Дональд Харден

Финикийцы. Основатели Карфагена

Финикийское ювелирное искусство

 

Отличить восточное ювелирное искусство от западного так сложно, что лучше рассмотреть все его образцы вместе. Столь мелкими предметами очень удобно было торговать и странствующим купцам. Хотя иногда на западе, особенно в Испании, явно проступает местное происхождение ювелирных изделий, мы зачастую не можем утверждать, был ли именно этот предмет сделан в Леванте или в каком-то другом районе Средиземноморья. Вполне вероятно, что по меньшей мере до V века до н. э. большая часть ювелирных изделий создавалась в Финикии, на Кипре либо в Египте. Поразительное сходство дизайна и техники заставляет предположить, что эти предметы производились недалеко друг от друга.


Большинство финикийских ювелирных изделий, дошедших до наших дней, – золотые: серебро редко выдерживает соленую среду прибрежных городов, а бронза главным образом использовалась для предметов повседневного обихода, таких, как фибулы (застежки) (не так часто встречающиеся на финикийских территориях, как в Греции и Италии), простые браслеты, серьги и кольца. Однако золотые ювелирные изделия встречаются часто и выполнены очень изящно. В рамках данной работы мы можем отметить лишь основные стили и проиллюстрировать их несколькими избранными образцами.


Финикийцы научились ювелирному искусству частично от микенцев и частично от египтян. Они прекрасно владели техникой гравировки и зерни, распространенной в VII веке и в Этрурии. Возможно, этруски напрямую заимствовали эту технику у финикийцев. Хотя изучение ювелирной техники может нам помочь, главным образом стиль отличает финикийцев от их современников. Мы уже знаем, что финикийский стиль в других ремеслах, например в резьбе по слоновой кости, характеризуется смесью египетских, микенских и ассирийских или других азиатских мотивов. В изделиях проявляется склонность к геометрическим, растительным рисункам и изображениям животных, а если появляются человеческие фигуры, то они становятся самой слабой частью всей композиции.


На восточных площадках встречается очень мало ювелирных изделий интересующего нас периода. Среди этих редких образцов мы можем упомянуть красивую, однако не очень изысканную серьгу с зернью из Марата в форме пиявки, вероятно изготовленную не позже VI века до н. э. Серьга и несколько других очень похожих предметов из Карфагена и Тарроса также, вероятно, имеют восточное происхождение и были созданы финикийцами в Дельте, поскольку египетский сокол занимает на них господствующее положение. По времени они совпадают с изделием из Марата.




Рис. 78. Золотой кулон и серьги. Дуимес, Карфаген. Высота (а) 0,022, (b) 0,039, (с) 0,056, (d) 0,044 м. Конец VIII-VI век до н. э.



Крохотные золотые фигурки-подвески также, возможно, изготовлены на востоке. Шесть из них с Кипра; происхождение седьмой неизвестно, но они настолько похожи, что явно принадлежат к одной группе. Они имеют две петли сзади. Майрс считает, что они изображают мать-богиню, тогда мужские фигурки, очевидно, изображают верующих. Все они исполнены в типично египетско-финикийском стиле и датируются VII или VI веком до н. э.


В кипрской золотой пластинке с изображением двух мужчин в колеснице и двух женщин в высоких головных уборах над ними очевидны финикийские черты. На Кипре также найдено много более простых серег, похожих на обнаруженные в Карфагене (рис. 78b-d).


Из западных образцов обращает на себя внимание ранний предмет с Мальты. Это маленький фрагмент кожи, покрытый золотой фольгой с вытисненным на ней очень красивым финикийским узором с двумя грозными грифонами с многократными пальметтами по бокам и крылатым диском сверху. Мы видели такой узор на других произведениях искусства, например на алебастровом рельефе из Арада, однако здесь он выполнен очень изящно и с большим вкусом. Видимо, этот артефакт был частью украшения деревянного ларца или церемониального одеяния. Его нельзя датировать позднее чем VII веком до н. э.


В захоронениях Карфагена и Тарроса на Сардинии найдено много круглых подвесок с прекрасной зернью, таких, как два кулона из Дуимеса, оба с крылатым диском, полумесяцем и диском и двумя уреями (рис. 78а). Детали разнятся, но зернь и гравировка превосходного качества. Более простые диски этого типа и маленький кулон с головой Хатор мы видим на двух ожерельях из Тарроса. На более простых дисках иногда имеется надпись, как и на известном кулоне Ядамилка (рис. 35) из Дуимеса. Более изящный кулон из Тарроса, в котором чувствуется сильное египетское влияние, выполнен в форме бюста Исиды-Астарты, сжимающей руками груди, в любопытном головном уборе с рогами (рис. 79). Все эти кулоны, за исключением, вероятно, последнего, явно западные и вполне могли быть сделаны в Карфагене.



Несомненный образец восточной работы этого раннего периода, найденный на западе, – известный браслет из Тарроса, состоящий из шести звеньев с финикийскими пальметтами или лотосами, с пластинками-амулетами на концах. Узор вытиснен и украшен зернью и гравировкой высочайшего качества. Концы соединены парой серебряных проволочек, частично утерянных в связи с коррозией. Не менее прекрасен образец, найденный в Кальяри, с центральной пластинкой, украшенной крылатым скарабеем с головой сокола.



Рис. 79. Золотая серьга с бюста Исиды-Астарты из Тарроса. Сардиния. Высота около 0,045 м. VI или V век до н. э.



Серьги очень разнообразны. Некоторые попроще имеют форму мальтийского креста, или коробочки-подвески, или желудя (рис. 78b – d). Прекрасная пара из Тарроса заканчивается стеклянными украшениями, имитирующими сферические глаза-бусины.


В ранних захоронениях Карфагена и Тарроса встречается множество серег более сложного дизайна. Пара с соколом и коробочкой, свисающей с кольца «пиявки», найдена в могиле 6 в Тарросе; в могиле 8 вместе с браслетом-пальметтой найдена серьга в форме двойной пекторали Хоруса, из которой свисает вазочка, украшенная зернью. Похожие, но более простые серьги попадаются в захоронениях Дуимеса в Карфагене. Особенно хороша серьга из Тарроса, состоящая из трех частей: стилизованной пекторали[45] Хоруса, сокола и изысканной вазочки-подвески.


Видимо, там находился магический текст, как в многочисленных полых подвесках, встречающихся на многих западных археологических площадках. Два прекрасных золотых образца имеют форму колонн: одна увенчана головой льва, а вторая – головой быка. Все имеют подвесное кольцо, и некоторые были найдены на ожерельях. Два изделия из Карфагена и Сардинии имели металлические пластинки (рис. 80) с длинными магическими рядами египетских богов и символов, сходных с египетскими фризами на стенах храмов Дендереха и Эдфу. На двух пластинках сохранились маленькие пунические надписи, и это позволяет предположить, что финикиец, создавший их в Карфагене, рабски подражал египетским прототипам. Кулоны из ценного металла датируются VII, VI или V веком до н. э.: этот стиль сохранился, хотя и в изделиях из более простых металлов и даже фаянса, до III века до н. э.


История финикийского ювелирного искусства в Испании иллюстрируется сокровищницей из Ла-Алисейды, даже если не все драгоценности финикийские. Не все ученые соглашаются с тем, что сокровище датируется VII или – самое позднее – VI веком до н. э. Все предметы из «сокровища Алисейды» высочайшего качества. Ничего подобного не обнаружено ни на одной западной территории, относящейся к сфере финикийского влияния. В «сокровищницу» входят:


1. Пояс 68,3 см длиной и 7,1 см шириной из нескольких отдельных пластин, из которых сохранились не все. Пластины выполнены в технике зерни и тиснения. Узор представляет повторяющиеся упрощенные финикийские пальметты, мужчину, борющегося со львом, и грифона с поднятой лапой и смотрящего вправо.




Рис. 80. Серебряная полоска-амулет. Таррос, Сардиния. Ширина около 0,015 м. VI или V век до н. э.



2. Пара серег, диаметром 8 см каждая, типа «пиявка», с кольцом из ажурных цветков лотоса с соколами, чередующимися цветами, похожими на пальметты. Предметы покрыты тончайшей зернью. На концах дуги проволока для протыкания мочки уха, и, кроме того, серьги имеют маленькую цепочку, чтобы накидывать на ухо для большей безопасности. Бланко отмечает, что в этой паре древний ювелир проявил необыкновенную виртуозность и художественный вкус.


3. Диадема длиной 20 см из пластин, розеток и сферических подвесок на цепочках между треугольными конечными пластинками. Здесь проявляется различное влияние, не только финикийское. Сравните с розетками и сферами с финикийскими завитками в центре конечных пластинок.


4. Пара браслетов в форме почти сомкнутого кольца диаметром 6,6 см и 2 см шириной. Центральная полоса представляет изящные ажурные спирали, оконечные пластины имеют пальметты над крупным узором из лотосов и украшены зернью.


Кроме этих великолепных изделий, стеклянных предметов, о которых мы уже упоминали, и двух металлических посудин, в сокровищнице находились три ожерелья из золотых бусин и подвесок, включая несколько ящичков-амулетов, два полумесяца и диски (и те и другие – типично финикийские), множество колец, включая прекрасное золотое кольцо-печатку неправильной формы с аметистовым скарабеем (рис. 81) с выгравированными двумя божествами, сидящими перед алтарем. Алтарь заканчивается пальметтой и крылатым диском. Скарабей и его оправа свободно поворачиваются в кольце, которое носили не на пальце, а на шнурке на шее.



Рис. 81. Рисунок на аметистовом скарабее с кольца-печатки, из «сокровищницы Алисейды». Длина 0,022 м. VII или VI век до н. э.



Хотя некоторые из этих украшений, например кольцо-печатка, чисто финикийские, другие, хотя и имеют много финикийских элементов, несут отчетливые следы иноземного влияния. Ожерелья, возможно, карфагенские, а кольцо-печатка – из Финикии, однако другие предметы, по мнению Бланко, тартессийские, то есть принадлежат культуре, к тому времени впитавшей в себя местные и восточные традиции. Именно этого и следовало ожидать, поскольку финикийское господство над внутренними районами Испании в те далекие годы не было подавляющим: поселения финикийцев были всего лишь торговыми факториями, не требовавшими подчинения, и только оказывали художественное и культурное влияние на местное население территорий, где им дозволялось жить.


В Гадесе, главной колонии в Испании, найдено очень мало ранних ювелирных изделий. Исключение составляет лишь серия, найденная в 1887 году в могиле около антропоидного саркофага. Серия состояла из двух колец (одно – с оправленным агатом-печаткой, на котором изображена женщина с кувшином и цветочной ветвью), двух серег и короткого ожерелья из бусин и розеткой-подвеской карфагенского стиля. Серия, видимо, относится к концу VI века, но, судя по дате захоронения саркофага, скорее – к V веку до н. э. Серьги в форме круглых колец, выполненных в технике филиграни и зерни с рельефной розеткой, часто встречаются в могилах Гадеса и датируются приблизительно VI веком до н. э.



В дизайне более поздних пунических ювелирных изделий проявляется такое сильное греческое влияние, что их не стоит обсуждать в рамках финикийского искусства. Однако греческие мотивы сопровождаются символом Тиннит – полумесяцем и диском или другими финикийскими эмблемами. Это доказывает, что даже если эти изделия создали греки, то работали в Карфагене или каком-либо другом пуническом центре.

Просмотров: 4425