Дональд Харден

Финикийцы. Основатели Карфагена

Металлические статуэтки и каменная скульптура

 

В метрополии найдено меньше металлических статуэток, чем статуэток более ранних типов. Рассмотрим бронзовую фигурку дамы: длинная облегающая туника, пояс с кисточками, заплетенные в три косы волосы, низкий круглый головной убор, тугое ожерелье из бусин. Фигурка напоминает нам вазы из кости и слоновой кости из Сидона и Библа. Еще одна женская фигурка из бронзы в юбке с тремя оборками до колен, возможно эгейского происхождения. У третьей фигурки, сидящей, в простом облегающем одеянии до лодыжек, – очень типичное круглое левантийское лицо; ее волосы (кажется, это не парик) спадают кольцами на плечи.




Рис. 56. Известняковая стела с изображением Баала на льве. Марат. Высота 1,7 м. Приблизительно VIII век до н. э.



Рис. 57. Алебастровый рельеф с пальметтами над крылатыми сфинксами. Арад. Высота 0,61 м. VIII – VII век до н. э.



Мужские статуэтки этого периода очень трудно отличить от их предшественниц конца 2-го тысячелетия до н. э. Одного примера, пожалуй, достаточно: фигура в короткой конической шапке держит патеру и сидит на троне со львами по бокам. Такие грубые изделия, очевидно, были массовой продукцией для поклонения богам в святилищах, и мы не будет тратить на них время.


Перейдем к каменной скульптуре, которая дает нам лучшие образцы. Рельеф на известняковой стеле (рис. 56) высотой 1,7 метра из Марата представляет египтизированный крылатый диск и финикийский диск с полумесяцем, венчающие Баала в египетском одеянии с короной и уреем. Однако он держит львенка и стоит на льве, который, в свою очередь, стоит на условно обозначенной горе. Аналогии всем этим мотивам мы легко находим в ассирийском искусстве. Этот образец явно относится к периоду упадка, как и известная стела бога-грома из Угарита самого конца бронзового века. Однако эта стела напоминает многие изделия из слоновой кости. Исходя из этого, а также из места, где она была найдена, ее можно приблизительно датировать VIII веком до н. э. Прекрасный алебастровый рельеф из Арада также напоминает во многих деталях изделия из слоновой кости и, вероятно, относится к тому же периоду (рис. 57). Узор из повторяющихся финикийских пальметт между границами гильотировки (узора из пересекающихся линий) возвышается над лежащим крылатым сфинксом в двойной короне. В нижней части панели мы видим низкий алтарь или стол. На другом фрагменте рельефа, вероятно из того же монумента, подобный рисунок из пальметт с гильотировкой, однако на этот раз увенчанный парой крылатых грифонов, точно таких же, как на фрагменте с Мальты, который мы опишем ниже. Все эти рельефы вряд ли были выполнены позже VII века до н. э.


Сидонские и западные антропоидные каменные саркофаги датируются V и IV веками до н. э. и, таким образом, являются более поздними, чем артефакты, которые мы обсуждали до сих пор. Хотя саркофаг, иллюстрирующий наши рассуждения, выполнен в виде мужской фигуры, обнаруженные экземпляры по большей части представляют женские фигуры. В некоторых прослеживается египетское влияние (головы и головные уборы), хотя очень скоро возобладал новомодный художественный стиль: лица и прически стали греческими. В восточных экземплярах тонко выполнена лишь голова, остальное тело завернуто, словно мумия, лишь с небольшим уступом, представляющим ступни. В некоторых западных экземплярах ясно видны очертания тела и одежды.


Эти саркофаги иллюстрируют наступление греческого искусства на финикийское искусство метрополии того периода. В могиле, где обнаружен египетский саркофаг Табнита, находились и более поздние саркофаги чисто греческого стиля, датируемые с конца V по конец IV века до н. э.


Самый ранний, называемый «саркофаг сатрапа», вырезан из паросского мрамора. Он имеет остроконечную крышку с акротерием (орнаментом по парапетной стенке); на одной из длинных сторон изображен сидящий мужчина со слугами, конем и колесницей, на другой – охота на пантеру. На коротких сторонах мы видим четырех беседующих вооруженных юношей и сцену пира. Самый поздний, «саркофаг Александра», выполнен из пентелийского мрамора. На одной стенке – сражение греков с персами; в гуще боя мы видим Александра в головном уборе из львиной шкуры. В стиле нет ничего финикийского, и эти саркофаги являются символами приближающегося вытеснения финикийского искусства и культуры, просуществовавших более половины тысячелетия.


И действительно, закат финикийского стиля наступил очень скоро. Попадаются монументы истинно финикийские, которые можно отнести приблизительно к тому же периоду, что и саркофаги. Самой изящной, вероятно, можно назвать мемориальную стелу Баалйатона из Умм-эль-Амада, которая хранится сейчас в Копенгагене. На стеле изображен сам Баалйатон (лицо явно представляет собой портрет) в длинной тунике и в низкой круглой шапке. В верхней части стелы находится крылатый диск с уреем. Это – лучшая из подобных стел, обнаруженных в Тире или Умм-эль-Амаде. Все они относятся приблизительно к одному и тому же периоду – вероятно, к IV веку до н. э. или чуть позднее. В портретах чувствуется греческое влияние. Другой артефакт того же периода – стела Йехавмилка (Йехимилка) из Библа. На ней мы видим бородатого мужчину в длинном одеянии и низкой круглой шапке; он протягивает патеру сидящей Хатор в рогатом головном уборе. Одежда Йехавмилка на первый взгляд кажется персидской, но все же она финикийская, так как напоминает одеяния финикийских жрецов. Подобные изображения позднее повторялись редко. Завоевания Александра уничтожили финикийское искусство в этих регионах.

Просмотров: 3670