Дональд Харден

Финикийцы. Основатели Карфагена

Глава 11. Ремесленное производство

 

И Библия и археология свидетельствуют, что ханаанеи, как и все семиты, были в основном земледельцами и скотоводами. Это подтверждают угаритские религиозные тексты, в которых явно подчеркивается сезонный цикл. Однако, поселившись на морском побережье, ханаанеи естественно занялись рыболовством, а близость ливанских лесов с их прекрасной корабельной древесиной дала толчок развитию торговых связей между Библом и Египтом. Узость прибрежной полосы, пригодной для возделывания, привела к необходимости пополнения собственных ресурсов за счет импорта домашнего скота и зерна из Египта и, возможно, Месопотамии. Даже в Палестине, где пахотной земли было гораздо больше, подобный импорт, как мы узнаем из патриархальных историй, был необходим.


Финикийцы, энергичные и явно склонные к стяжательству, вскоре научились развивать ремесла, базирующиеся вначале на собственном сырье и на продуктах прибрежных вод, а позже и на привозном сырье. Они стали искусными строителями (каменщиками и столярами), чем не преминула воспользоваться древнееврейская монархия. Финикийцы прославились обработкой тканей на основе продуктов собственного животноводства и земледелия, а также из хлопка и льна, импортируемых из Египта, и шерсти из горных районов Месопотамии. Эти ткани финикийцы окрашивали своим прославленным пурпуром, добываемым из моллюсков. Импортируемое сырье включало слоновую кость, металлы и полудрагоценные камни для ювелирных изделий, безделушек и произведений искусства, которыми они повсюду торговали.


Экономику, основанную на промышленности и торговле, финикийцы экспортировали за моря и развивали в западных поселениях. Однако, насколько мы можем судить, только в Северной Африке такая практика была успешной, правда, следует признать, что нам пока мало известно об экономике остальных западных поселений.


Внутренние районы Туниса близ Карфагена, располагавшие богатейшими сельскохозяйственными землями в Средиземноморье, в свое время стали одной из главнейших житниц Римской империи. Это и неудивительно, ибо в период господства здесь Карфагена сельскохозяйственное и животноводческое искусство с вековыми традициями продолжало развиваться и процветать. Мастерство карфагенян было настолько высоко, что появились такие эксперты, как Магон, чей трактат по животноводству и земледелию использовался римлянами и цитировался в переводах римских писателей, например Варуха и Колумеллы.


Ремесла в Карфагене развивались очень быстро. Кораблестроение позволяло Карфагену легко контролировать свою империю и способствовать процветанию торговли. Непременными условиями развития такого большого города было строительство из дерева и камня, более мелкие производства: гончарное, металлообрабатывающее и, безусловно, текстильное, хотя о последнем мы наименее информированы.



Даже Пунические войны, похоже, не сильно повлияли на состояние промышленности. Древние историки не раз отмечали, что карфагеняне были миролюбивым народом и с удовольствием посвящали себя промышленности и торговле. Хотя, когда на них нападали, они проявляли себя отличными воинами и умело пользовались порабощенными народами, союзниками и наемниками, воевавшими на их стороне.

Просмотров: 1777