Дональд Харден

Финикийцы. Основатели Карфагена

Металлообработка

 

Железо начало постоянно использоваться в Леванте около 1200 года до н. э., как раз когда финикийцы обрели независимость. Как свидетельствует Библия, в царствование Саула у филистимлян железо было, а у израильтян – нет, и мы с уверенностью можем утверждать, что если железом обладали филистимляне, то оно было и у финикийцев. Однако прославило финикийцев их мастерство в работе с медью, бронзой и драгоценными металлами. В древности медь в слитках поступала в Финикию с Кипра, где она добывалась в большом количестве, и из Азии. Серебро и золото привозили из Эфиопии и, вероятно, из Малой Азии. Однако потребность во всех этих металлах, а также в олове для производства бронзы была очень велика, и, когда стало известно о месторождениях далеко на западе, а также на востоке Красного моря, финикийских моряков поощряли искать их. Месторождения меди в Вади-Араба между Мертвым морем и Аккабским заливом время от времени разрабатывались, начиная с периода Халколита. Недавние раскопки Ротенберга у «Соломоновых столбов» в долине Тимна, в 20 – 30 километрах к северу от Эйлата, обнажили египетские храмы Сети I (1318-1304 гг. до н. э.) и Рамсеса III (1198-1166 гг. до н. э.) один над другим. Под храмами найдены халколитические сооружения, а над ними – византийское литейное производство. Ранее Ротенберг частично раскопал многочисленные медные шахты и плавильни в районе Тимны и в 1962 году уверенно датировал их царствованием Соломона. После обнаружения египетских храмов он теперь также твердо уверен в том, что инвентарь, относящийся к добыче и обработке меди, принадлежал египтянам, и, следовательно, нет больше никаких доказательств существования медеплавильного производства в этом регионе, как в царствование Соломона, так и в течение нескольких последующих столетий[27].


Пожалуй, нет никаких следов металлургического производства на финикийских площадках, однако это явная случайность, ибо на надгробных стелах упоминаются плавильщики меди и железа и изображены молоты, клещи и другие инструменты (рис. 25j), а во многих древних текстах говорится о мастерстве этих ремесленников. Кроме упоминания Гомером о серебряных чашах сидонской работы, мы можем вспомнить тирского ремесленника Хирама, которого Соломон призвал для создания металлических деталей своего храма: «Его отец был... мастером по меди: и он был полон мудрости, и понимания, и ловкости для создания всех своих медных произведений». Этот человек создал сосуды для омовения, кастрюли, лопатки, а также две бронзовые колонны, установленные в портике храма. Обе колонны имели бронзовые капители в пять кубитов высотой «в форме лилии» (то есть в египетском стиле) с 200 гранатами, гроздьями обвивающими колонну, и венками: «В долине Иордана отлил их царь в толще земли между Суккотом и Заретаном».


Металлические предметы сохранились до наших дней. Вазы VII века, встречающиеся на Кипре и в Этрурии (рис. 53 – 55), как и вазы из Нимруда и Греции, потрясают тонкостью металлообработки и высоким уровнем изобразительного искусства. Некоторые из металлических статуэток божеств и поклоняющихся богам прекрасно отлиты в твердых формах, хотя большинство фигурок относится к более дешевому типу, массовой продукции для различных святилищ. Среди металлических сосудов попадаются емкости характерной формы, чисто финикийской. Это овальный кушин, сужающийся к круглому или трилистному горлышку, с длинной ручкой от края горла до расширяющейся части, заканчивающейся пальметтой. Эта изящная форма типична и для керамики VIII – VI веков на многих финикийских площадках, такую же форму имеет стеклянный кувшин из «сокровища Алисейды» и алебастровые изделия. Металлические образцы часто попадаются в Испании (обычно бронзовые) и Этрурии (как правило, серебряные). Некоторые ученые указывают на кипрские прототипы, тогда как в метрополии такие образцы неизвестны. В Карфагене, как и в других местах, найдено много керамики, но пока не обнаружен ни один металлический сосуд именно этого типа, хотя бронзовый яйцевидный кувшин с горлышком в форме трилистника, найденный Делаттром в Дуимесе, попадает в этот ряд. В том же некрополе найден похожий кувшин из слоновой кости.


Финикийцы также создавали прекрасные металлические ювелирные изделия, в основном из золота и серебра. Они владели мастерством чеканки и зерни, но чрезвычайно редко использовали филигрань, так любимую греками. Самые разнообразные ожерелья, браслеты, серьги и подвески (рис. 35, 78, 79) обнаружены не только в Финикии и на Кипре, но также в Карфагене и на Сардинии, а некоторые изделия попали и в Этрурию. Что касается Испании, то большая часть найденных там золотых ювелирных изделий (рис. 81), ранее считавшихся финикийскими, теперь приписывается местным ремесленникам, вероятно испытывавшим влияние финикийского искусства.


Неизвестно, какая часть всех этих прекрасных украшений создана на западе, вероятно, не так уж и много, поскольку западные ремесленники производили в основном утилитарные предметы: оружие, доспехи, инструменты, утварь для повседневного пользования. Лишь один предмет – медное лезвие – повсеместно встречается на западе и безусловно создан в пунических мастерских.

Просмотров: 1667