Э. А. Менабде

Хеттское общество

§ 11. Левират и порядок наследования

 

§ 11. При рассмотрении порядка наследования нельзя не уделить внимания системе левирата, о которой уже говорилось выше.

Основная цель левирата — это сохранение единой семейной собственности, предохранение ее от распада. По мнению некоторых ученых (Э. Ньюфельд, Г. Драйвер и Дж. Майлз),76) система левирата показывает путь продолжения [213] рода и линию наследования. Не приходится сомневаться, что порядок наследования нашел известное отражение в системе левирата, но говорить о полном совпадении схем наследования и левирата, конечно, не приходится. Если основным звеном левирата, как уже отмечалось, является переход жены покойного к его брату, то порядок наследования, как правило, направлен, если так можно выразиться, не по горизонтальной, а по вертикальной линии «сверху вниз», от отца к сыну. Система левирата никогда не действовала в направлении от отца к сыну, т. е. сын никогда не мог стать супругом собственной матери или даже мачехи.77)

И тем не менее, поскольку система левирата подразумевала переход женщины (со всем ее имуществом, конечно) от одного «владельца» (мужа) к другому, постольку мы вправе рассматривать ее (в известном смысле) как одну из составных частей наследственного права. Поэтому мы можем предполагать, что порядок наследования не обязательно был направлен в одном раз навсегда данном направлении от отца к сыну (или даже зятю), а распространялся во все стороны, к ближайшим родственникам по мужской линии. В этом аспекте § 28 УТ (порядок престолонаследия) и § 192-193 ХЗ-ов (система левирата) могут служить взаимным дополнением при определении хеттской системы наследования.

Сопоставляя данные этих статей, мы можем предполагать следующую очередность в порядке наследования: от отца к сыну (с соблюдением принципа старшинства и деления «по рангам», т. е. по социальному происхождению матери), затем — усыновленному зятю, далее — брату, и, наконец, даже отцу. На этом единая цепь системы наследования вовсе не прекращалась. Одним из наследников умершего, согласно нормам хеттского права, выступает «совладелец» или «человек (наследственной) доли» (§ 50, 192). Однако очень трудно сказать, какое место занимал этот «человек (наследственной) доли» в общей системе наследования. Вполне возможно, что он и не должен быть включен в эту последнюю, ибо здесь речь идет, по-видимому, лишь об особых случаях наследственных отношений между двумя лицами, связанными общей обязанностью по несению повинностей. [214]

Данная нами схема требует известных пояснении. Во-первых, почему наследство шло вначале к зятю и лишь затем к брату. Подобная очередность не должна вызывать сомнений, ибо братья уже в момент смерти своего отца создавали отдельные семьи. Значит, каждый из них стремился изыскать пути для продолжения собственного рода внутри данной семьи и, лишь исчерпав эти возможности, искал наследника на стороне. В этом случае естественнее всего было, конечно, обращение к родному брату.

Необычным может показаться также и процесс, так сказать, обратного наследования: от сына к отцу, но и в этом нет ничего странного, хотя в практике он, видимо, встречался очень редко. Действительно, если человек умер, не имея ни детей, ни братьев, то ближайшим его родственником оказывался отец, который (как это видно по системе левирата) наследовал его жену с принадлежащим ей имуществом. Нет ничего удивительного в том, что в ХЗ-ах нигде не сказано о переходе имущества от сына в собственность отца. Ведь подобный процесс был попросту невозможен, ибо дом сына до смерти отца составлял часть единой семейной общины, во главе которой стоял сам отец. Правда, имущество сына внутри этой общины могло определенным образом обособляться, но строго юридически оно не являлось выделенным, и сын до смерти отца зачастую не имел на него прав. Можно только предполагать (как это и делает Ньюфельд),78) что при жизни отца его совершеннолетние сыновья становились (в известном смысле слова) совладельцами (но ни в коем случае не собственниками) отцовского (общесемейного) имущества. Прямых указаний, подтверждающих это положение, мы не найдем ни в одном из хеттских письменных памятников, но из анналов Суппилулиумы известно, что этот царь Хатти до своего вступления на престол был наследником и соправителем отца своего — Тутхальи.79) Этот факт указывает лишь на частный случай, обобщение которого несколько рискованно, ибо наследников-соправителей царствующих особ можно видеть на протяжении истории в самые различные ее периоды и при наличии самых различных семейно-брачных отношений. Короче говоря, по приведенному факту очень трудно (если вообще возможно) судить о характере владения имуществом до смерти отца семейства. [215]


76) NAHML. стр. 26; DMAL, стр. 249.

77) Ср. §§ 189-190 ХЗ-ов. Правда, по ст. 190 допустимо сожительство пасынка с собственной мачехой (после смерти отца), но у нас нет оснований рассматривать это положение как возможность перехода такого сожительства у хеттов в форму законного брака, хотя, как уже отмечалось выше, в ряде стран Древнего Востока такая возможность не была исключена.

78) NHL, стр. 126.

79) Е. Cavaignac, Annales de Subbiluliuma, „Revue des Études ancienne" (Annales de la Faculté des Lettres de Bordeaux), 1930, XXXIII, 1, стр. 229.

Просмотров: 3586