Малькольм Тодд

Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура

Кораблестроители

 

Древнейшие известные нам в северных водах лодки – это те, что изображены на многочисленных наскальных рисунках Норвегии и Швеции. Значительная часть интереснейших памятников датируется бронзовым веком и переходной эпохой от бронзового к железному веку. Зачастую на них показаны широкие корабли с квадратным остовом, обычно приподнятым у носа и кормы. Этот профиль соответствует кораблю, сделанному из кож, натянутых на деревянную основу. Подобные лодки могли служить для достаточно коротких путешествий, связанных с ловом рыбы и охотой на тюленей, и подобные суденышки еще совсем недавно использовали народы, живущие у полярного круга. Когда норвежские исследователи Нансен и Свердруп были вынуждены построить лодку из кож и ветвей, им удалось сделать вполне работоспособное судно, которое было очень похоже на рисунки бронзового века. Точно не известно, когда на севере появились лодки, сделанные полностью из дерева. Деревянные лодки или долбленые каноэ, естественно, обнаруживаются по всей Европе еще с эпохи неолита, и они кое-где существовали еще в XIX в. Однако в море на такой лодке выходить бесполезно. Для мореплавания были нужны лодки из досок, и впервые они, возможно, появились в конце бронзового века.


Древнейшая более или менее полная дощатая лодка, которая дошла до нас, – это корабль железного века из Йортспринга (Альс). Она датируется примерно 200 г. до н. э. Лодку затопили в торфяном болоте вместе с огромным запасом оружия и доспехов в качестве вотивного приношения. Таким образом, корабль также был орудием войны. Длина лодки из Йортспринга составляет 58 футов в длину; возможно, на ней плавала команда числом около 20 человек. Она была построена из пяти широких и тонких дощечек; одна из них, на дне лодки, образовывала киль, и над ней с каждой стороны было еще по две доски. Килевая доска и планшир выступали за пределы корпуса как на носу, так и на корме, придавая лодке характерный профиль, который мы можем видеть на более поздних наскальных изображениях. Доски (пояса обшивки), из которых состоял корпус, сшивали вместе шнуром, а дыры заделывали смолой. Внутренний корпус состоял из ребер, сделанных из тонких ореховых ветвей, крепко присоединенных к обшивке. На некотором расстоянии друг от друга посредине корабля ставились бревенчатые распорки, что увеличивало прочность судна. Для изготовления этой столь полезной и хитроумно сработанной лодки не потребовалось ни единого железного гвоздя или какой-либо другой железной детали. Как и на лодках бронзового века, изображенных на наскальных рисунках, здесь не было никакой мачты. Лодка двигалась вперед исключительно с помощью незафиксированных весел типа байдарочных (их было около двадцати). Судном правили с помощью руля как на корме, так и на носу.



Корабль из Йортспринга. Около 200 г. до н. э.



Изображение корабля на скале. Брандскоген (Упланд, Швеция)



По сравнению с кораблями эпохи викингов корабль из Йортспринга был примитивным: он не выдержал бы путешествия через океан и бурные воды. Однако его строителям удалось достичь своих главных целей: получился легкий мореходный корабль, который мог перевозить достаточно большую команду. В окончательной обработке всего судна мы можем уже почувствовать начало того мастерства, которое, в конечном счете, приведет к созданию шедевров викингских кораблестроителей – кораблей из Туны и Гокстада.


Корабль, который больше всего говорит нам о кораблях римского периода, – это великолепное судно из Нюдама в Шлезвиге, которое датируется концом IV в. н. э. Раскопки в болоте Нюдам в 1860 г. позволили обнаружить три лодки. Одну из них оставили в торфе, другую не сумели поднять, а третья, лучше всего сохранившаяся, была извлечена археологами для восстановления и детального изучения. Теперь корабль из Нюдама находится в музее Шлосс-Готторп в Шлезвиге; он – гордость североевропейской археологии. Корабль, длина которого составляет около 22 метров, а ширина в середине – 2,7, вмешал 15 пар гребцов и рулевого. Он был построен из 11 больших дубовых досок – по пять поясов обшивки с каждой стороны над массивной килевой доской. Каждый из планширов был изготовлен из двух соединенных вместе досок.



Корабль из Нюдама не только больше, чем лодка из Йортспринга; он отличается и многими деталями конструкции. Во-первых, на нем были уключины – по пятнадцать с каждой стороны, – прикрепленные к планширам. Таким образом, весла находились в фиксированных позициях у борта корабля и не использовались, в отличие от йортспрингской лодки, наподобие байдарочных весел. Во-вторых, перекрывающие друг друга пояса обшивки, из которых состояли борта корабля, скреплены железными гвоздями. Фиксированные уключины уже встречались на более ранних кораблях, например на корабле из Хальснея (Норвегия), построенном около 200 г. н. э. Однако использование железных гвоздей было нововведением, и оно указывает на значительный прогресс. Присоединение шпангоутов к бортам лучше всего показывает высокое качество постройки судна. Они не прибиты и не прикреплены прямо к внутренней стороне обшивки и киля: их привязали с помощью шнуров к деревянным зажимам, выступающим из них.



Корабль из Нюдама, около 350–400 гг. н. э.



Уключина и руль корабля из Нюдама



Такой метод конструкции шпангоутов был значительным усовершенствованием по сравнению с более древними способами и значительно повысил мореходные качества корабля. С некоторыми изменениями он применялся и позднее кораблестроителями викингов. По-прежнему корабль шел вперед только с помощью весел; мачты предусмотрено не было. Руль около двух метров длиной также был обнаружен археологами, но пока не совсем ясно, как именно он присоединялся к кораблю. Внутреннее устройство корабля также вызывает много вопросов. Нет никаких следов палубы. Однако совершенно невозможно грести закрепленными веслами, не упираясь во что-нибудь ногами. Высказывалось предположение, что днище корабля было заполнено камнями, а затем покрыто циновкой из плетеных веток. Камни не только могли стать удобной «палубой», но и действовать как балласт, повышая устойчивость судна. Гребцы сидели на узких скамейках, установленных на шпангоутах.


Несомненно, корабль из Нюдама был военным, и он был предназначен для того, чтобы вмещать как можно больше людей. Хотя, возможно, по сравнению с более поздними кораблями викингов ему было труднее маневрировать, это, тем не менее, было прекрасное мореходное судно. Оно символизирует важную ступень в развитии кораблестроения, говоря о том, что северные мастера уже преодолели более чем половину пути между обтянутыми кожей лодками бронзового века и великолепными кораблями викингов. Нюдамский корабль можно поставить в определенный исторический контекст. Он датируется концом римского железного века, и подобные корабли могли везти германских пиратов к северным берегам Римской империи; может быть, именно они доставили в Британию первых англосаксонских поселенцев. Однако против такого предположения говорит тот факт, что гребная шлюпка такого размера могла передвигаться со скоростью не более трех узлов и, таким образом, путешествие через Северное море заняло бы многие дни, в течение которых морякам пришлось бы непрерывно грести. Более разумно считать, что такие корабли, как нюдамский, использовались в прибрежных водах Балтики, где почти нет приливов. Возможно, в то время на Севере знали и корабли с парусами, однако пока они не обнаружены.

Просмотров: 3667