Дональд Харден

Финикийцы. Основатели Карфагена

Храмы и святилища

 

Скудные остатки финикийских храмов, дошедшие до нас, дают слишком мало информации. Кое-какую помощь в изучении архитектуры предлагают модели храмов и известняковые стелы финикийских святилищ (рис. 24). Кое о чем, во всяком случае о более позднем облике, можно судить по фасадам и планам и по изображениям на обратной стороне римских монет.


Известные храмы Библа и Угарита относятся в основном к середине бронзового века, что слишком рано для нашей дискуссии, однако ценные свидетельства ханаанских храмов XIII столетия до н. э., т. е. позднего бронзового века, очень похожие на финикийские храмы железного века, обнаружены в Бет-Шане, Алалахе и Хацоре. В Бет-Шане также есть несколько образцов железного века. «Финикийское» святилище того же типа, которое активно использовалось в V и IV столетиях до н. э., обнаружено недавно в Телль-Машмиш в Шаронской долине. В крупной каменной кладке стен этих зданий, как и в их общем плане, прослеживается финикийское влияние.




Рис. 19. Реконструкция храма Соломона (план, сечения и вертикальная проекция)



Полное описание в Библии иерусалимского храма Соломона, созданного финикийскими строителями, дает некоторое представление об облике значительного финикийского храма. Храм Соломона (рис. 19) включал святая святых, зал и портик, а также боковые залы в трех этажах. Две бронзовые колонны стояли свободно (как считают некоторые) или составляли часть архитектурного фасада, как предположил Джон Майрс. Храм, обнаруженный в районе «Н» в Хацоре, имеет такую же тройственную форму с более узким портиком и тремя крыльями. С каждой стороны входа в главный зал сохранились круглые базальтовые основания колонн. Эти руины можно сравнить с хуже сохранившимся храмом подобного плана, найденным Вулли в Алалахе в слоях XIII века, и с храмом IX века в Телль-Тайянате в Сирии, имеющим ту же основную структуру, только без боковых залов. Без сомнения, подобные здания существовали в большинстве, если не во всех финикийских городах. Обычно они были окружены открытым двором и имели с фасада две колонны. Геродот упоминает о двух колоннах храма Мелькарта в Тире, «одной из золота и одной из изумрудов».


Существовали и другие, гораздо меньшие святилища, окруженные оградами. Святилище в Марате конца VI или V века до н. э. состояло из маленького сооружения с египетским карнизом на высоком подиуме около пяти квадратных метров, находившегося на островке посреди священного озера. Весь участок земли, на котором стоял храм, занимал около пятидесяти квадратных метров (рис. 20). Подобные святилища были и на Кипре, например в Пафосе, а в Идалии найдена терракотовая модель храма с двумя колоннами, увенчанными лотосами, и жрицами в окне. На поздних монетах, как кипрских, так и финикийских, изображены изысканные святилища с колоннами по фасадам и культовыми статуями. На монете из Библа III столетия н. э. мы видим ступеньки, ведущие к святилищу с высоким коническим бетилем (священным камнем) в центре и храмом с остроконечной крышей и культовой статуей (?). Можно предположить, что храм находился внутри ограды, хотя художнику легче было изобразить храм и святилище рядом. Кипрские монеты и золотая пластинка показывают, что святилище в Пафосе было несколько другим. По обе стороны главного храма стояли два поменьше, и во всех трех находились конические бетили или другие культовые предметы; на боковых крышах мы видим голубей или розетки, а главная крыша увенчана полумесяцем и диском. На западных площадках найдено много стел в форме маленького квадратного или прямоугольного храма с культовой статуей или бетилем внутри и часто с египетскими архитектурными деталями, например змеей на короне фараона – уреем (рис. 24). Однако эти архитектурные детали принадлежат западным храмам более позднего времени, в большинстве своем после падения Карфагена. Один из самых ранних – маленький портик с двумя колоннами, обнаруженный на территории Карфагена, – как полагают, относится к первой половине II века до н. э.



Рис. 20. Финикийская усыпальница. Марат. VI или V век до н. э.



Возвышенности, так часто упоминаемые в Ветхом Завете как ханаанские святилища, отличались от храмов, поскольку находились на открытых площадках с центральными алтарями или бетилями. Такие высокие места, которыми пользовались довольно долго, вероятно, характерны и для Финикии, и мы не должны удивляться тому, что сохранилось мало руин. Даже в I веке н. э. Веспасиан, отправившийся посоветоваться с оракулом на горе Кармел, не нашел ни статуи, ни храма, а только алтарь на открытом воздухе. Многие из святилищ, подобных святилищу на горе Кармел, располагались на холмах, особенно если посвящались божествам, связанным с погодными и природными явлениями. Таким примером на западе служит святилище Баал-Хаммона на Джебель-бу-Корнейн. Сменившее его римское святилище Сатурна Балкарненсиса (Balcaranensis) оставалось открытой площадкой без каких-либо больших зданий. Правда, на западе, в противоположность востоку, такие святилища часто стояли на низменностях побережья около гаваней. Причина ясна: у колонистов было мало земельных владений и для своих поселений и ведения торговли они довольствовались небольшими участками.


Подобные ханаанские и финикийские святилища обычно имели много стел, как святилище XIII века, обнаруженное недавно в Хацоре, и более ранний храм, середины бронзового века, в Библе. На западе также есть подобные примеры, например неопунический храм Сатурна в Айн-Тунге, а в Карфагене – в Дермехе и между Бирсой и морем – найдены тысячи стел, либо на своих местах, либо сваленные в груды. Некоторые были воздвигнуты просто так, другие отмечали места захоронений каких-либо предметов или горшков с кремированными детьми или животными.


Итак, мы подходим к последнему типу святилищ, жертвенному участку, или «тофету», упомянутому в Библии, который находился в долине детей Гиннома за Иерусалимом.


Множество артефактов обнаружено в Норе, Сульхе и на Сардинии, в Мотии, а также на нескольких площадках Северной Африки, например в Хадрумете (Сусе), где Синтас раскопал несколько слоев, датируемых от VI века до н. э. до римских времен. Однако самым важным из всех является святилище Тиннит в Саламбо, в Карфагене. Здесь впервые обнаружено достаточно доказательств древних историй о приношении детей в жертву Молоху финикийцами и ханаанеями и осквернении Иосией иерусалимского тофета, в период разрушения им идолопоклонничества в Иудее. Иерусалимский тофет был действительно тем местом, где человек «мог провести своего сына или дочь сквозь огонь Молоха». Теперь очевидно, что отвращение других народов к финикийцам из-за подобного ритуала было основано на действительных фактах.




Рис. 21. Окрестности святилища Тиннит (Саламбо, Карфаген) с раскопками до 1925 года



На этом очень большом участке (до сих пор не полностью раскопанном) найдены тысячи урн с кремированными останками маленьких детей до двенадцати лет, но большинству детей – меньше двух. Попадаются также птицы и маленькие животные, замены человеческих жертв. Этот участок (рис. 51), находящийся всего метрах в пятидесяти западнее прямоугольного порта, использовался в течение всего существования пунического города и занимает три – а некоторые полагают – четыре слоя (рис. 23). Самый нижний слой, лежащий прямо на скальном основании и ниже уровня воды, относится к VIII и началу VII века. Найденные там урны раннего типа с костями кремированных детей, в основном красные с черным линейным рисунком, лежали на скале под маленькой пирамидкой из камней каждая. Иногда рядом находили статуэтки (рис. 22). Следующий уровень, отделенный от первого слоем вязкой желтой глины, совсем другой и, судя по изменению керамики, относится к VII веку. Урн в нем в четыре-пять раз больше, они проще и грубее и лежали под крупнозернистым известняком в форме тронов, или (позже) маленьких домиков, или просто прямоугольных надгробий (рис. 24). Иногда несколько урн лежат под одной стелой. Обычно на стелах нет надписей, хотя иногда встречаются посвящения. Например, в одну стелу из крупнозернистого известняка вставлена плита из мелкозернистого известняка, на которой перечислено не менее семнадцати поколений жрецов Тиннит. Чаще на стелах грубо вырезаны изображения бетилей или знака Тиннит (рис. 24b, c, f). В какой-то момент истории этого слоя стелы стали делать из твердого мелкозернистого известняка в форме обелисков, грубо обработанных с трех сторон и отшлифованных с четвертой стороны, на которой часто выполнялись надписи, символы или другие украшения (рис. 25, 28, 67). Судя по керамике, эти изменения начались примерно в конце V века, и по ним некоторые археологи отличают слои друг от друга, признавая всего четыре. Однако захоронения под стелами из крупнозернистого известняка, хотя лежат обычно чуть выше, попадаются и среди более ранних захоронений, и реальных изменений в погребальном уровне не наблюдается.



Рис. 22. Керамический поильник для младенца в форме коровы из нижнего слоя святилища Тиннит, Карфаген. Ширина 0,15 м. VIII или начало VII века до н. э. (штриховка означает красную краску)



Ближе к вершине уровня II местами встречается слой горелого мусора, пепла и т. д., однако этот слой не постоянный и не одинаковой толщины, а потому не образует четкой границы между этим уровнем и следующим. Возможно, это остатки погребальных костров в местах святилища, временно не используемых для захоронений. Слой III, вероятно, начинается незадолго до 300 года и представляет последние 150 лет пунического города. В этом слое находились меньшие урны и несколько стел, однако он был сильно поврежден более поздней деятельностью на площадке (рис. 23), включая римские подвалы припортовых лавок. Поскольку в мусоре встречается множество разбитых стел, можно предположить, что многие другие были украдены и употреблены в качестве строительного материала. Этот участок использовался до самого падения Карфагена.



Рис. 23. Расположение урн с прахом в земле, вертикальный срез, святилище Тиннит (схема слоев в святилище Тиннит, Карфаген)



Расположение этого участка так близко к портам имеет очень важное значение. Синтас, проводивший его частичные раскопки, нашел в нетронутой земле под погребальными урнами самого нижнего слоя маленькое сооружение, которое счел самым ранним центральным храмом этого культа (рис. 26) – храмом моряков из числа первых колонистов. Правда, надо отметить, что найденные им предметы, явно связанные с этим храмом (рис. 27), относятся не к X веку, как он первоначально предположил, а, самое раннее, к концу IX и, главным образом, ко второй половине VIII века, что и должно быть датой этого хранилища[21].




Рис. 24а – f. Шесть стел из крупнозернистого известняка. Святилище Тиннит, Карфаген. С VII по IV век до н. э. Разные масштабы



Рис. 25. Двадцать стел из твердого, мелкозернистого известняка. Карфаген. С IV по II век до н. э. Разные масштабы



Пока не обнаружено аналогов долгой пунической жизни этого святилища. Даже святилище в Сусе, как мы видели, появилось позже, а другие североафриканские святилища, такие, как в Бир-бу-Книссии, Сьягу, Константине и других местах, в основном появились во время Пунических войн, хотя часто использовались (как в Сусе) и в неопунический период.

Просмотров: 2848