Э. А. Менабде

Хеттское общество

§ 12. Повинности

 

§ 12. Одной из наиболее широко дискутируемых в науке и вместе с тем не до конца ясных проблем является вопрос о повинностях и обязательствах, связанных с частным землевладением в Хеттском государстве.

Вопрос о повинностях (luzzi и saḫḫan) и обязательствах рассматривается более чем в двадцати статьях ХЗ-ов, и тем не менее не удается добиться полной ясности при определении их характера.

В первую очередь необходимо выяснить, кем выдавался участок земли, связанный с повинностью. В § 46 ХЗ-ов сказано: «...(если) общинники (букв. «люди поселения» — LÚMEŠ URULIM) поля выдадут, (то) он (т. е. получивший одно из таких полей) luzzi выполняет». Эта стереотипная формула повторяется в § 47b, XXXVIII, XXXIXb, показывая, что повинность луцци была связана с общинным землевладением.

С другой стороны, поле саххана выдавалось, по всей видимости, самим царем. В § 41 ХЗ-ов говорится: «(46)... если он от saḫḫan'a откажется, то поля человека повинности (ŠA ILKI A.ŠÀḪI.A) (47) возвращаются дворцу (INA É.GAL danzi), (а) saḫḫan упраздняется (ḫarakzi)». В § 40 ХЗ-ов читаем: «(37) Если человек орудия (ремесленник — LÚ GIŠTUKUL) исчезнет (ḫarakzi),140) и человек повинности (LÚ [113] ILKI) (будет) прикреплен (?), и человек повинности скажет: (38) «Это — мое орудие, а это — мой saḫḫan»,141) и он поля человека орудия (39) приобретает (посредством) скрепленного печатью (документа), (то) он и орудие получит, и saḫḫan будет исполнять. (40) Если (же) он откажется от орудия, и поля человека орудия будут объявлены выморочными (ḫarkantan taranzi), (41) (то) люди в общине (LÚMEŠ URU-ri) будут их обрабатывать.142) Когда (же) царь военнопленных (NAM.RAḪI.A) даст, (42) то должны они (т. е. общинники) ему (т. е. каждому из военнопленных) поля выдать и он (человеком) орудия станет».143) [114]

Здесь речь, несомненно, идет о царской земле, ибо общинники обрабатывают ее лишь в одном случае: пока отсутствует посаженный на землю царем человек. Это положение подтверждается, по-видимому, текстам § 39 ХЗ-ов: «(34) Если житель поселения (общинник)144) полями другого завладеет, (то) он должен нести saḫḫan. (35) Если (же) он (их) забросит,145) (то) поля другой (?) может взять, (36) (но) продавать он не должен».146)

Здесь также говорится о царском поле, ставшем выморочным. Общинник из близлежащего поселения может завладеть им временно на условиях исполнения повинности саххан. Временное пользование царской землей отнюдь не дает пользователю каких-либо прав на владение указанным наделом, что видно из заключительной фразы статьи, которая категорически запрещает общиннику продавать указанный участок земли. Это тем более примечательно, что, как известно, царская земля при определенных условиях могла быть [115] объектом купли-продажи, а продажа общинных земель на сторону в принципе была запрещена (§ 48 ХЗ-ов).

Резюмируя все сказанное, приходим к выводу, что повинность луцци была связана главным образом с получением поля в общине («поселении»), а саххан — это повинность, возникающая с приобретением участка царской земли.147) Последнее подтверждается также и тем, что право на владение сахханом оформлялось в письменном виде и скреплялось печатью.148) В КВо, IV, 10, I, 40 прямо упоминается ŠA DINGIRLIM saḫḫan isḫiúl — «предписание («договор») (о) саххане богов».149) Да и сам этот документ может рассматриваться (во всяком случае, в определенной своей части) как «договор» об исполнении саххана.150) Эта повинность упоминалась и в царских инструкциях крупным сановникам страны. В одном из подобных документов речь идет о том, что всякие дела о саххане докладываются царю и решаются им.151) [116]

Как видим, целый ряд данных прекрасно доказывает царский (государственный) характер повинности саххан. Правда, К. Фабрициус152) считает, что саххан мог быть связан и с нецарской землей и ссылается при этом на § XXXVII, но это мнение совершенно лишено оснований. «Нецарской» К. Фабрициус, по-видимому, считает приобретаемое здесь «поле человека орудия». Однако, что это поле часть царской земли явствует из контекста: предыдущий § XXXVI (ср. §§ 47а и 47b) прямо говорит о полях, даруемых царем. Это видно и из текста рассмотренных выше §§ 40 и 41 ХЗ-ов.

Известная трудность (но совершенно в другом плане) возникает при интерпретации § XXXVI ХЗ-ов, который как будто доказывает какую-то связь между царской землей и повинностью луцци. Трудность еще больше увеличивается при сопоставлении § 47b с § XXXVII. Создается впечатление, что в совершенно идентичных условиях в одном случае (§47b) речь идет о луцци, а в другом (§ XXXVII)153) о саххане. Невольно напрашивается вывод, что тут мы имеем дело с соответствующим развитием нормы права: повинность луцци впоследствии была заменена сахханом. Однако при внимательном изучении этих статей в глава бросается известная разница в их содержании. В § 47b речь идет о «человеке орудия (ремесленнике)», который владеет полями, как на царской земле, так и в общине. В этом смысл выражения «все поля» (A.ŠÀḪI.A ḫumandan; из § 46 ХЗ-ов видно, что владелец «всех полей» несет обе повинности: и саххан, и луцци). Далее этот ремесленник вступает в сделку о купле-продаже. Если он продает все свои владения, то покупатель обязан выполнять как повинность луцци, так и повинность саххан (последнее подразумевается), но если новый владелец приобретает лишь «большую (часть) (большинство) полей» (A.ŠÀḪI.A mekki — по-видимому, речь идет о царской [117] земле), то он не обязан нести общинную повинность луцци, ибо не является владельцем земель общины.154)

В связи с рассматриваемым вопросом необходимо обратиться и к § 46 ХЗ-ов: «(59) Если в общине (URU-ri) поля saḫḫan'a (и поля) по наследству155) кто-либо имеет (и) если ему поля целиком (60) даны, (то) он должен выполнять luzzi. Если (же) ему малая (доля) полей (A.ŠÀḪI.A tepaṷēs) дана, (61) (то) он luzzi не исполняет, а ложится она (т. е. [118] повинность луцци) на дом его отца. (62) Если владелец наследства (iṷaruṷas isḫas)156) поля ремесленника отрежет (ему) или общинники (63) поля выдадут, (то) он luzzi выполняет».157)

Здесь уже царские земли составляют «малую (долю) полей», что как будто должно противоречить нашему пониманию § 47b, где та же категория земель образует «большую часть». Однако анализ текста рассматриваемых статей должен убедить нас в том, что здесь нет никакого противоречия. Просто в первом случае (§ 47b) речь идет о земельном владении, большая часть которого состояла из царских земель, а во втором (§ 46) — надел состоит в основном из общинных полей. Таким образом, сопоставляя эти статьи, мы приходим к выводу, что несение той или иной повинности зависело не от размера земельных владений, а от того, кем выдаются и кому в конечном счете принадлежат эти последние.

Общепризнано,158) что одним из позднейших вариантов § 47b является § XXXVII, однако, как нам кажется, за формальным сходством здесь скрывается заметное различие. В § XXXVII имеются в виду царские земли и поэтому здесь говорится о саххане, но ничего не оказано о луцци. Эта статья, перевод которой с первого взгляда не связан с большими трудностями, тоже требует пояснений. Как видим, новый владелец земли несет повинность саххан лишь в случае, если он покупает все земли или старый владелец «исчезает». И наоборот: он освобождается от повинности, если старый владелец не только жив, но и владеет «домом хозяина земельного угодья» (É EN A.ŠÀ A.GÀR), а это должно означать, что основные участки земель не явились в данном случае объектом [119] купли-продажи и «большинство (царских) полей» осталось за старым владельцем.

Добавим ко всему этому, что у нас нет оснований думать, что ко времени составления III таблицы ХЗ-ов саххан настолько вытеснил луцци, что стал основным видом повинности. Как это явствует из §§ XXXVI, XXXIX (а, b), XL ХЗ-ов, луцци по-прежнему занимает важное место в организации повинностных работ.

Указывая на различие между государственной (саххан) и общинной (местной) повинностью (луцци), мы вовсе не возводим между ними китайской стены. Учитывая известное единство государственной и общинной земельной собственности в стране, нельзя не заметить, что царь мог сохранять за тем или иным лицом местную повинность луцци, либо (в связи с полным переходом на государственную службу) освобождал от нее. При этом в ХЗ-ах намечается тенденция к освобождению личности, получившей участок царской земли, от несения местных (общинных) повинностей (§§ 46, 47а, 50, XXXVI, XXXIXa, XXXIXb). Землевладелец свободен от луцци, если он владеет лишь участком царской земли (§ 46, 47а), является высокопоставленным и привилегированным лицом (§ 50), имеет соответствующую грамоту об освобождении (§ XXXVI; XXXIXа, b). Вопрос об освобождении от повинностей затрагивается главным образом в §§ 50, 51, 54, 55 ХЗ-ов.

§ 50: «(58) Должностные лица (LÚ UKKIE), которые в г. Нерикка властвуют (?),159) (а также) жрецы, (59) которые (живут) в городах Аринна и Ципланта,160) во всех «городах» (60) их дома свободны, и (лишь) их совладельцы выполняют luzzi. (61) Когда в г. Аринна наступает 11-ый месяц, [120] (тот) дом, (52) в воротах которого дерево eia161) виднеется (?), свободен».162)

§ 51: «(3) Прежде (тот), кто становился (?) ткачом163) в г. Аринна и его дом (были) свободны. Его совладельцы (4) и его родственники (были также) свободны. Теперь (же) лишь его дом свободен, (а) его совладельцы (5) и родственники saḫḫan и luzzi выполняют. В г. Ципланта — то же самое».

§ 54: «(15) Прежде воины Манда, воины Сала, воины г. Тамалки, воины г. Хатра, (16) воины г. Цалпа, воины г. Тасхиния, воины г. Хемува,164) лучники, плотники, (17) оруженосцы165) и люди karuḫali166) luzzi не выполняли, (18) saḫḫan не совершали».

§ 55: «(19) Когда жители г. Хаттуса167) — люди повинности (LÚMEŠ ILKI) пришли и стали просить отца царя,168) (20) и говорили они: «Платы нам никто не дает, и нас они (21) отвергают: вы-де люди повинности». И пришел отец [121] царя в tuliia169) и (22) объявил о скрепленном печатью решении: «Идите, как и ваши товарищи,170) (23) такими и будьте!»171)

Как видим, рассматриваемой привилегией пользуются прежде всего должностные лица (LÚ UKKIE172)) и жрецы главнейших святилищ страны, т. е. представители правящего класса в обществе. Об аналогичных льготах для служителей культа должен говорить и документ АВоТ, 58,173) который затрагивает вопрос об освобождении от луцци «Домов мертвых» (ÉMEŠ ŠA GIDIMḪI.A — стк. 4 сл.). Эта же привилегия могла распространяться и на царских воинов (ERINMEŠ),174) [122] также находившихся на высоких ступенях общественной иерархии.

Таким образом, освобождение от повинности луцци касалось, как правило, лиц, занимавших известное положение в государстве и выделившихся из общины. От саххана же освобождались главным образом лица, занимавшие высокое положение в обществе, а также те, кто по роду занятий не был непосредственно связан с обработкой земли (определенные категории воинов и жрецов).175)

В приведенных статьях ХЗ-ов обращает на себя внимание тенденция к ограничению круга лиц, пользующихся привилегией не исполнять те или иные повинности.176) Очень трудно подыскать точное объяснение этому факту. Можно лишь предположить, что с централизацией власти упрочением положения верховного правителя Хатти, а также с известным ограничением (быть может, временным) масштабов внешней экспансии, хеттский царь не нуждался теперь. в поддержке жречества и армии в том размере, как прежде. Вместе с тем он был заинтересован в увеличении доходов внутри государства.

Хеттские законы знают и временное освобождение от повинностей, что видно из довольно фрагментарного § 112: некто,177) получивший поле ремесленника, временно (на 3 года) освобождается от повинности саххан. Если здесь речь действительно идет о военнопленном178) (по-видимому, опять-таки присланном царем), то это лишний раз должно доказывать государственный характер повинности саххан.

Если выдача царем поля с сахханом, с этой точки зрения, выглядят вполне логичной, то установление и отмена им же повинности луцци кажется несколько странной в общем контексте наших рассуждений. Однако мы исходим из того, что предоставление царского дара (а значит переход на государственную службу, связанный обычно с несением повинности) освобождало от луцци (§§ 47а, XXXVI ХЗ-ов), т. е. царская [123] власть регулировала, в какой мере должна выполнять зависимая от нее личность местные (общинные) повинности (§§ 47b, XXXVIII, XXXIX а, b). В том же смысле, по-видимому, следует понимать и § 56 ХЗ-ов: «(24) От работ в царских крепостях и на дорогах,179) от уборки180) виноградника из медников (25) никто не свободен. Только (-pát) все садовники выполняют luzzi».

Отличие луцци от государственных повинностей по работам в царских крепостях и царских виноградниках здесь вполне наглядно. Правда, некоторые переводчики (И. Фридрих, И. М. Дунаевская, Р. Хаазе) понимают последнюю фразу в том смысле, что садовники «тоже» не свободны от луцци, но для подобного перевода, как нам кажется, нет достаточных оснований.181) Ошибочный, на наш взгляд, перевод зачастую приводил к неоправданной интерпретации рассматриваемой статьи: считалось, что если садовники «тоже» выполняют луцци, значит, эта повинность состоит из строительства и ремонта крепостей, дорог, а также уборки виноградников.182)

Конечно, никто не отрицает различия между сахханом и луцци, но по вопросу о характере этих различий в науке имеется несколько точек зрения. И. М. Дьяконов, например, считает обе повинности государственными повинностями. Луцци, по его мнению, военная повинность не только по поддержанию дорог и строительству храмов, но и по строительству крепостей, уборке урожая и т. д., т. е. эта повинность [124] охватывала всю совокупность работ, ведущихся в военных целях, а саххан являлся прямой воинской повинностью. При этом, по мысли И. М. Дьяконова, земельные наделы, связанные с повинностями, выделялись, как правило, общинами.183) В отличие от И. М. Дьяконова В. В. Струве184) считает, что несение повинностей возлагалось на человека, владевшего царским полем. Совокупность же работ, требовавшихся сахханом и луцци, охватывала по его мнению, почти все сельскохозяйственные и строительные работы как в пользу центральной, так и местной (начальники областей, пограничных округов и городов) власти. Иначе представляет себе это различие В. В. Иванов,185) который считает, что саххан — это повинность, отрабатываемая земледельцами на храмовых, дворцовых и крупнособственнических землях, а луцци — повинность, связанная с исполнением общественных работ.186)

Совершенно иной водораздел между этими двумя видами повинностей проводят другие (главным образом, зарубежные) ученые, которые в саххане видят особый (хеттский) [125] вид феодальной повинности (или службы), а в луцци — барщину.187)

Допуская, что саххан, как правило, связан с обладанием царским полем, а луцци с владением общинным наделом, нам кажется, наиболее вероятным предположение, что первое связывалось с выполнением работ, главным образом, по ремеслу и строительству в царском хозяйстве, а второе — с исполнением общественных работ внутри общины.188) Обе повинности переплетались между собой в соответствии с тесным сближением двух основных видов земельной собственности в Хеттском государстве. Это видно из того, что одна и та же личность могла нести и ту и другую повинность. Об этом же должно говорить и одновременное упоминание «саххана и луцци богов» в КВо, IV, 10, I, 44-45. Тот же смысл следует усматривать, по всей видимости, и в KUB, [126] XIII, 8, Vs. 6. Если считать, что земли Каменного дома и храмов являлись частью царского (государственного) хозяйства, то появление тут повинности, определяемой как «саххан (богов)» вполне объяснимо. Что же касается «луцци (богов)», то не следует забывать, что Каменному дому (а также, видимо, и крупным храмовым хозяйствам) передавались целые «поселения», т. е. сельские общины.

Как видно из текста Хеттских законов (§§ 40, 41), основным владельцем поля саххана был «человек орудия» (ремесленник — LÚ GIŠTUKUL). Перевод § 40 дан нами выше (стр. 113 сл.). Аналогичен ему и текст § 41: «(43) Если человек повинности (LÚ ILKI) исчезнет и человек повинности (??)189) (будет) прикреплен (?), и ремесленник (LÚ GIŠTUKUL) окажет: (44) «Это — мое орудие, а это — мой saḫḫan», и он поля человека повинности (45) приобретет (посредством) скрепленного печатью (документа), то он и орудие получит и saḫḫan будет (46) исполнять. Если (же) он от saḫḫan'a откажется, то поля человека повинности (47) возвращаются дворцу, (а) saḫḫan упраздняется».

Таким образом, саххан это повинность, выраженная в обязанности выполнять работу ремесленника190) независимо от того владеет ли указанным полем «человек орудия», «человек повинности», член общины (временно) или NAMRA. Из других обязанностей по саххану можно отметить строительство и ремонт крепостей и дорог, а также уборку царских виноградников, т. е. совокупность тех работ, которые, упоминаются в § 56 ХЗ-ов и не могут быть отнесены к луцци.

При рассмотрении §§ 40 и 41 ХЗ-ов неоднократно высказывалось мнение о тождестве ILKU и saḫḫan.191) [127]

Однако такое отождествление не должно быть оправдано хотя бы потому, что тогда §§ 40 и 41 стали бы совершенно идентичными, и двойное написание одной и той же статьи было бы лишено всякого смысла.192) Действительно, суть указанных статей в том, что царская власть предоставляла поле саххана определенному кругу лиц (независимо от основного рода их занятий) с обязанностью выполнять ремесленные и др. работы.193) В этом смысле хеттский саххан отличается от вавилонской системы ilkum, которая подразумевала раздачу царских земель на правах несения не только трудовой, но и главным образом воинской повинности.194)

Если мы (после работ Ф. Зоммера и А. Фалькешлтейна) более или менее точно определяем LÚ GIŠTUKUL как «ремесленника», а отсюда судим о роде его занятий, то в отношении LÚ ILKI это не так-то просто сделать, ибо никакими ясными данными мы не располагаем. Наиболее вероятным кажется нам предположение, что поля, предоставляемые хеттским царем, делились на две категории: земли, «даруемые» ремесленникам (о них и идет речь в ХЗ-ах) и наделы воинов. Если последние получали поле ремесленника, они обязаны были заниматься сами или обеспечить занятие соответствующим ремеслом через зависимых от них лиц. Отсутствие упоминания о землях воинов в ХЗ-ах можно объяснить тем, что это были дары в полном смысле этого слова, дары, выделяемые в наследственное владение и образующие основу будущей частной собственности на землю.195) К подобному выводу можно придти, если принять во внимание то привилегированное положение, которое занимали, как уже отмечалось выше, воины в Хеттском государстве. [128]

Наше предположение относительно статуса «людей повинности» (LÚMEŠ ILKI) в какой-то мере может быть подкреплено положениями §§ 54-55 ХЗ-ов. Замечено, что эти статьи по стилю как бы выпадают из общего текста ХЗ-ов196) и весьма близко стоят друг к другу. Поэтому текстуально последовательное их рассмотрение вполне допустимо. В § 54 речь идет о льготах, предоставлявшихся в прошлом определенным категориям воинов. Подразумевается, что ныне они этими льготами не пользуются. Однако «люди повинности» в Хаттусе, как это явствует из § 55, попытались сохранить указанные привилегии в виде исключения. Царь отказал им в этом и указал, что их положение не должно ничем отличаться от статуса воинов, перечисленных в предыдущей статье.197)

Если наше рассуждение верно, тогда не может быть никакого сомнения в военном характере повинности ILKU в Хеттском государстве.198)

Однако, возвращаясь к §§ 40 и 41 ХЗ-ов, следует обратить внимание на то обстоятельство, которое и послужило главным основанием для отождествления saḫḫan- — ILKU.

В первом случае (§ 40) появляется новый владелец (LÚ ILKI), который берет орудие ремесленника и выполняет обязанности последнего, а во втором новым владельцем является сам ремесленник, который, получив поле «человека повинности», опять-таки выполняет обязанности ремесленника, хотя логично было бы думать, что получив земли LÚ ILKI, он должен был выполнять его обязанности (очевидно, военные). Однако, как нам кажется, никакого несоответствия здесь нет. Речь идет не о различных категориях земель, а о разных фактических владельцах одного и того же надела — поля саххана, которое, разумеется, связывалось с определенным [129] видом повинности независимо от того, кто владел данным участком земли.

Поле повинности при определенных обстоятельствах (отказ от выполнения повинностей, «исчезновение» владельца)199) могло быть утеряно. Этот порядок был известен в Хеттском государстве с древнейших времен. Так, например, в УХ, § 20 говорится о том, что дома сановников страны (GAL.GALTIM), которые нарушили верность (слово, данное) царю, были отобраны.200) В том же документе имеется указание на возможность лишения «кормления» в случае нарушения верности царю (УХ, § 19). Правда, в этих параграфах речь идет не о простом отказе от царской повинности, а фактически об антигосударственном проступке (отказ от слова, данного царю), но, по сути дела, это деяния одного порядка: нарушено «слово» («соглашение»), которое связывало землевладельца с царем. Аналогию можно видеть и в «договоре» Мурсили с Kupanta-KAL, § 7,201) где говорится о лишении «дома» того, кто совершил противозаконное деяние.

Конечно, в двух последних случаях (особенно в «договоре» с Kupanta-KAL) речь могла идти скорее о конфискации имущества в связи с каким-либо преступлением независимо от того, владел преступник царской землей или нет, но тем не менее показательно, что в УХ речь идет о лишении царского «кормления», а в договоре с Kupanta-KAL повторяется та же формула о возвращении земельного участка дворцу, что и в ХЗ, § 41.

Однако зависимое от царя лицо, обязанное выполнять саххан, могло открыто заявить о своей неспособности нести эту повинность в прежнем объеме, и тогда царь мог несколько смягчить и изменить условия по ее исполнению.202) [130]

В принципе купля-продажа полей (в том числе связанных с несением повинности) не была запрещена (§§ 47b, 183, 185, XXXVII, XXXIXb),203) хотя и несколько ограничена (§ 48). Все зависело от того, кто был владельцем повинностного поля и чью собственность оно составляло. Основным условием для нового владельца надела было выполнение связанных с данным участком земли повинностей.

Запрещение заключения сделки о купле поля в ХЗ-ах касается только LÚḫipparas, положение которого во многом напоминает статус вавилонского rē/īdū(m)'a (UKUŠ).204) Хиппара,205) который принадлежал к какому-то «товариществу» (tuikkant — община?),206) мог как и редум, владеть (без права отчуждения) землей и несли связанные с ней повинности. Однако редум имел и определенные военные функции (КХ, § 26), чего (ввиду отсутствия прямых указаний) нельзя оказать относительно хиппара, хотя это совершенно не исключено.


140) Глагол подразумевает, по всей видимости, смерть владельца поля. Можно также переводить «погибнет», что невольно наводит на мысль о военном характере данной повинности. Однако в этом контексте рассматриваемый глагол вряд ли мог обозначать только одну форму смерти (гибель на войне). Законодателя, как видно, не интересует то, как погиб владелец, ему важно лишь то, что его не стало, «он исчез (умер, бежал, оставил свое владение и т. п.)». Поэтому перевод «исчезает» (ср. Иванов, ХИДВ, стр. 314) надо считать наиболее удачным.

141) Буквальный перевод. Ср. Дунаевская, ЗВАХ, II, стр. 263. Другие переводчики предпочитают смысловой перевод. Так, напр., В. В. Иванов (ХИДВ, стр. 314) переводит: «Это — мое дело ремесленника, а это моя повинность»; Э. Ньюфельд (NHL, стр. 12): „This be my military holding and this be ту feudal holding" (аналогично у К. Фабрициуса: Acta Orientalia, VII, 1929, стр. 277); А. Гётце (ANET, стр. 190): „This is my craftsman's fee, but this (other one) is my socage"; И. Фридрих (Gesetze, стр. 29): „Dies (sei) mein Kleinbürger (and), dies aber mein Lehens(land)"; P. Хаазе (НКЕ, стр. 68): „Dies (ist) mein Handwerk, dies aber meine Leihe". Несмотря на все эти разночтения смысл фразы один: „человек повинности" берет на себя обязанности, связанные с владением поля saḫḫan’a.

142) aneskanzi — букв. «вновь обрабатывают». Означает ли этот итератив возвращение поля общине? Если да, то можно предположить, что по указу царя часть общинной земли выделялась в фонд саххана. Пока ее обрабатывало назначенное царем лицо, она находилась вне общины, и лишь в отсутствие царского ставленника могла обрабатываться общинниками. И. Фридрих (Gesetze, стр. 29) переводит: „die Leute bearbeiten es für die Stadt", а Р. Хаазе (HKR, стр. 68): „die Leute aus der Stadt bewirtschaften es". Аналогично и у В. В. Иванова, ХИДВ, стр. 314.

143) GIŠTUKUL kisari. Букв, «орудием станет». Отсутствие детерминатива LÚ не является ошибкой. Знаменательно, что в начале статьи речь идет о LÚ GIŠTUKUL — «человек орудия, ремесленник» — лицо, видимо, свободное, на место которого может претендовать другой свободный член общества (LÚ ILKI). Только в случае их отсутствия этот участок земли получает военнопленный (раб). Он тоже становится ремесленником, но не «человеком» (т. е. свободным), детерминатив которого и отсутствует.

Несколько иначе переводят отдельные места этой статьи И. Фридрих, А. Гётце, В. В. Иванов, И. М. Дунаевская, Э. Ньюфельд, Р. Хаазе, К. Фабрициус, но общий смысл статьи в целом не вызывает возражений. Интерпретацию этого места см. Cuq, Études, стр. 479; HAB, стр. 121; Alp, JKF, I, 2, стр. 120, сн. 50; NHL, стр. 156-157, 175. Э. Ньюфельд считает, что земля «вассала», отказавшегося от службы, переходит к одному из жителей деревни или NAMRA. Г. Гютербок (JCS, XV, 2, стр. 68) не согласен с переводами некоторых терминов, данными И. Фридрихом: „Kleinbürger" (следует „Handwerker"), „Lehens(land), Kleinbürger(land)" (о земле тут нет и речи). Нам кажется, что мнение Г. Гютербока вполне обосновано.

144) LÚ-ULÙLU-as соответствует LÚ URULU и хетт. antuḫsas — «человек поселения, (свободный) человек". Ср. Friedrich, HW, стр. 284. Возможен и перевод „общинник".

145) И. Фридрих (Gesetze, стр. 28, сн. 11) произвольно восстанавливает в этой строке слово saḫḫan и переводит: „Wenn, er [die Lehenspflicht] ablehnt". Аналогично и у Р. Хаазе (HKR, стр. 68). Нам кажется, что правы другие переводчики (А. Гётце, В. В. Иванов, И. М. Дунаевская, Э. Ньюфельд): «заброшено» поле, а не саххан, что означает отказ от несения повинности. По И. Фридриху же получается, что владелец отказался от повинности, оставив за собой земельный надел. Ср. Güterbock, JCS, XV, 2, стр. 68 (считает, что здесь можно восстановить слово «поля» — A.[ŠA]ḪI.А х?-ma?).

146) Э. Ньюфельд переводит последнюю фразу так: „he no longer has any Claim", считая, что эта фраза дословно повторяет соответствующий правовой термин из Талмуда (NHL, стр. 12, сн. 42). Интерпретацию статьи см. Cuq, Études, стр. 476; NHL, стр. 156.

147) Э. Ньюфельд (NHL, стр. 156-157) высказывает удивление по поводу того, что в одном случае выморочное поле поступает во дворец (§ 41), а в другом — передается жителю деревни или пленному (§ 40). По его мнению, в первом случае речь идет о землях короны, а во втором — о родовой (ancestral) земле. Первое не вызывает сомнений, но со вторым трудно согласиться, ибо, как нам кажется, здесь также говорится о царской земле. Упоминание общинников («жителей поселения») не меняет сути дела, ибо они могли обрабатывать ставшее выморочным поле лишь временно и, конечно, не приобретали никаких прав собственности на него. Примерно того же мнения, что и Э. Ньюфельд, придерживается и О. Гэрни (Gurney, стр. 103). Ср. также HAB, стр. 121-122.

Тут же заметим, что К. Фабрициус (Acta Orientalia, VII, стр. 280) считает, что повинность луцци возлагалась «гражданами» на своих же «сограждан-братьев».

148) § 40 ХЗ. Ср. с формой составления рассмотренных выше царских дарственных текстов, также скрепляемых печатью.

149) Ср. у Э. Ляроша: ,,la taxe (et) le traite du dieu" (Laroche, EHA, XVI, 63, стр. 88).

150) Ср. Cavaignac, RHA, II, 10/11, стр. 69-70.

151) См. Schuler, Anweisungen, стр. 26, § 17. А. Фон Шулер, (ibid.) и А. Гетце (Рец. на книгу Schuler, Anweisungen, JCS, XIII, 2, 1959, стр. 68) различным образом понимают указанное место (nu ŠA LÚ.MEŠMU-IR-TUM kuelka saḫḫanza HUL-lueszi) рассматриваемого документа. Первый переводит: „die Untertanenschaft jemandes ist ihm(?) durch Lehensdienst böse", а второй: „(supposieg) a quarrel arises over the (feudal) Service of some of (his) subjeets". Последний перевод кажется нам более оправданным. Во всяком случае, одно совершенно бесспорно: возникшее по поводу саххана дело (по всей видимости, судебное) разбирается царем, как высшим собственником земель, связанных с этим видом повинности.

152) Acta Orientalia, VII, 1929, стр. 286.

153) В. В. Иванов (ХИДВ, стр. 315), который обычно переводит saḫḫan как «повинность», а luzzi как «служба», в данном случае именует saḫḫan службой, приводя текст в соответствие с § 47b, для чего, как нам кажется, не должно быть достаточных оснований.

154) И. М. Дунаевская (ЗВАХ, II, стр. 265, сн. 1; ср. также комментарии И. М. Дьяконова, на стр. 294) сводит все дело к заинтересованности государства, которое ради сохранения повинности требует ее исполнения даже с меньшей части поля. Логично возникает вопрос: почему же не переложить повинность на покупателя, который, казалось бы, приобрел большую часть полей и таким образом стал главным владельцем земель?

Более обоснованным выглядело бы другое утверждение: сохранение повинности за прежним владельцем объясняется тем, что он является одной из сторон «соглашения» о выполнении повинности и обязан выполнять этот «договор», пока владеет хотя бы частью царской земли. Однако т. к. любая сделка о купле-продаже царской земли, как правило, не могла совершаться без ведома царя, который письменно подтверждал права нового владельца, то и одновременное переоформление повинности не составило бы труда и было бы действием вполне логичным. Нельзя же в самом деле думать, что положение было таким, когда один владел полем, а другой выполнял повинности, связанные с этим участком земли.

К тому же мы располагаем данными о существовании скрепленных царской печатью табличек, которые говорят о выдаче поля саххана, чего нельзя сказать о землях, связанных с повинностью луцци.

О возможности частичной продажи повинностной земли в Аррапхе см. Янковская, ВДИ, № 1, 1957, стр. 27.

Тут же заметим, что сравнение § 47b с § XXXVII приводит нас к выводу, что это отнюдь не параллельные тексты, как это принято считать (см., напр., Friedrich, Gesetze, стр. 32, сн. 12; Иванов, ХИДВ, стр. 315; ANET, стр. 191).

155) iṷaru. И. Фридрих переводит „als Schenkung" (Gesetze, стр. 31). Так же у Р. Хаазе (HKR, стр. 69): „als Gabe". Оба они следуют переводу Б. Грозного (СН, стр. 39). Нам кажется, что слово «поля» здесь определяется через saḫḫan и iṷaru (повинностные и наследуемые). Ср. также переводы В. В. Иванова (ХИДВ, стр. 314), А. Гётце (АNЕТ, стр. 191), Э. Ньюфельда (NHL, стр. 14-15), которые хотя и говорят о наследовании, но видят здесь лишь одну категорию полей (полученные по наследству повинностные поля).

156) Этот «владелец наследства», по-видимому, то же лицо, что и упоминаемый в стк. 61 «отец», на «дом» которого ложилась повинность луцци.

157) См. переводы И. М. Дунаевской (ЗВАХ, II, стр. 264), В. В. Иванова (ХИДВ, стр. 314-315), Э. Ньюфельда (NHL, стр. 14-15), К. Фабрициуса (Acta Orientalia, VII, 1929, стр. 278), А. Гётце (NBr., стр. 58: ANET, стр. 191), И. Фридриха (Sprachliches zu den hethitischen Gesetzen, ZA, 2(36), I, 1924, стр. 51; Gesetze, стр. 31, 33). Э. Ньюфельд, вслед за А. Гётце, стк. 62-63 переводит: „If he usurpsl?)..." и т. д. Интерпретацию этой статьи см. Cuq, Études, стр. 474, 476; NHL, стр. 163-164; Lebmann, BASOR, 129, 1953, стр. 15-16; Дьяконов, ЗВАХ, II, стр. 286-287.

158) См., напр., Friedrich, Gesetze, стр. 32, сн. 12; AN'ET, стр. 191; Иванов, ХИДВ, стр. 315.

159) Глагол tarḫ. См. Friedrich, HW, стр. 213; его же, Gesetze, стр. 99; Laroche, RHA, XVI, 63, 1958, стр. 88 сл. А. Гётце (ANET, стр. 191) переводит эту строку так: „The people who live in Nerik..." и т. д. Ср. его же, JAOS, 74, 1954, стр. 190. Ср. также перевод А. Вальтера — Smith, Origin, стр. 256, с которым не согласен Э. Ньюфельд (NHL, стр. 16, сн. 61).

160) «Священные» города Хеттского царства, расположенные в восточной части страны. Ср. Иванов, ХИДВ, стр. 325, сн. 5; NHL, стр. 16, сн. 62. См. также HAB, стр. 105; Sommer, Hethiter und Hethitisch, стр. 5-6; Hrozný, Asie, стр. 202-203; Сuq, Études, стр. 430, 433 (говорит о коллективном иммунитете для этих поселений).

161) О значении этого дерева как символа освобождения от повинностей см. выше (стр. 88, сн. 26). В. В. Иванов (ХИДВ, стр. 315 и си. 6 на стр. 326) переводит «вечнозеленое священное дерево».

162) В отличие от большинства других переводчиков текст этой статьи мы понимаем в том смысле, что от повинностей освобождались жрецы не «во всех городах», а лишь жрецы Аринны и Ципланты и их земли, где бы они не были расположены (в этом мы видим смысл фразы «во всех городах»). Ср. также Kleinasien, стр. 167.

163) По мысли Э. Ньюфельда (NHL, стр. 17, сн. 64; стр. 100), ткач выполнял какие-то культовые функции и получал персональное освобождение от повинностей.

164) Б. Грозный (Asie, стр. 202) считает их воинами-наемниками, имевшими определенные привилегии. В этих «городах» Н. М. Никольский (Хеттские законы, стр. 220) видит военные поселения. О локализации упомянутых «стран» и «городов» см. NHL, стр. 18, сн. 71-77.

165)MEŠ IŠ. В. В. Иванов (ХИДВ, стр. 315) переводит: «служители». Ср. Friedrich, Gesetze, стр. 35; Дунаевская, ЗВАХ, II, стр. 266 и сн. 14 на той же стр.; NHL, стр. 18 („the pages"); ANET, стр. 192 („the grooms").

166) Термин не понятен. Ср. NHL, стр. 18, сн. 78.

167) DUMUMEŠ URUḪatti — букв. „дети г. Хаттуса".

168) Т. е. предшествующего (ныне покойного) правителя Хатти. Ср. Klieinasien, стр. 110. Э. Кюк (Études, стр. 481) считает этот термин титулом сановника, наподобие римского патриция, что, конечно, не соответствует действительности.

169) Совет при царе, один из высших органов государственной власти. О статуте тулия см. УТ, § 31. Ср. Иванов. ИХЯ, стр. 26.

170) aresmes. Ж. Холт (J. Holt, Quelqes interprétations du Code hittite, Ar. Or., XVII, 1, 1949, стр. 318-319) переводит „mes colons".

171) Переводы этих статей ср. Hrozný, СН, стр. 44-51; Fabricius, Acta Orientalia, VII, стр. 278-279; NHL, стр. 16-19; Smith, Origin, стр. 256-257; ANET, стр. 191-192; Friedrich, Gesetze, стр. 34-37; Haase, HKR, стр. 70-71; Дунаевская, ЗВАХ II, стр. 265-267; Иванов, ХИДВ, стр. 315-316.

172) Какое место занимали эти должностные лица в государственной иерархии не известно. И. Фридрих (Gesetze, стр. 33, сн. 14; стр. 99), вслед за А. Вальтером (см. его перевод ХЗ-ов в книге Smith, Ofigill, стр. 256; первое издание книги появилось в 1931 году), полагает, что здесь речь идет о высокопоставленных жрецах. Однако это мнение кажется нам не совсем убедительным, ибо последующее упоминание «жрецов» (SANGA-es) отнюдь не поясняет предыдущее LÚ UKK1E. Ср. NHL, стр. 16, сн. 61, а также стр. 166. И. М. Дунаевская (ЗВАХ II, стр. 265, сн. 12) читала здесь „tak(?)-ki-e". Б. Грозный (L'Asie, стр. 202-203), Э. Кюк (Études, стр. 483), К. Фабрициус (Acta Orientalia, VII, стр. 278) и А. Гётце (ANET, стр. 191) считают их жителями «священных городов». Интерпретацию этой статьи сн. также у И. М. Дьяконова (ЗВАХ, II, стр. 307).

Ввиду неясности рассматриваемого термина мы предпочитаем перевод В. В. Иванова (ХИДВ, стр. 315): «должностные лица».

173) Транскрипцию и перевод см. Otten, Totenrituale, стр. 105.

174) ХЗ, § 54. Впрочем, в данном случае речь идет о полном освобождении от повинностей (и от луцци и от саххана). Аналогичную картину мы видели и в KUB, XIII, 8 (см. выше, стр. 88), где говорится об освобождении от саххана и луцци «привратников», которые, видимо, сочетали функции по охране царской собственности в Каменном доме с какими-то религиозными обязанностями.

175) Ср., напр., Дьяконов, ЗВАХ, II, стр. 295; NHL, стр. 168.

176) Ср., NHL, стр. 167.

177) И. Фридрих (Gesetze, стр. 64), вслед за А. Вольтером, восстанавливает здесь NAM-RAḪI.A — «военнопленные». Ср. NHL, стр. 34, 175. По смыслу подобное восстановление вполне допустимо. Действительно, военнопленный, не обладавший каким-либо имуществом, не мог сразу начинать исполнение повинности. Не говорит ли эта временная отсрочка о том, что саххан мог выполняться и в виде натуральных (или денежных?) поставок?

178) Ср. с военнопленным, упоминаемым в § 40 ХЗ.

179) Нам кажется, что сохранившийся со времен Б. Грозного (СН, стр. 51) перевод «во время похода царя» (см. Дунаевская, ЗВАХ, II, стр. 267; Иванов, ХИДВ, стр. 316; NHL, стр. 19; ANET, стр. 192; Friedrich, Gesetze, стр. 37; а также Haase, HKR, стр. 71) не совсем удачен. Здесь речь идет скорее о работах (видимо, ремонтных) на крупных дорогах государственного значения.

180) Конечно, перевод В. В. Иванова «от подстригания» (там же) ближе к буквальному значению слова taḫsuṷanzi, но по смыслу более подходит «уборка» (ср. переводы И. Фридриха и И. М. Дунаевской).

181) Ср. переводы В. В. Иванова (ХИДВ, стр. 316), А. Гётце (ANET, стр. 192), Э. Ньюфельда (NHL, стр. 19). Указанное различие в обязанностях медников и садовников отмечено и у Э. Ньюфельда (ibid., стр. 168), хотя он полагает, что они работали на одних и тех же полях (виноградниках). Ср. также Cuq, Études, стр. 482; Fabricius, Acta Orientalia, VII, стр. 281.

182) См., напр., Fabricius, ibid., стр. 282.

183) См. Дьяконов, ЗВАХ, II, стр. 293 сл. В принципе нельзя отрицать возможность выделения общинами части своих земель для несения государственных (царских) повинностей. Это, быть может, подтверждается перечислением земель, которое имеется в LS 3 Vs. (Riemschneider, MIO, VI, 3, стр. 358-360). В этом тексте наряду с царскими землями (ŠA É.GAL — (земли) дворца") перечислены «поля земледельцев» (AŠ.À ŠА MEŠ APIN.LAL-TIM) в различных «городах» (Вастисса, Сасимува, Тепунамма) и земли «человека Усса» (LÚ URUUSSA.) В целом те наделы общин, которыми распоряжался хеттский правитель, очевидно, и составляли земли, выделяемые для царских повинностей. Однако все это вряд ли имело массовый характер и было скорее исключением из общего правила.

184) Всемирная история, т. I, стр. 376.

185) ИХЯ, стр. 206.

186) В тексте ХЗ-ов В. В. Иванов переводит, как правило, saḫḫan — «повинность», а luzzi — «служба» (см. ХИДВ, стр. 313-316, 320), но в двух случаях (§§ 56, XXXVII) отходит от общего правила и переводит saḫḫan — «службой», а luzzi — «повинностью». В первом случае он, видимо, находился под впечатлением «параллельного» § 47а, где речь действительно идет о «службе» — luzzi, а во втором — перевод просто напрашивался по контексту (конечно, в том плане, как его понимает В. В. Иванов).

187) См., напр., Friedrich, Gesetze, стр. 126, 133; Gurneу, стр. 103 (О. Гэрни считает, что саххан постепенно превращался в форму земельной ренты); Kleinasien, стр. 104, J08; F. Sommer, Hethiter imd Hethitisch, Stuttgart, 1947, стр. 5, NHL. стр. 154 (Э. Ньюфельд считает луцци частью общей феодальной службы — саххана и пишет: „...the Hittite feudal service (šaḫḫan) consisted in rendering mititary Service, cultivating the land and paying dues (luzzi)."). К. Фабрициус (Acta Orientalia, VII, стр. 282-283) и Э. Кюк (Études, стр. 518) также говорят о феодальной системе повинностей, но различие между двумя ее формами видят в том, что саххан являлся личной, а луцци — общественной повинностью. О военно-феодальных отношениях у хеттов говорил в свое время и И. Н. Бороздин (см. „Новый Восток", 4, 1923, стр. 296). Ср. также Delaporte, стр. 183. Э. Ринг (Ring, IRL, стр. 187-188) указывает на два вида обязанностей в хеттском военном государстве (Kriegsdienst и Steuerpflicht), сравнивая их с положениями библейского права.

Р. Хаазе (HKR, стр. 68, сн. 65) дает поправку к фридриховскому переводу слова saḫḫan („Leihe, Lehenswesen"), отмечая, что здесь речь идет не о средневековом германском рыцарском лене, а об обязанностях, налагаемых на крестьян. В этом смысле предлагает он понимать собственный перевод „Leihe".

188) Луцци, по-видимому, следует отличать от тех общегосударственных повинностей (ирригация и строительство), к которым привлекались целые общины в Двуречье. См., напр., Тюменев, Шумер, стр. 369.

При определении саххана как повинности в пользу царя следовало бы учесть и тот весьма красноречивый, на наш взгляд, факт, что юрисдикция по всем тяжбам, связанным с этой повинностью, принадлежала царю. См., напр., Schuler, Anweisungen, стр. 26, § 17, а также Goetze, JCS, XIII, 2, 1959, стр. 68.

189)ILKI. Сопоставляя § 41 с § 40, можно заметить явную описку. Здесь должно быть LÚGIŠTUKUL. Ср. Friedrich, Gesetze, стр. 28, СН.25; Иванов, ХИДВ, стр. 314. Другие (Дунаевская, ЗВАХ, II, стр. 264; Haase, HKR, стр. 68) не видят здесь никакой ошибки. К сожалению, сильно поврежденные фрагменты §§ XXX, XXXI ничего определенного не говорят.

190) Ср. Gurney, стр. 70.

191) См., напр., Götze, NBr., стр. 54-56; Delaporte, стр. 183; Дунаевская, ЗВАХ II, стр. 263, сн. 12; Lelimann, BASOR, 129, стр. 15-17; Afet, TTKB, III, 11/12, стр. 426. См. также Kleinаsien, стр. 104 (отождествляя ILKU и saḫḫan, А. Гётце однако не ставит знака равенства между LÚ GIŠTUKUL и LÚ ILKI).

192) Ср. также Gurney, стр. 103; Korošec, Vert., стр. 55; его же, Рец. на книгу Friedrich, Gesetze, ZSS, Eom. Abt., 77, 1960, стр. 420; NHL, стр. 154.

193) Предоставление земель ремесленникам отнюдь не редкое явление на Древнем Востоке. Интересные данные о выдаче царских земель ремесленникам можно почерпнуть из угаритских источников. См., напр., Гельцер, ВДИ, 1, 1956, стр. 22 сл.; его же, Материалы к изучению социальной структуры Угарита, ВДИ, 4, 1952, стр. 34.

О выдаче земель ремесленникам в других странах Древнего Востока см., напр., Ez, 48:18; Меликишвили, Наири-Урарту, стр. 345 и т. д.

194) См. напр., Дьяконов, ЗВАХ, I, стр. 270-271, 276; DMBL, I. стр. 112. Ср. также Contenau, Civilisation, стр. 115-116.

195) Ср. Follet, Lois, стр. 12.

196) См., напр., Leroy, Introduction, стр. 78-79.

197) Смысл рассматриваемой статьи, по нашему мнению, таков: в раннюю эпоху городская община г. Хаттуса имела право собирать местные налоги в свою пользу, но затем царским указом была лишена этой привилегии, и все поборы с населения стали поступать в государственную казну.

198) Тут же заметим, что В. Корошец (Verl., стр. 55) придерживается прямо противоположной точки зрения, считая, что на LÚ GIŠTUKUL лежала воинская, а на LÚ ILKI хозяйственная обязанность.

199) См. ХЗ. §39, 40, 41, XXXIXb. Ср. Cuq, Études, стр. 476, 479, 483; NHL, стр. 156, 157; Gurney, стр. 103. Не о подобном ли исчезновении идет речь и в Deut. 20:6? Аналогичные постановления в связи с исчезновением владельца можно найти и в КХ §§ 27, 28, 30. В § 44 КХ говорится о санкции в случае невозделывания поля.

200) См. НАВ, стр. 14-15.

201) См. G. A. Barton, The „Treaty" of Mursilis with Kupanta KAL, „Hittite Studies", II, 1928, стр. 36-37. Ср. V. Korošec, Die Kollektivhaftung im hethitischen Recht, Ar. Or., XVIII, 3, 1950, стр. 198.

202) См. КВо, IV. 10, I. Cp. Cavaignac, HA, II, 10/11, 1933, стр. 70.

203) Ср., напр., Дьяконов, ЗВАХ, II, стр. 286; Cuq, Études, стр. 485-486; Kleinasien, стр. 105.

204) Ср., напр., КХ, §§ 35-37, где говорится о запрещении торговых сделок с редумом. Ср. DMBL, I, стр. 113-114; В. К. Якобсон, Правовое и имущественное положение воина rēdūm времени I вавилонской династии, ВДИ, 2, 1963, стр. 129-141.

205) О происхождении этого термина и его связи с наименованием общины или поселения (ḫappira-, URU) см. Иванов, Соц. организация, стр. 44-45; его же, ХИДВ, стр. 325, сн. 4.

206) ХЗ, § 49. Ср. Дьяконов, ЗВАХ, II, стр. 293; NHL, стр. 165-166.

Просмотров: 3228