Э. А. Менабде

Хеттское общество

§ 3. Изучение проблем социально-экономической истории Хатти

 

§ 3. Интерес к проблемам социально-экономической истории Древнего Ближнего Востока возник сразу же после находок и публикаций табличек хозяйственной и деловой отчетности и правовых памятников древнего Двуречья в конце XIX, а уже с начала XX столетия (особенно после того, как Л. Шейль в 1901—1902 гг. нашел стелу с записью законов Хаммурапи)29) наука начинает интенсивно заниматься указанными проблемами. Одновременно с этим непрекращающиеся раскопки продолжали пополнять число первоисточников и научных данных, на основе которых можно было судить о социальной организации, хозяйственной и деловой активности, государственных и правовых институтах древневосточных народов. С этой точки зрения наибольшее внимание привлекали сборники древневосточных законов, которые были обнаружены и опубликованы с переводами и комментариями.

Вслед за «кодексом» Хаммурапи30) достоянием науки стали шумерские31) и среднеассирийские32) законы, так наз. серия [13] ana ittišu (или шумерские семейные законы),33) «кодекс» основателя III династии Ура Ур-Намму,34) две таблички законов Эшнунны,35) законы Липит-Иштара — царя Исина36) и т. д. Несколько раньше «кодекса» Хаммурапи были найдены фрагменты нововавилонских законов, которые опубликованы Ф. Пайзером еще в 1889 году.37) Примерно с середины 30-ых годов внимание ученых начинают привлекать результаты раскопок на территории древнего Угарита (совр. Рас-Шамра).38) Обнаруженные здесь документы, содержавшие данные в основном экономического и юридического характера, были изданы в самое последнее время в виде отдельных сборников.39) Особое значение для ученых, занимающихся социально-экономическими проблемами Хеттского царства имел сборник документов PRU IV, изданный в 1956 году и содержавший сведения не только о тесных связях Угарита с Малой Азией, но и данные по различным вопросам внутреннего положения в Хатти.40)

Однако к этому моменту наука уже располагала богатыми фактическими материалами, добытыми непосредственно на территории древнего Хеттского царства. Помимо десятков томов уже упоминавшихся КВо и KUB (клинописные тексты) появились сборники АВоТ, IBoT и др., а также многочисленные [14] публикации текстов в транскрипции с переводами и комментариями.

Наибольшее значение для исследуемой нами темы имели публикации Хеттских законов, текст которых изучается и уточняется по сей день.

В 1922 году Б. Грозный перевел ХЗ на французский язык, а вслед за ним в том же году немецкий перевод опубликовали И. Фридрих и Г. Циммерн.41) Именно эти работы положили начало научному изучению социальной организации, экономической структуры, государственных и правовых институтов хеттского народа.

В дальнейшем работа над текстом ХЗ не прекращалась. Появляются новые переводы на немецкий (М. Витцеля в 1924 г., Э. Эбелинга в 1926 г., И. Фридриха в 1959 г., Г. Оттена в 1961 г., Р. Хаазе в 1963 г.),42) английский (А; Вальтера в 1931 г., Дж. Бартона в 1933 г., Э. Стэртеванта и Дж. Бехтеля в 1935 г., Э. Ньюфельда в 1951 г., а также переводы А. Гётце и О. Гэрни, выдержавшие несколько изданий),43) итальянский (Дж. Фурлани в 1929 г.),44) турецкий (А. Галанти в 1931 г.),45) словенский (В. Корошеца в 1958 г.)46) и др. языки. В Советском Союзе ХЗ-ы неоднократно переводились на русский (И. Н. Бороздиным, В. В. Струве, Н. М. Никольским, И. М. Дунаевской, В. В. Ивановым),47) а также на грузинский (И. С. [15] Долидзе)48) языки. Кроме этого имеются переводы ХЗ-ов на древнееврейский язык (Г. Мейера, С. Фейгина и Э. Ньюфельда).49)

Не все эти переводы имеют одинаковую научную ценность: одни из них являются неполными (таковы переводы М. Витцеля, Э. Эбелинга, Э. Стэртеванта и Дж. Бехтеля), другие содержат переводы лишь отдельных статей (И. Н. Бороздин, В. В. Струве, Н. М. Никольский, О. Гэрни, Г. Оттен, В. Корошец), третьи сделаны не с текста оригинала, а с других переводов (И. Н. Бороздин, И. С. Долидзе), четвертые являются фактически свободным изложением текста (Дж. Бартон). Наиболее полным, современным и научно обоснованным переводом по сей день остается перевод И. Фридриха.

Клинописные тексты ХЗ-ов помещены в следующих публикациях: КВо, VI, 2-22, 26;50) КВо, IX, 70, 71; KUB, XIII, 11-16, 30; KUB, XXVI, 56; KUB, XXIX, 13-38; АВоТ, 52.51)

Помимо публикаций ХЗ-ов мы располагаем ныне многочисленными строго научными переводами хеттских хозяйственных, юридических и др. текстов, которые являются прямыми источниками по социально-экономической истории Хатти. К таковым, в первую очередь, следует отнести труды Ф. Зоммера, Э. Вайднера, И. Фридриха, А. Гётце и мн. других ученых.52) Ими были изданы транскрипции и переводы таких важных хеттских документов как УТ, УХ, договоры с вассальными странами, разнообразные инструкции, дарственные грамоты, хозяйственные тексты и т. д. Кроме того, массу полезных сведений можно почерпнуть в хеттских [16] исторических и, главным образом, религиозных текстах, которые также неоднократно издавались и переиздавались.53)

Сравнительно-историческое изучение социально-экономна веского развития, вообще, и юридических документов Древнего Ближнего Востока, в частности, поставило вопрос об определенной классификация этих источников по «правовым областям». Нас в данном случае интересует та группа юридических памятников, которую П. Кошакер объединил под названием «клинописного права» („Keilschriftrecht").54) В основу подобной классификации, как видим, положен формальный принцип, однако ведь и клинописное письмо характерно в основном для родственных цивилизаций Древнего Востока (речь идет не об этническом или языковом родстве, а о близости и сопоставимости общественно-экономических институтов). К этой группе памятников следует отнести, в первую очередь, шумерские, вавилонские, ассирийские, хеттские законы и другие правовые памятники, а также юридические документы из Элама, Аррапхи, Нузи и Угарита.55) Наиболее близко к этим клинописным законодательным сборникам и актам стоит библейское право, в котором отразились многие стороны добиблейского социально-экономического развития Древнего Востока.56)

Понятие «клинописное право», введенное в научный оборот П. Кошакером, получило ныне все «права гражданства», став фактически общепризнанным р. науке.57) Правда, некоторые [17] ученые58) высказали известное сомнение относительно его правомерности ввиду того, что данный термин игнорирует, по их мнению, внутреннее своеобразие правовых систем, однако никто не пытался предложить что-либо более приемлемое.

Указывая на внутреннюю связь ряда ближневосточных правовых систем, мы, разумеется, не говорим об их тождестве. Наоборот, своеобразие цивилизации и известные тенденции развития, характерные для любого народа, довольно ясно выступают в каждом конкретном случае и это справедливо, в первую очередь, в отношении хеттов.59) Характерные черты социальной организации этого индоевропейского народа во многом отличаются от общественных институтов семитических и азианических народов, живших на Ближнем Востоке в древности.60) Конечно, дело не только (и не столько) в этнических различиях, а скорее в условиях жизни и деятельности древних народов. Вполне естественно, что социальное развитие Двуречья и Египта (цивилизаций, возникших на основе ирригационной системы хозяйства) во многом отличалось от общественно-экономического развития Хеттского царства, и, скажем, государства Урарту,61) населению которых приходилось жить в совершенно иных условиях.62) [18]

С момента выхода в свет пятитомного труда Эд. Мейера „Geschichte des Altertums" (Stuttgart, 1884—1902), в котором была сделана первая (но, с точки зрения советской исторической науки, неудачная63)) попытка серьезного изучения проблем социально-экономической истории древних народов, наука ушла далеко вперед. Сегодня мы располагаем огромным количеством научных работ по вопросам экономики, общественных отношений, государства и права различных социально-политических образований Древнего Востока. Критический обзор не только всей, но и хотя бы в какой-либо мере значительной части этой литературы просто не представляется возможным, да это и не входит в наши намерения. Отметим только, что в науке утвердилось в основном два направления: одно — определяющее древневосточные общества как рабовладельческие (советские историки); другое — характеризующее указанные социальные организмы как феодальные (зарубежная наука).

Не вдаваясь в детальное рассмотрение мнений отдельных ученых,64) в нескольких словах следует остановиться на важнейших исследованиях, посвященных специально вопросам социально-экономической истории Хеттского царства.

Со времени публикации первого перевода ХЗ-ов Грозным (1922 г.) проблемы хозяйственного, общественного и государственного развития Хатти находятся в центре внимания науки. Появляется ряд работ, отразивших пробуждающийся научный интерес к указанным проблемам и посвященных, главным образом, вопросам сравнительного изучения хеттских и библейских законов (первое, что привлекло внимание большинства исследователей, было сходство ряда статей ХЗ-ов с «законодательством Моисея»).65) Только после этого делаются [19] попытки более всестороннего и глубокого анализа самого текста хеттских законов. В этом смысле выделяются работы в первую очередь французского ученого Эд. Кюка и итальянского ученого Дж. Фурлани,66) которые рассматривая (главным образом, в юридическом плане) положения хеттского сборника законов, отнюдь не пытались дать цельной картины развития хеттской государственности и права. К такого же рода трудам относится и появившаяся значительно позже (1951 год) книга английского ученого Э. Ньюфельда,67) который дал наиболее полный и всесторонний (из имеющихся до сих пор в распоряжении науки) анализ хеттского права, сопроводив свою работу переводами текста ХЗ-ов на английский и древнееврейский языки, а также фоторепродукциями клинописных табличек с записями указанных законов.68)

Отдельные вопросы филологической и юридической интерпретации хеттского права затрагивались в многочисленных работах И. Фридриха, А. Гётце, П. Кошакера, В. Корошеца, Ж. Контено, Э. Кавеньяка, Л. Деляпорта, Дж. Фурлани, Г. Гютербока, Г. Оттена, Э. Ляроша, Р. Хаазе, В. Соучека, Р. Фолле и мн. других.69)

Помимо работ, касавшихся непосредственно сборника ХЗ-ов, в целом ряде трудов изучались другие юридические документы (указы царей, «договоры» с зависимыми странами и областями, разнообразные инструкции и т. д.), рассматривались отдельные вопросы классово-социальной структуры хеттского общества, государственного управления, системы [20] «вассалитета», видов землевладения и землепользования, хозяйственной деятельности, семейно-брачных отношений и т. п.70)

Новую страницу в деле изучения социально-экономической истории Хеттского государства открыла книга крупного американского ученого Альбрехта Гётце — Kleinasien (Kulturgeschichte des Alten Orients), которая вышла в Мюнхене в 1933 году и была переиздана (с дополнениями и исправлениями) в 1957 году. В своей работе А. Гётце не ограничивается простым анализом хеттского права или какой-либо одной группы юридических документов, а старается всесторонне обрисовать социальную и государственную структуру хеттского общества, систему управления, положение зависимых стран и провинций, состояние и уровень развития экономики, деловой и хозяйственной деятельности населения и т. д.71)

Приблизительно тот же круг вопросов рассматривается и в работах О. Гэрни и Г. Оттена,72) хотя эти последние отнюдь не столь скрупулезно, как А. Гётце, рассматривают отдельные проблемы. [21]

Наконец, особо хочется указать на труд итальянского ученого Марио Ливерани, который в своей книге Storia di Ugarit (Roma, 1962) максимально использует добытые в последнее время в Рас-Шамра (Угарит) материалы.

Советская хеттология по сей день не может сравниться с зарубежной наукой как по объему используемых материалов, так и по охвату исследуемых проблем. Это и понятно, ибо большинство данных нам приходится получать из вторых рук; к тому же, как нам кажется, дает знать традиционное увлечение Египтом и Месопотамией.73)

И тем не менее уже в 1923 году проф. И. Н. Бороздин обращает внимание на разработку вопросов социально-правовой истории Хеттского царства.74) В том же году выходит в свет аналогичная работа А. А. Захарова.75) Эти первые шаги в области хеттологии были довольно далеки от постановки и разработки строго научных проблем и значение их ограничивалось главным образом стремлением привлечь внимание научной общественности к исследованию вопросов развития хеттского общества и государства. Однако инициатива И. Н. Бороздина и А. А. Захарова не вызвала бурного и немедленного отклика. Лишь в 1928 году публикуется статья Н. М. Никольского «Хеттские законы и их влияние на законодательство Пятикнижия»,76) которая носила характер скорее беглого сравнения отдельных положений двух правовых памятников (хеттского и библейского), чем специального научного исследования. Впрочем, справедливости ради, следует подчеркнуть, что и зарубежная хеттология, как мы видели выше, также начинала с увлечения подобными сопоставлениями, сразу уловив нечто общее и сравнимое между законодательствами древних хеттов и евреев.77) [22]

Первым опытом научного изучения социально-экономической истории Хатти в советской науке надо считать работу акад. В. В. Струве — «Хеттское общество, как тип военного рабовладельческого общества» (1934 г.).78) Конечно, это был период, когда советской хеттологии, как таковой, фактически все еще не существовало и делать какие-либо научные выводы, было, может быть, несколько преждевременно, однако развитие мировой науки предоставляло возможность для известных научных обобщений, чем и воспользовался акад. В. В. Струве.79)

Начало было положено, но дальше дело не продвигалось, несмотря на то, что накануне второй мировой войны в Советский Союз приезжал сам «патриарх» хеттологии — Б. Грозный, выступивший с лекциями и опубликовавший на русском языке вначале свою статью «Хеттские народы и языки»,80) а затем — «Доисторические судьбы Малой Азии».81)

Только значительно позже, уже после окончания второй мировой войны в области хеттологии намечается известное оживление. Уже в 1947 году появляется еще одна работа акад. В. В. Струве,82) а через год акад. Н. М. Никольский дает анализ важного хеттского законодательного памятника — Указа Телепину.83)

На этом этапе важнейшее значение имела публикация научно установленного и снабженного филологическими и юридическими комментариями текста ХЗ-ов.84) Пожалуй, это была первая серьезная заявка на зрелость советской хеттологии как науки; было положено начало глубокому и всестороннему научному изучению вопросов социально-экономической истории Хеттского царства. В дальнейшем по интересующему нас вопросу публикуются исследования (в основном [23] филологического характера) В. В. Иванова,85) Г. Г. Гиоргадзе,86) а также статьи молодого минского ученого Г. И. Довгяло.87) Ряд работ по рассматриваемым проблемам написан и автором этих строк.88)

Выше уже говорилось о двух диаметрально противоположных точках зрения относительно характеристики древневосточных обществ. Не вдаваясь сейчас в рассмотрение различных мнений (что будет сделано в соответствующем месте пашей работы), хочется лишь подчеркнуть ту общеизвестную истину, что все работы советских историков основаны на марксистском понимании процесса исторического развития. Вслед за акад. В. В. Струве все советские ученые определяют древневосточные социальные образования как раннерабовладельческие общества и отвергают всякую мысль о существовании феодализма на Древнем Востоке.89) [24]


29) Первые фрагменты правовых документов были обнаружены Ф. Пайзером (в 1890 г.) и Б. Майсснером (в 1898 г.).

30) КХ является одним из самых изученных сборников древневосточного права. Укажем лишь на отдельные работы, посвященные этому важнейшему памятнику древневавилонского права: L. V. Scheil, Délégation en Perse..., t. X, Paris, 1902; H. Winckler, Die Gesetze Hammurabis..., Leipzig, 1904; J. Коhler, F. E. Peiser, Hamnnirabis Gesetz, Leipzig, 1904; A. Deimel, R. Wessely. Codex Hammnrabi, Rome, 1930; Р. Cruveilhier, Commentaire du code d'Hammourabi, Paris, 1938; А. Pohl, R. Pollet, Codex Hammurabi, Rome, 1950; E. Bergmann, Codex Haniniurabi, Rome, 1953; DMBL; J. Klíma. Prawa Hammurabiego, Warszawa, 1957; ЗBAX, 1, стр. 225-303; ХИДВ, стр. 196-219 и т, д.

31) Найдены в Ниппуре; составлены, по-видимому, в период царства Ларсы. См. д. х. Сlау, Miscellaneous Inscriptions of the Yale Babylonian Collection (Yale Oriental Series, Babylonian Texts. v. I), New Haven, 1915, №28: Sumerian prototype of the Hammurabi-Code; P. Koschaker, Neue babylonisch-assirische Rechtsdenkmäler, ZSS. 41. 1920. стр. 278 и сл.; ЗВАХ, I, стр. 211-212 и т. д.

32) Найдены в Ашшуре. См. Е. F. Weidner, Das Alter der mittelassyrischen Gesetzetexte, AfO, 12, 1937—1939, стр. 46 и сл.; DMAL; ЗВАХ, II, стр. 206-253; ХИДВ, стр. 249-262 и т. д.

33) Найдена в Ниневии; относится, по-видимому, к периоду царства Ларсы. См. В. Landsberger, Die Serie ana ittišu, Rora, 1937; DMBL, V. II, стр. 308 и сл.; ЗВАХ, I, стр. 212-213.

34) Найден в Ниппуре. См. S. N. Kramer, Ur-Nammu Code, Or., 23, 1954, стр. 40 сл.; В. Афанасьева, Законы Ур-Намму, ВДИ, 1, 1960, стр. 61 сл.

35) Найдены в Телль-Хармале. Cm. É. Szlесhter, Les Lois d’Ešnnnna, Paris, 1954; A. Goetze, The Laws of Eshnunna, New Haven, 1956; ЗВАХ, 1, стр. 213-219; ХИДВ, стр. 190-194.

36) См. F. R. Steele, The Code of Lipit-Ishtar, AJA, VII, 1948, стр. 425 и сл.; A. Fаlkenstein, M. San Niсоlò, Das Gesetzbuch Lipit-Ištars von Isin, Or., 19, 1950, стр. 103 и сл.; ЗВАХ, I, стр. 219-225; ХИДВ, стр. 195.

37) См. также В. Меißner, Babylonien und Assyrien. t. I, Heidelberg, 1920; DMBL, II, стр. 324 и сл.

38) См. С. Virolleaud, La légende phénicienne de Danel, Paris, 1936; Cl. F.-A. Schaeffer, Ugaritica, I-III, Paris. 1939, 1949, 1956.

39) PRU, II (тексты на угаритском языке); PRU, III (тексты на аккадском языке), которые были опубликованы в 1955—1957 гг.

40) См. также рец. на PRU, IV в ВДИ, 4, 1958, стр. 134-135 (М. Гельцера).

41) В. Hrozný, СН; J. Friedriсh, H. Zimmern, Hethitische Gesetze aus dem Staatsarchiv von Boghazköi, АО, 23, 2, Leipzig, 1922.

42) Witzel, Urkunden, стр. 132-173; H. Gressmann, Altorieutalische Texte zum Alten Testament, Berlin—Leipzig, 1926, T. I, стр. 423-431; Friedrich, Gesetze; Kulturgeschichte, стр. 386-397; HKR, стр. 61-94.

43) A. Waither, The Hittite Code в книге Smith, Origin, стр. 246-274 (второе издание вышло в 1960 г., стр. 246-279); G. Barton, Archeology and the Bible, 1933, стр. 406-425; Sturt. Chrest., стр. 201-228; NHL, стр. 1-69; A. Goetze в книге ANET, стр. 188-197; Gurney, стр. 96-97.

44) Furlani, Leggi, стр. 61-88.

45) A. Galanti, Hitit kannnu, Istanbul, 1931. К сожалению, переводы Дж. Фурлани и А. Галанти были недоступны нам.

46) Korošec, Hethitica, стр. 24-30.

47) И. Н. Бороздин, Хеттские законы, «Новый Восток», № 4, 1923, стр. 291-302; В. В. Струве, ВДИ, 1, 1937, стр. 33-38; его же, ВДИ, 4, 1947, стр. 11-20; Н. М. Никольский, Хеттские законы; ЗВАХ, II, стр. 259-284; ХИДВ, стр. 309-325.

48) ГРУЗ, 1960, стр 95-131.

49) NHL, стр. 1-69. Переводы Г. Мейера и С. Фейгина были мне недоступны и в данном случае я ссылаюсь на Э. Ньюфельда — ibid. стр. 78, сн. 33.

50) КВо, VI, 23-25 не являются законами, хотя и начинаются с takkn. Ср. Friedrich, Gesetze, стр. 4.

51) Подробнее см. Friedrich, Gesetze, стр. 1-15.

52) См. НАВ; Weidner, PD; Friedriсh, Vert.; А. Götze, Ausgewälte hethitische Texte historischen und jnrtstiscben lnhalts, Bonn. 1926; ANET, стр. 201-211; Sсhuler, Anweisungen; V. Soucek, Die hethitische Peldertexte, Ar. Or., 27, 1959, стр. 5-43, 379-395; К. Riemschneider. Die hethitischen Landschenkungsurkunden, MIO, VL 3, 1958; PRU, IV и т. д. Ряд текстов переведены и на русский язык — см., напр., ХИДВ, стр. 306-309, 330-332. Перечислить здесь все работы нет никакой возможности. В ходе дальнейшего исследования нам не раз еще придется на них ссылаться.

53) См., напр., Götze, Muršiliš; его же, NBr.; ANET, стр. 120-128, 318-319, 346-361, 393-401; Sturt. Chrest, стр. 42 и сл.: ХИДВ, стр. 304-306, 326-328 и мн. другие.

54) Р. Koschaker, Das Keilschriftrecht, ZDMG, NF, 14 (89), 1935, стр. 1-39: его же, The Cuneiform Law (Encyclopedia of the Social Sciences, Bd. IX, 1932, стр. 211 сл.); его же, The Ctmeiforni and Comparative Law, 1934. Последняя работа, к сожалению, была нам недоступна.

55) О влиянии месопотамского права на хеттское и близости ряда древневосточных юридических систем с хеттской см. Speisеr. ALAO, стр. 14-15; Güterbock, ibid., стр. 23-24; Gоеtze. Kleinasien, стр. 117; Ring, IRL, стр. 1 сл.; Меißner, DLZ, 44, 3/6, 1923, стр. 62-64; Е. Cavaignac, Histoire générale de l'Antiquité, Paris, 1946, стр. 29; Sсhuler, Anweisungen, стр. 5 сл.; Никольский, Хеттские законы и т. д. Как правильно заметил Р. Ярон (R. Yaron, Introduction to the Law of the Aramaic Papyri, Oxford,1961, стр. 100 сл.), сходство не всегда означает влияние и зависимость. Совпадение может быть вызвано сходными условиями и уровнями развития.

56) См., напр., J. Leroy, Introduction à l'étude des anciens codes orientaux, Paris, 1944, стр. 12-13.

57) См., напр., V. Korošec, Beiträge zum hethitichen Privatrecht, ZSS: Rom. Abt., B. LII, 1932, стр. 449; NHL, стр. 70; Cardascia, Droits, стр. 17 сл.; Haase. PSPV. стр. 1; Kulturgeschichte, стр. 129 сл., Speiser, ALAO, стр. 14-15 и др.

58) См., напр., San Niсòlò, Beiträge, стр. 2.

59) Ряд ученых, не отрицая известного месопотамского влияния на хеттское право, переносят акцент на специфически хеттские черты социального, государственного и правового развития. См., напр., V . Korošeс, Les lois hittite et leur évolution, RA, 3, 1963, v. VII, стр. 121, 124-127; Haase, PSPV, стр. 181.

60) См., напр., В. В. Иванов, Соц. организация.

61) Урарту, несомненно, являлось страной «клинописной цивилизации», но, к сожалению, мы пока не располагаем материалами по урартскому праву. Первая в советской научной литературе попытка исследования вопросов социально-экономического развития этой страны на основе имеющихся в распоряжении науки весьма скудных данных сделана в работах Г. А. Меликишвили. См. его книгу — Наири-Урарту, Тбилиси, 1954, стр. 322-364. Экономика этой страны рассмотрена также в трудах Б. Б. Пиотровского (Ванское царство, Москва, 1959, стр. 131-198) и Н. В. Арутюняна (Земледелие и скотоводство Урарту, Ереван, 1964). Важное значение в интересующем нас аспекте имела работа И. М. Дьяконова, Урартские письма и документы, М.-Л., 1963. Из зарубежных авторов, пожалуй, только А. Гётце и Т. Беран наиболее всесторонне исследуют социальную и государственную структуру Урарту. См. Kleinasien, стр. 187-200; Th. Beran, Urartu в книге Kulturgeschichte, стр. 627-637.

62) Ср. Korošec, Hethitica, стр. 7-8.

63) См., напр. Н. М. Постовская, Изучение древней истории Ближнего Востока в Советском Союзе, М., 1961, стр. 81. Эд. Мейер был подвергнут критике в трудах советских ученых В. В. Струве, А. И. Тюменева, В. И. Авдиева и др.

64) Высказывания того или итого исследователя по различным конкретным вопросам рассмотрены нами в соответствующих местах нашей работы.

65) См., напр., В. Меißner, Hethiter und hethitische Gesetzgebung, DLZ, 1923, стр. 62-64; А. Р. Puukkо, Die attassyrischen und hethitischen Gesetze und das Alte Testament, „Stufîia Orientalia", I, 1925: Ring, IRL; A. Jirku:, Die Gesetze der Hethiter md das Mosaische Gesetz. „Teologisches Literaturblatt", XLIII, стр. 177-179; E. Сavaignас, Lcs lois hittites et assyriennes et la législation mosaique, RHDFE, 1926. стр. 629-698 и т. д. Еще до расшифровки хеттских письмен в 1914 году появилась работа Эд. Мейера — Reich und Kultur der Hethiter, но она имеет сегодня лишь библиографическую ценность.

66) É. Сuq, Études sur le Droit babylonien, les Lois assyriennes et les Lois hittites, Paris, 1929; G. Furlani, Leggi dell'Asia anteriore antica (Publicazioni dell' Istituto per l'Oriente), Roma, 1929.

67) E. Neufeld, The Hittite Laws, London, 1951.

68) Изданная в Стамбуле в 1931 году книга турецкого ученого А. Галанти — Hitit Kanunu, которая, к сожалению, была нам недоступна, относится, по всей видимости, к числу рассматриваемых исследований. Отметим также работу Cardascia, Droits.

69) Сотни книг и статей здесь просто невозможно перечислить. Библиографию можно найти у Э. Ляроша и И. Клима. См. Е. Larochе, Catalogue des Textes hittites (RHA, XIV, 1956, f. 58, стр. 33-38; f. 59, стр. 69-116); J. Klíma, Über neuere Studien auf dem Gebiete des Keilschriftrechtes, II, Ar. Or., XVIII, 4, 1950, стр. 351-366; XX, 3/4, 1952, стр. 539-571; его же, Bibliographisches zum Keilschritrecht, JJP, VI, 1952, стр. 180-184; VII/VIII, 1954; стр. 295 сл.; IX/Х, 1956, стр. 431 сл.; XI/XII, 1958, стр. 252-261; XIII, 1961, стр. 269-286. Эта работа чешского ученого И. Клима является наиболее полным научным обзором литературы не только по хеттскому, но и по всему древнему ближневосточному праву.

70) См., напр., Fr. Schachermeyr. Zur staatswissenschaftlichen Wertung der hethitischen Verträge, „Meißners Festscbrift", II, Leipzig, 1929, стр. 180-186; HAB; Korošес, Vert.; Götze, Das Hethiter-Reich, АО, В. 27, H. 2, 1928; К. Fаbriсius, The Hittite Sysìem of Land Tenure..., „Acta Orientalia", VII, 1929, стр. 275-292; Р. Koschaker, Zum Levirat nach hethitischen Recht, RHA, II, 1933, стр. 77-89; S. Alp, Die soziale Klasse der NAM. RA — Leule und ihre hethitische Bezeichnung, IKF. I, 2. 1950, стр. 113-135; A. Götze, Hittite Courtiers and their Titles, RHA, 54, 1952, стр. 1-14; Afet, Etilerde Ekonomi Hayati, TTKB, III, 11/12.1939, стр. 423-434; Sсhuler, Anweisungen; F. Кinаl, Eski Anadolu'da kadimn mevkii, TTKB, 1956, XX, 79, стр. 355-366; H. G. Güterbock, Authority and Law in the Hittite Kingdom, ALAO, стр. 16-24 и мн. др. Мы назвали здесь лишь отдельные работы главным образом для того, чтоб показать круг исследуемых вопросов, не ставя себе целью детальный анализ всей, крайне обширной, литературы.

71) Подробнее о книге А. Гётце см. рецензию Т. В. Гамкрелидзе, Г. Г. Гиоргадзе и Э. А. Менабде, которая была напечатана в ВДИ, 3, 1961, стр. 143-154.

72) См. О. R. Gurnеу, The Hittites, Harmondsworth (выдержала три издания в 1952, 1954 и 1961 гг.) и В. Otten, Das Hethiterreich в книге Н. Sсhmökel, Kulturgeschichte des Alten Orients, Stuttgart, 1961. Тут же можно было бы назвать ряд работ Л. Деляпорта (Deiaporte), Э. Кавеньяка (Cav. Hit.) и др., но все они в интересующем нас аспекте довольно поверхностны, не говоря уже о том, что многие из них с научной точки зрения просто устарели.

73) Подробный обзор русской и советской литературы по хеттологии см. в книге Н. М. Постовской — Изучение древней истории, стр. 61-62, 120, 193, 247, 253-256, 337-341. Следует особо подчеркнуть, что исследования по хеттскому языку (Т. В. Гамкрелидзе, И. М. Дунаевская, В. В. Иванов) и истории (В. В. Иванов, Г. Г. Гиоргадзе) вполне соответствуют современному уровню развития хеттологии и уже привлекли внимание мировой научной общественности.

74) См. И. Н. Бороздин, «Новый Восток», 4, 1923, стр. 291-302.

75) Статья «Хеттские законы» в журн. «Право и жизнь», 9/10, 1923, стр. 111-115.

76) «Еврейская старина», XII, 1928, стр. 213-238.

77) См. выше, стр. 19.

78) См. Струве, Очерки, стр. 45-74.

79) В довоенный период В. В. Струве опубликовал еще одну статью — Параграфы 34 и 36 Хеттского Судебника, ВДИ, 1, 1937, стр. 33-38.

80) ВДИ, 2, 1938, стр. 18-33.

81) ВДИ, 3/4, 1940, стр. 24-45. Об отставании советской хеттологии в тот период см., напр., Н. М. Постовская, Изучение..., стр. 214.

82) О «гуманности» Хеттских законов, ВДИ, 4, 1947, стр. 11-20.

83) Н. М. Никольский, Реформа хеттского царя Телепины, «Известия Академии наук БССР», № 2, 1948, стр. 51-57.

84) ЗВАХ, II, стр. 254-308 (перевод и филологические комментарии принадлежат И. М. Дунаевской, а редакция и юридическое толкование — И. М. Дьяконову).

85) В. В. Иванов, Социальная организация индоевропейских племен по лингвистическим данным, ВИМК, № 1, 1957, стр. 43-52; его же, Происхождение и история хеттского термина pankus «собрание», ВДИ, № 3, 1957, стр. 19-36; № 1, 1958, стр. 3-15. Ряд проблем затрагивает и последняя работа В. В. Иванова — Хеттский язык, М., 1963.

86) ГРУЗ, КБС, II, 1962, стр. 5-32.

87) Г. И. Довгяло, О переходе к наследованию царской власти по отцовско-правовому принципу, «Советская этнография», № 6, 1963, стр. 72-83; его же, О характере наследования царской власти у хеттов в эпоху Древнего царства, ВДИ, № 1, 1964, стр. 23-34.

88) См., напр., О рабстве в Хеттском государстве, ПСб, стр. 11-56; К пониманию хеттской формулы parnassea suwaizzi, ВДИ, 4, 1959, стр. 63-70; Наследственно-правовые отношения в Хеттском обществе, ВСб., стр. 29-58; К вопросу об экономическом развитии Хеттского царства, «Сб. памяти акад. А. И. Тюменева», М.-Л., 1963, стр. 73-87 и др.

89) Материалы внезапно вспыхнувшей дискуссии об азиатском способе производства (см. статьи Ж. Сюрэ-Каналя, М. Годелье и В. В. Струве, в НАА, 1, 1965, стр. 101-109; а также статью Н. Б. Тер-Акопяна в НАА, 2, 1965, стр. 74-88), несомненно, представляют большой интерес, однако в данный момент мы не считаем возможным высказаться по проблеме в целом, хотя и не можем обойти молчанием одно положение акад. В. В. Струве, касающееся общественного развития Передней Азии. По мнению акад. В. В. Струве, азиатский способ производства возник в Южном Двуречье и в Египте в связи с потребностями в организации крупных общественных работ по ирригации долин Нила, Тигра и Евфрата. Именно этот фактор вывел древнеегипетское и шумерское общества из состояния застоя. Что же касается стран, где ирригация не играла столь крупной роли, то здесь ход исторического развития представляется акад. В. В. Струве следующим образом: воздействуя на эти страны через товарное производство и торговлю, Шумер и Египет спасли их от застоя и дали толчок развитию. Отрицать внешнее (в частности, месопотамское) влияние на Переднюю Азию (в том числе и Хатти) не приходится (см. выше, стр. 10), однако главное внимание, по всей видимости, следовало бы уделить внутренним стимуляторам развития.

Не лишенной интереса кажется нам мысль М. Годелье о двух путях развития азиатского способа производства. Хотя это положение еще не доказано, тем не менее оно заслуживает того, чтобы стать предметом дальнейшего изучения.

Просмотров: 3179