Дональд Харден

Финикийцы. Основатели Карфагена

Глава 10. Города

 

Все финикийские города, независимо от их размеров, были обнесены крепостными стенами. На бронзовых воротах Балавата, установленных Салманасаром III (859 – 824 гг. до н. э.), изображены данники, пересекающие пролив между Тиром и материком и подносящие дары царю. На каменистом острове мы видим крепостную стену Тира с башнями и зубцами. Есть и более позднее изображение стен Тира в сцене бегства Лули на ниневийских рельефах Синаххериба (705 – 681 гг. до н. э.), на которых Лули с семейством садится на корабль у бокового прохода в городской стене. Художник как будто объединил дома с одноэтажной городской стеной, которая на этом уровне имеет зубцы, а выглядывающие сверху дома имеют двойные двери с пилястрами по бокам. Еще одна картина почти наверняка финикийского города предстает на одном из рельефов Синаххериба из той же серии. Мы видим отдельные дома различной архитектуры, как правило двухэтажные, причем верхний этаж уже нижнего (рис. 37). В верхней части изображения видна городская стена или стена святилища. Барнетт считает, что здесь изображен один из финикийских городов, захваченных Синаххерибом в его третьей кампании, и он справедливо отмечает на верхних этажах маленькие квадратные оконные проемы с балюстрадами, поддерживаемыми миниатюрными колоннами в форме пальм, что является типичным финикийским «верхним окном». Такие окна часто упоминаются в Библии, например, когда мать Сисары (Sisera) ищет Сисару или когда Иезавель смотрит на Иеху (Ииуя). Их же мы видим на пластинках из слоновой кости «женщина в окне» из Калаха (Нимруда) и Арслан-Таша, изображающих ритуал поклонения Астарте (женщина – жрица-проститутка). Другие типы многоэтажных домов видны на фрагментах модели башни из Карфагена. В основном дома имеют три этажа, хотя, возможно, их было и больше. Кто сможет определить, представляет ли эта модель маяк или сторожевую башню? Стены Сидона с башнями и зубцами, имеющие, как кажется, высоту всего в один этаж, встречаются на сидонских монетах начала IV века до н. э.



Рис. 37. Рельеф из дворца Синаххериба (705 – 681 гг. до н. э.) в Ниневии. Осада финикийского города



Как правило, финикийские города были небольшими, и постройки, имеющие больше одного этажа, располагались очень тесно. Страбон сообщает о многоэтажных домах Тира и Арада, причем дома Тира были выше, чем даже в самом Риме. Аппиан упоминает дома, имевшие более шести этажей, на узких улицах между форумом и Бирсой в Карфагене. Западные города были преимущественно двухэтажными, как мы видим из наиболее интересного надгробного изображения IV века, обнаруженного в Джебель-Млецца на мысе Кейп-Бон. Кроме святилищ или могил изображен город с зубчатыми стенами и семнадцатью двухэтажными домами различных размеров (рис. 31b). Несмотря на примитивность рисунка в сравнении с тонкой резьбой художника из Синаххериба, наблюдается удивительное сходство в архитектуре, и мы вправе признать этот стиль обычным для финикийского городского дома.


Раскопки пока не выявили дополнительных исторических свидетельств. Дом, раскопанный Уайтекером в Мотии, был хорошо спланирован и добротно построен. Видны мастерские и кладовые, однако мозаики из гравия в греческом стиле и явно греческой работы указывают скорее на греческий, а не финикийский тип дома. Однако в мозаиках, изображающих борющихся животных, ощущается восточное влияние, и похоже, что дом принадлежал финикийцу.



На полуострове Кейп-Бон в Дар-Ессафи (Керкуане), маленьком городе III – II веков до н. э., обнаружены дома, жители которых явно были рыбаками или красильщиками. В одном доме сохранилась маленькая ванная комната с ванной, имевшей сиденье. На площадке также хорошо сохранилась ванна с тщательно спланированной дренажной системой. Комнаты были вымощены розовым цементом с вкраплением мелких мраморных кубиков, что часто встречается в жилищах многих средиземноморских городов того периода. Такие полы были предшественниками более поздних мозаичных полов эллинистического периода и бытовали еще довольно долго. Наружные стены домов были сплошными, а окна выходили в маленький внутренний дворик. Подобная архитектура хорошо сочеталась с жизнью тунисской провинции и пережила пунический период.


Несколько поздних пунических домов были недавно раскопаны в самом Карфагене, в частности на южном склоне Бирсы на хорошо осушаемых улицах тремя-четырьмя метрами ниже римских уровней. Дома с прямоугольными комнатами спланированы достаточно просто, без всяких архитектурных излишеств. Стены, до сих пор поднимающиеся на метр и более, сложены из кирпича или глины и покоятся на каменном фундаменте, покрытом смолой, дабы противостоять атмосферным воздействиям. Местами стены укреплены ортостатами (большими каменными блоками, составляющими фриз в нижней части стены). Стены часто покрывались штукатуркой, что характерно для пунических сооружений.


Финикийское водоснабжение почти полностью базировалось на резервуарах, хотя в Карфагене нам известен по меньшей мере один главный источник – Фонтан тысячи амфор. На ханаанском востоке в начале раннего железного века родилась новая система резервуаров, облицованных водонепроницаемой известковой штукатуркой, что, наконец, позволило поселенцам долго и надежно сохранять дождевую воду и не выискивать удобные площадки около источников и рек. Несомненно, этот обычай колонисты прихватили с собой на запад. Позднее, похоже, они заимствовали у греков еще лучший материал, настоящий цемент, и с позднего периода пунического Карфагена сохранилось много подобных резервуаров.

Просмотров: 1657