Э. Бикерман

Государство Селевкидов

§ 4. Доходы с земли

 

Вопрос о ежегодных платежах, которые земледельцы должны были вносить монарху, является одним из самых трудных и сложных. Прежде всего следовало бы определить различие между земельной податью и рентой, что сделать нелегко при нынешнем состоянии нашей информации. Во всяком случае, некоторые тексты, относящиеся к греческим городам, доказывают существование в подчиненных селениях поборов с земли и урожая. Бесспорное свидетельство об этом содержится в упоминавшейся выше надписи из Миласы. В письме Антиоха III городу Траллам, от которого сохранились лишь поврежденные фрагменты, упоминалась «десятина».92) Селевк II дарует Смирне освобождение «города и его хоры» от всех платежей.93) Но мы не можем определить ни характера этого [111] земельного налога, ни правил его взимания. В надписи из Милаш предусмотрена возможность взыскания задолженности царской казне путем продажи земли.

Другие тексты, связанные с земельными поборами в пользу трона, относятся к χώρα βασιλική. Мы вернемся к этому позднее.

Пока же достаточно сказать, что те ресурсы Селевкидов, источником которых была эксплуатация царской земли, должны были быть огромными. Два текста позволяют представить себе их количественное значение. В связи со знаменитым землетрясением, которое не столько причинило родосцам ущерб, сколько принесло им прибыли, Полибий пишет, что Селевк III дал им десять оснащенных пентер, 200 000 медимнов хлеба, 10 000 локтей леса, по 1000 талантов смолы и волоса.94) Несмотря на то что династия потеряла Азию, Деметрий 1 смог дать родосцам 200 000 медимнов хлеба и 100 000 медимнов ячменя.95)

К доходам царской казны следует прибавить также поступления от рудников, мастерских, монополий. Однако нет ни одного текста, который давал бы информацию об этих отраслях царской экономики. Мы знаем о них только из данных «Экономики» Псевдо-Аристотеля,96) которые отражают фискальные порядки в Азии при непосредственных предшественниках Селевкидов. Совершенно ясно, что золотые рудники Сипила и Тмола не были забыты селевкидским казначейством, и весьма вероятно, что дающие бальзам сады Иерихона уже при Селевкидах принадлежали короне,97) но единственное прямое свидетельство такого рода, относящееся к селевкидской эпохе, касается только Ливана: леса Ливана, поставлявшие дерево для строительства судов, включены были в царский домен и представляли собой область таможенных сборов.98)


92) Wеllеs, 41, стк. 8: [την αποτελουμένην εις το] βασιλιχον δεκάτην.

93) OGIS, 228, стк. 7: «Селевк II предоставил городу Смирне и его хоре право считаться свободным и не платить налогов» (τάν τε πόλιν και ταν χώραν αυτων ελευθέραν ειμεν και αφο[ρο]λόγητον). Cp. Rostowtzeff. Kolonat, c. 244.

94) Pol., V.89.9. Ср. комментарий М. Олло к этому тексту (Hollеaux. — REG, 1923, с. 485).

95) Diod., XXXI.36. Ср. также Pol., XXI.17.6.

96) Ps.-Arist. Oecon., 1345b 33.

97) E. Sсhürer. Geschichte des judischen Volkes, I, c. 380. О рудниках в Азии и в Сирии ср. Ardaillon. — Dict. des antiqu, III, стб. 51.

98) Jos. Antt., XII.141. Cp. U. Kahrstedt. Syrische Territorien, 1926, c. 40; M. Rostovzeff. — «Klio», 1911, c. 378. Cp. Liv., XXXVII, 56, 2: reglas silvas.

Просмотров: 1409