Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 3. Правительственный контроль

 

Тем не менее правительство осуществляло достаточно мелочную опеку над администрацией вольных городов. Хотя его пожелания высказывались в форме рекомендаций, они были тем не менее обязательными. Упомянутое выше письмо Селевка IV городу Селевкии в декрете народа названо ордонансом (πρόσταγμα).92) Послы Магнесии посетили несколько городов державы; декреты этих городов, составленные целиком по формуляру греческих республик, признают праздник Артемиды как будто бы по собственному побуждению народа такой-то Антиохий или Лаодикеи;93) но ответ Антиоха III городу Магнесии показывает, что это было не так. Там говорится: «Мы написали нашим должностным лицам, чтобы города тоже приняли соответствующие решения».94)

Города, как мы видели, придерживались своих особых календарей, но Антиох Гиеракс приказал им праздновать спасение своего брата Селевка II, о котором одно время думали, будто его нет в живых.95) Александр Бала приказал городам Сирии открыть ворота, а населению выйти навстречу Птолемею VI, «так как это его тесть».96)

Города считались автономными, но царь посылал своих эмиссаров для контроля над тем, как города управляют своими делами,97) Гелиодор при Селевке IV отправился в Иерусалим «под предлогом [135] посещения городов Келесирии и Финикии»98) и занялся проверкой сокровищницы храма. Достаточно было донесения такого царского агента о нелояльности Гераклеи Понтийской, чтобы навлечь на этот город гнев Селевка I.99)

Весьма показательно, что Антиох III однажды обратился к городам с призывом не принимать в расчет его указы и считать их изданными по ошибке, если они идут вразрез с «законами», т. е. конституцией города, утвержденной сувереном.100)

Если не считать колоний, основанных Селевкидами, у царя, по-видимому, не было постоянных представителей в городах и у независимых народов. Когда город Баргилия пожелал сообщить правительству свой декрет, он мог сделать это, только послав его царю Антиоху I и его наместнику Александру.101) В Иерусалиме у царя не было никакого гражданского представителя. Сатрап Мелеагр передает распоряжения Антиоха I относительно Аристодикида из Ассоса должностным лицам Илиона,102) а не какому-либо царскому уполномоченному в городе.

За исключением экстраординарных случаев, правительство выражало свою волю косвенным образом. В одних местах сохранялась автономия и продолжал действовать механизм республиканского режима, в других, как и прежде, функционировала система жреческого правления. Но люди, которые руководили делами, стояли у руля управления с согласия центрального правительства. Другими словами, селевкидское владычество опиралось на партию сторонников Селевкидов. Во время римской войны народ в Ионии поддерживал царей Сирии, в то время как знать склонялась в пользу заморской республики.103) Св. Иероним пишет: «Когда Антиох Великий сражался с полководцами Птолемея, Иудея, расположенная между воюющими сторонами, раздиралась противоречивыми тенденциями: одни были сторонниками Антиоха, другие — Птолемея».104)

К этому следует добавить, что даже селевкидская партия могла оказаться разделенной. Преследования Эпифана, восстание Маккавеев и сокрушение селевкидского владычества в Келесирии были результатом разногласий внутри иерусалимской знати, которая ранее поддерживала сирийское правительство. На это обратил внимание уже Ясон из Кирены.105)

При малейшем ослаблении царской власти города стремились освободиться и вновь стать подлинно независимыми. Поскольку они представляли собой небольшие государства со своими финансами, [136] войсками, собственной территорией, их сепаратизм никогда не исчезал. Город Сида не принял участия в экспедиции вопреки приказу Ахея идти на помощь аспендянам. Мотивами были преданность Антиоху III, врагу Ахея, и ненависть к Аспенду.106) Во время войны с Римом Фокея предложила сирийцам, что она сохранит свой нейтралитет до исхода борьбы и снова подчинится царю после его победы.107) Ионийские города, привыкшие уже при персах к повиновению, при первом удобном случае в 200 г. до н. э. объявили себя независимыми и выступили как силы, способные по своему усмотрению вести войну (например, между Милетом и Приеной) и заключать мир. Они отказались подчиниться Антиоху III. Если города были не в состоянии избавиться от иноземного владычества, они стремились по крайней мере менять своих властелинов. Тит Ливий говорит по этому поводу: si поп liberlas servitute potior sit, tarnen omni praesenti statu spem cuique novandi res suas blandiorem esse («если бы даже свобода и не была предпочтительнее рабства, то все-таки для каждого надежда на перемену своего положения приятнее всякого настоящего состояния»).108) Смирна, верность которой династии была высоко оценена около 245 г. до н. э., спустя двадцать пять лет получает похвалы за ее преданность делу Аттала.109) По словам древнего историка,110) Селевку I было легко разрушить владычество Лисимаха, потому что города покинули последнего. Во время «войны Лаодики» греческие города Азии отложились и перешли к Птолемею III с кораблями, предназначенными для царского флота. Внезапно изменив позицию, те же города впоследствии примкнули к Селевку II.111) Таким образом, после каждого периода смут суверен вынужден был снова добиваться верности этих центробежных сил державы. Ведь лояльность городов была абсолютно необходимой для сохранения державы. Чтобы завоевать расположение городов, цари раздавали всякого рода обещания.

В 197 г. до н. э. Митридат, полководец Антиоха III, обещал жителям города Ариканды в Лидии прощение долгов, если только они примут сторону Сирии.112) Правительство остерегалось оскорблять чувства городов. В 163 г. до н. э. везир Лисий, которому угрожал другой полководец, Филипп, пошел на заключение мира с Маккавеями на весьма выгодных для них условиях. Это вызвало недовольство [137] городов финикийского побережья. Лисий выступил в Птолемаиде, оправдывая заключенное соглашение, и сумел убедить и склонить на свою сторону население города.113)

Наконец, в своем стремлении обеспечить верность вольных городов цари, чувствовавшие свою слабость, или претенденты на трон домогались их симпатии, отказываясь от тех или иных царских прав. Полибий в одном месте дает сводную таблицу этих прав. Победа римлян, говорит он, освободила одни города Малой Азии от налога, другие — от царского гарнизона, а всех их — от царских предписаний.114)


92) Welles, 45, CTK. 2: επεί παρα του βααιλέως άπεδόθη πρόσταγμα περι 'Αριστολόχου etc. — «так как от даря было передано распоряжение относительно Аристолоха...»

93) Inschr. von Magnesia, 59b, 80, 81.

94) Welles, 31, CTK. 26: γεγράφαμεν δέ και τοις επί των πραγμάτων τεταγμένοις, οπως και αι πόλεις ακολούθως αποδέξωνται. Относительно выражения τοις επί των πραγμάτων cp. G. Corradi. Studi, c. 266. а также см. ниже примеч. 591, и надпись из Икара (BE, 1961, 819, и 1964, 651).

95) Plut. Moral., 184a, 489b.

96) I Macch., 11, 2.

97) Cp. Diod., XXXIII.5.1.

98) II Macch., 3, 8.

99) Memnon, 11.

100) Plut. Moral., 183 f: Άντίοχος ο τρίτος εγραψε ταις πόλεσιν αν τι γράψη παρα τους νόμους κελεύων γενέσθαι, μη προσέχειν ως ηγνοηκότι.

101) Michel, 457 = Syll 3, 426. Об этом Александре ср. Welles, с. 134.

102) Welles, 13.

103) Pol., XXI.6.2; Liv., XXXVII.9.3; Agatharсh., 86 fr. 16 = Athen. 527f.

104) Hieron, in Daniel, 11, 14 (Patr. Latin., XXV.562).

105) II Macch., 3, 1. Ср. мою книгу «Der Gott der Makkabäer», c. 59.

106) Pol., V.73.4: «...сидеты же, с одной стороны добиваясь благоволения Антиоха, но главным образом — из-за ненависти к аспендянам, не приняли участия в оказании помощи».

107) Pol., XXI.6.2: «правители фокеян, опасаясь народных волнений из-за нехватки продовольствия, а также честолюбивых замыслов сторонников Антиоха, отправили послов к Селевку... с просьбой не приближаться к городу, ибо фокеяне решили сохранять спокойствие и дожидаться исхода событий; после этого они поступят так, как потребуют (победители)». Ср. Liv., XXXVII.12.1 (капитуляция Абидоса).

108) Liv., XXXV.17.7.

109) OGIS, 228; Pol., V.77.4.

110) Memnon, 8.

111) Iustin., XXVII.1.

112) Agathаrch., 80 fr. 16 Jac. = Athen. 527f; cp. M. Holleaux. — «Hormes», 1912, c. 481.

113) II Macch., 13, 25: «жители Птолемаиды были недовольны договором... Лисий взошел на трибуну, по возможности оправдывался, уговорил их, успокоил и добился благосклонности их».

114) Pol., XXI.43.2: «ведь все народы, жившие по сю сторону Тавра, радовались поражению Антиоха не столько потому, что ощутили себя свободными на будущее время — кто от налогов, кто от гарнизонов, а все в целом от царских предписаний, сколько из-за того, что избавлялись от страха перед варварами» (т. е. галатами).

Просмотров: 1467