Э. А. Менабде

Хеттское общество

§ 12. Лишение наследства

 

§ 12. Лишение наследства. Еще один момент имущественных взаимоотношений отца с сыном (а именно проблема лишения наследства) несколько лучше поддается изучению, хотя и он вовсе не содержит ясных данных, чтоб можно было судить обо всех его деталях. И тут нам приходится пробираться окольными путями, оперировать косвенными данными.

Основные сведения по рассматриваемому вопросу можно почерпнуть из аккадско-хеттской билингвы Хаттусили I,80) в которой мы ясно видим, что указанный хеттский царь вначале объявляет своим наследником сына своей сестры, а затем, по определенным причинам, меняет свое решение и закрепляет престол за собственным сыном Мурсили. Именно в этом и состоит весь основной смысл данного постановления царя Хаттусили I.

Таким образом, мы видим, что сам царь определяет своего наследника, но в случае надобности (или при определенном антигосударственном деянии, совершенном престолонаследником) сам же и лишает его права наследования престола. Правда, затем в УТ этот порядок престолонаследия был значительно изменен и уже не требовалось специального назначения царем своего наследника, но в данном случае нас интересует другая сторона вопроса: мог ли глава семейства (отец, домовладыка) лишать своего сына и наследника положенного ему по закону наследства? По всей видимости, да. Однако это подтверждается не только данными УХ, но и анализом ст. 171 ХЗ-ое, в которой, как известно, говорится о том, что мать в отсутствие мужа может изгнать сына из дому. Правда, подобное изгнание не носило характера произвола, а являлось лишь следствием определенного правонарушения или действия, совершенного сыном против известных положений хеттского семейно-брачного права. Конечно, тот факт, что сына из дому изгоняет мать, вовсе не меняет положения, ибо в данном случае она действовала как глава семьи, как личность, на которую распространились права отсутствующего (или покойного?) мужа. Также несомненен тот факт, что изгнание сына из дому сопровождалось ликвидацией всех его прав на свою наследственную долю от отцовского имущества.81)

Интересно заметить, что, согласно этому же УХ, сын (в данном случае дочь!) имел законное право требовать свою долю наследства. В тексте УХ мы читаем о претензиях дочери [216] и о том, что царь не только не считает ее притязания незаконными, но и оправдывается тем, что выделил ей достаточное количество собственности. Данный факт, по всей видимости, должен служить ясным доказательством того, что получение сыном (дочерью? зятем?) своей доли наследства вовсе не зависело от произвола отца.

Таким образом, родители (в первую очередь, конечно, глава семьи) в царстве Хатти имели полное право лишить своего сына наследства, но, по-видимому, лишь на основе доказанных обвинений.

Весьма интересно заметить, что положения о возможности лишения наследства (или, во всяком случае, известные указания на подобную возможность) содержатся во многих древневосточных правовых сборниках.

Так, например, согласно Шумерским законам, сын может быть изгнан и лишен наследства не только в случае определенных противозаконных действий против отца и матери (§4 — в этом случае он даже обращается в рабство), но и по простому произволу своих родителей. Почти тоджественные положения находим мы и в § 1-4 ШСЗ.

Совершенно другая картина наблюдается в Вавилонии. Согласно КХ (ст. 168-169), тут не было места никакому произволу. Только тяжкий грех (да и то повторный) мог вызвать акт лишения наследства со стороны отца. Схожее явление, по всей видимости, наблюдалось и в Ассирии. Согласно § 3 табл. I САЗ, изменник мог быть лишен наследственной доли в пользу царя.82)

Учитывая все эти факты, а также известное положение § 171 ХЗ-ов, вряд ли было бы лишено основания утверждение, что в Хеттском государстве (точнее: в хеттской семье) имелись аналогичные положения закона. Таким образом, сын являлся прямым наследником своего отца. Это правило было возведено в закон и передача своего наследства сыну (или сыновьям) не нуждалась в специальном завещании. Это был нормальный порядок наследования. Но когда отец семейства (или в его отсутствие — мать) желал лишить сына его наследственной доли, то на это требовалось доказательство состава преступления. Иначе (по своему произволу) отец не мог принять и осуществить соответствующего решения. [217]



80) См. НАВ, стр. 2-17.

81) Об иной интерпретации этой статьи см. Дьяконов, ЗВАХ, II, стр. 300.

82) По этому же вопросу см. J. Klíma, Zur Entziehung der Erbrechtes nach deu akkadischen Urkunden aus Susa, „Charisteria Orientalia", Praha, 1956, стр. 128 сл.

Просмотров: 1820