в Каппадокийском царстве еще в I в. до н. э. Город Анисса получил в силу этого оказавшееся вакантным наследство.213) Закон же Дуры точно фиксирует рамки, за пределами которых уже не обращаются к ближайшим по порядку родственникам, и указывает, что ввиду отсутствия законного наследника имущество возвращается к царю, основателю колонии. Точно так же и в афинских клерухиях государство сохраняло за собой право собственности на участки, распределенные между клерухами. Поэтому эти участки оставались, как мы видели, постоянными подразделениями территории, отведенной колонии.

Другой особенностью статуса колоний было присутствие в них комиссаров правительства, называвшихся эпистатами. Царские префекты, конечно, упоминаются иногда и в древних общинах Малой Азии. Но эпистаты не были правителями. Так, правительство поручило не эпистату, а коменданту цитадели, akrophylax, имевшему в своем распоряжении военную силу, произвести в случае необходимости аресты в Апамее.214) Но письмо Селевка IV, предназначенное городу Селевкии в Пиерии, адресовано одновременно и магистратам этого города, и эпистату Теофилу, а декрет города издан по предложению эпистата и магистратов.215) Судя по этим данным, селевкидский эпистат был, по-видимому, доверенным лицом царя, избранным среди граждан колонии,216) в некотором роде «президентом» общины. Это соответствовало бы положению Деметрия Фалерского в Афинах при Кассандре,217) стратегов города Пергама при Атталидах,218) стратегов Пальмиры в римскую эпоху219) и т. д. Титул эпистата в державе Селевкидов пока засвидетельствован только в Селевкии в Пиерии [152] и в Селевкии на Тигре.220) Но можно предположить, что аналогичные посты занимали и философ Филонид, уроженец приморской Лаодикеи, которому Александр Бала «доверил» этот город, Гиеракс и Диодот, которым этот же царь передал Антиохию, а они затем побудили город выступить против него.221)


184) Антиохия Персидская, вероятно, соответствует современному Буширу: W. W. Tarn. — «Journ. of Egyptian archeol.», 1929, с. 11.

185) OGIS, 233: επι ιερέως Σελεύκου Νικάτορος... της πρώτης εξαμήνου, δόγματα εκκλησίας κυρίας τα απενεχθέντα υπο... του γραμματέως της βουλής και της εκκλησίας... εδοξε τηι έκκλησίαι, πρυτάνεων ειπάντων — «при жреце (культа) Селевка Никатора... в первое полугодие решение регулярной экклесии по предложению... секретаря совета и собрания... собрание решило по выступлению пританов».

186) «Буле» в Антиохии Персидской: OGIS, 233, стк. 9. «Буле» в Антиохии (Liban., I, 315 R) и в Европосе (Excavations at Dura-Europos, III, Report, с. 151) упоминаются в римский период. О «буле» в Селевкии в Пиерии ср. M. Holleaux. — ВСН, 1933, с. 22, примеч. 1. «Архонты» в Селевкии в Пиерии и «синархии» в Антиохии упоминаются в документе: U. Wilсken. Chrestomathie, I, стб. 2, стк. 21 и стб. 3, стк. 21. «Пританы» и «буле» в Лаодикее во Фригии см. Inschr. v. Priene, 59. Ср. L. Robert. — «Rev. de Phil.», 1936, с. 123. О конституции Селевкии на Тигре ср.: Streck. — RE, II А, стб. 1171. Народные собрания в Антиохии римского периода упоминаются у Тацита (Tac. Hist., II, 80; ср. Jos. Bell. Jud., VII, 47, 107).

187) Pol., XXVI, 1. На гирях римской эпохи часто упоминаются агораномы.

188) Ср. декрет Селевкии в Пиерии: M. Holleaux. — BGH, 1933, с. 6 = Welles, 45.

189) Для Селевкии в Пиерии ср., например, M. Holleaux. —BGH. 1933, с. 6; для Антиохии — Liban., I, 651R (18 фил); для Стратоникеи Карийской — Michel, 477; для Эдессы — Welles. — «Yale Classical Studies». V, с. 132. Считаю нужным предупредить читателя, что он не найдет здесь обзора институтов, которые Селевкиды вводили в своих колониях, а лишь несколько примеров, необходимых для понимания характера отношений между колониями и центральным правительством.

190) Welles, 45; Michel, 477.

191) Michel, 543 = Inschr. v. Priene, 59; U. v. Wilamowitz, Nordionische Steine. — «Abhandl. d. Preuss. Akad.», 1909, примеч. 13.

192) Лаодикея: L. Robert. — «Rev. de Phil.», 1936, c. 125. Стратоникея: Michel, 477; Антиохия: Inschr. v. Magnesia, 80; Антиохия: U. v. Wilamowitz, там же.

193) Антиохия: OGIS, 233; Дура: M. Rostovzeff. — JHS, 1935, с. 56; Лаодикея: L. Robert. — «Rev. de Phil.», 1936, с. 125.

194) Inschr. v. Magnesia, 80, 81.

195) Сузы: см., например, SEG, VII, 17; L. Robert. — «Rev. de Phil.», с. 151; Селевкия в Пиерии: OGIS, 245; Welles, 45; Вавилон: OGIS, 253; В. Haussoullier. — «Klio», 1909, с. 352.

196) Европос: ср. J. Johnson. Dura Studies. These. Univ. of Pennsylvania, 1932, c. 1. Вавилон, Сузы, Селевкия в Пиерии: см. предыдущее примечание; Антиохия: OGIS, 233; Лаодикея: L. Robert. — «Rev. de Phil.», 1936, с. 126. Пользование селевкидской эрой предполагает, впрочем, применение македонского календаря.

197) Ammian. Marcell., XIV, 8, 5: (Селевк I), «располагая множеством людей, которыми он долго правил в условиях мира, превратил деревенские поселки в укрепленные города, богатые средствами и людьми».

198) K.O. Müller. Antiquitates Antiochenae, 1837, I, с. 6.

199) App. Syr., 1.

200) OGIS, 233, стк. 15; Strabo, XII, 8, 15, с. 577.

201) Strabo, XII, 8, 15, c. 577; Paus., I, 10, 3.

202) II Macch., 4, 8.

203) Jos. c. Apion., II, 39; Antt., XII, 119.

204) Pol., V, 70, 5; Pol., V, 59, 5.

205) Strabo, XIV, 2, 25, с. 660.

206) Liv., XXXIII, 18, 4; cp. Liv., XXXVIII, 13, 2.

207) Strabo, XVI, 2, 10, c. 752: «Действительно, (Трифон) родился в Касианах, одном из укреплений Апамейской области».

208) Р. Doura, 1, ср. примеч. 211. О термине κληροι ср. Ad. Wilhelm.— «Sitz. Ber. Wiener Akad.», CLXXV, I, c. 51.

209) J. Sauvaget («Bulletin d'etudes orientales de L'Instilut francais de Damas», IV, c. 81) показал, что такая строго выдержанная планировка была в Антиохии, Апамее, Алеппо, Дамаске, Лаодикее Приморской, Европосе. Ср. L. Robert. Etudes Anatoliennes, 533 (Стратоникея Карийская).

210) Cumont («Journ. of Roman Studies», 1934, с. 188) полагает, что вначале политическими правами в колониях пользовались только владельцы χληροι. Полибий (V, 61, 1) указывает, что в 219 г. до н. э. в Селевкии в Пиерии было 6000 ελεύθεροι. Это были полноправные граждане, между тем как численность всего населения составляла примерно 30 000 человек. По данным переписи в Апамее, в городе и его хоре, при Августе было 17 000 лиц (мужчин, женщин, детей), пользовавшихся гражданскими правами (Н. Dessau. Inscr. Lat. select., 268. Ср. F. Cumont. — JRS).

211) P. Doura, l (F. Cumont. Fouilles de Doura Europos. P. 1926, C. 286): [τá χώρια σύν] ακροδρύοις και εποικίωι και παράδεισοις και τοις συνκύρουσι πασι τα οντά εν τηι 'Αρύββου εκάδι εν τωι Κόνωνος κλήρωι — «земельные участки с плодовыми деревьями, фермой с постройками, садами и всем, что примыкает к ним, находящиеся в „экаде" Арриба, на клере Конона».

212) Р. Doura, 5 (F. Cumont, там же, с. 310). Ср. P. Koschaker. — «Abhandl. d. Sächsischen Akad.», XLII, l, 1931, c. 1: των δε τελευτησάντω[ν τ]άς κληρονομιάς αποδίδοσ[θ]αι τοις [αγ]χιστα γένους. Άγχιστεις δε οιδε εαν μη [τέκ]να λείπη η υιοποιήσεται κατα τους νόμους, πατηρ η μήτηρ... εαν δε μηδεις τούτων η, πατρος δε πατηρ η πατρός μήτηρ η ανεψιος απο πατρος γεγεννημένος, τούτων η κληρονομιά εστω εαν δε μηδεις τούτων υπάρχη, βασιλικη η ουσία εστω. Κατα δε ταυτα εστωσαν και αι αγχιστειαι — «имущество умерших отдается ближайшим родичам. Эти родичи следующие: если покойный не оставил детей или не усыновил кого-либо в соответствии с законами, то ему наследуют отец или мать и т. д. ... если же нет никого (из перечисленных родственников), то наследуют отец, или мать отца, или кузен по отцовской линии. Если же не окажется и этих родственников, то имущество передается в царскую казну. В соответствии с этим пусть устанавливаются права наследования».

213) Miсhel, 546. Ср. F. Cumont. — REA, 1932, с. 135.

214) Pol., V, 50, 10 и 12. Точно так же в Гераклее при Лисимахе phrourarchos отличен от гражданского правителя (Memnon, 9).

215) M. Holleaux. — BGH, 1933, c. 6; Welles, 45; ср. L. Robert. — «Hellenica», VII, 1949, c. 22: эпистат в Лаодикее в Иране.

216) Эпистат «был представителем, посланным верховной властью, имевшей суверенный или протекционистский характер», в подчиненный ей населенный пункт: M. Holleaux. — BGH, 1933, с. 26. Их обычно считают «правителями», назначенными царем. Таковыми были эпистаты Иерусалима и области Гаризим при Антиохе IV. Но ничто не мешает предположить, что аналогичная процедура назначения эпистатов применялась и в других случаях. В пользу этого, как мне кажется, свидетельствуют предписания декрета из Селевкии в Пиерии. Ср. L. Robert.— «Hellenica», VII, с. 22.

217) Ср. также назначение стратега, намеченного городом и царем, в Афинах при Антигоне Гонате (SEG, III, 122).

218) Ср. Rostovzeff. — САН, VII, с. 601.

219) Ingholt. — «Syria», 1932, с. 279: τον δεινα «стратега для мирного времени»; κατααταθέντα υπό τε Μανελίον Ουσκου και Ουενιδίου 'Ρούφου υπατικων και υπο της πατρίδος — «такого-то... назначенного консулами Манилием Воском и Венидием Руфом и отечеством».

220) M. Holleaux. — ВСН, 1933, с. 29. Pol., V, 48, 12: «благодаря бегству Зевксида (стратега Антиоха III) с его войском, а вместе с ними Диомедонта, эпистата Селевкии на Тигре, Молону (в 221 г. до н. э.) удалось с первого приступа овладеть городом».

221) W. Grönert. — «Jahreshefte Oesterr. Inst.», 1907, c. 148: [μετα] τη[ς] τελευ[της] αυτου της Λαοδικείας ε[μ]πιστευθείσης — «после его (т. е. Деметрия I) кончины Лаодикея была вверена...» Diod., XXXIII, 3: Александр Бала «поручил управление делами Антиоха Гиераксу и Диодоту». Относительно царской юрисдикции в колониях речь пойдет дальше, см. примеч. 609.

Просмотров: 1260