Д. Ч. Садаев

История древней Ассирии

Завоевательная политика Ашшурбанапала

 

Ашшурбанапал (букв. «Ашшур сотворил сына») был достойным продолжателем дела отца, выдающимся государственным деятелем и полководцем. Ашшурбанапал возвращается к политике Синаххериба и, подобно своему деду, предпочитает опираться па войско. Шамашшумукин, наоборот, стремится продолжать политику своего отца и как наместник Вавилона в своей деятельности рассчитывает на поддержку жречества и знати Вавилона.

Ашшурбанапал в период своего правления еще более укрепил престиж коренных ассирийских земель.

Внешнее благополучие, прочное экономическое положение, богатая жизнь — ничто не говорило о том, что ассирийскую державу отделяло от гибели всего 50-60 лет.

Однако дела в ассирийских провинциях шли далеко не гладко. Покоренные народы были недовольны, они искали повода и удобного случая, чтобы добиться своей независимости. Всякая смена царей в Ассирии, как правило, сопровождалась восстаниями в покоренных странах, народы объединялись, чтобы совместными усилиями избавиться от ассирийского ига.

Ашшурбанапал еще при жизни отца продолжал походы в Египет и завершил его покорение, но после ухода ассирийского войска из Египта и смерти Асархаддона Египет вновь отдалился от Ассирии. В 667 г. до н.э. восстание поднял и возглавил ставленник Ассирии Нехо, который сумел наладить дружественные отношения с фараоном Тахаркой. Однако ассирийские наместники перехватили гонцов Нехо и Тахарки, а Нехо заковали в кандалы и отправили в Ниневию. Города, ставшие на сторону мятежников, были жестоко наказаны.

Будучи дальновидным государственным деятелем и дипломатом, Ашшурбанапал понимал, что без преданных ему людей из покоренных стран будет трудно удержать Египет под своей властью. Некоторым египетским правителям, участникам заговора, Ашшурбанапал счел необходимым сохранить жизнь. Он решил превратить их в верную опору Ниневии в случае новых восстаний и помиловал, в частности, Нехо и его сына — Псамметиха. Особенно хорошо он отнесся к Нехо, номарху городов Саиса и Мемфиса, [138] как вдумчивому, умному и честолюбивому правителю. В своей летописи он повествует: «В одежду цветную я облачил его (Нехо), и цель золотую, отличие его царственности, я наложил на него; золотыми кольцами я унизал его пальцы, железный поясной кинжал в золотой оправе, написав на нем мое имя, я отдал ему; колесницы, коней, мулов для езды его величества я подарил ему; наместников моих (и) начальников областей для союза с ними я послал туда, куда отец, мой создатель, в Сомо (Соме) на царство назначил его, на его место я вернул его, а Набушезибанни (Псамметихо), его сына, в Хатхариба (Атрибис) я назначил».

В действительности наместники были направлены не только для союза, а главным образом для контроля за деятельностью помилованных правителей. Этот дипломатический эксперимент в отношении Нехо отлично себя оправдал. Он остался преданным Ассирии и ее верным ставленником в Египте.

Итак, великодушный жест, за которым скрывался тонкий расчет, сыграл положительную роль. Большая часть помилованных царей отказывалась участвовать в новых восстаниях против Ассирии. Более того, Нехо боролся против Эфиопии.

После смерти Тахарки его преемник Танутамон проявил большую энергию и настойчивость. Он укрепил Фивы, напал на Мемфис и после непродолжительной осады взял город, оттеснив ассирийский гарнизон. Известие о новом восстании было отправлено с гонцом в Ниневию. Ашшурбанапал в короткое время собрал большое войско и в 661 г. до н.э. возглавил поход против царя. Когда на границе появились ассирийские войска, в стане противников началась паника. Фивы были захвачены. Танутамон бежал. Мятежников жестоко наказали.

Древней столицей Египта со времени Среднего царства был г. Фивы. Здесь сосредоточились огромные богатства, национальные сокровища искусства. Варварское разрушение ассирийцами «Стовратых Фив», как их называли греки, крупнейшего культурного и политического центра Египта, живо напоминает современникам трагическую судьбу Вавилона. Вот как сообщал об этом Ашшурбанапал: «Город этот (Фивы) целиком с помощью Ашшура и Иштар захватили мои руки... Тяжелую добычу, без счета, награбил я... два высоких обелиска, литые из светлого электра, вес которых 2500 талантов, я забрал в страну Ашшур».

Египет на время успокоился.

Зато неспокойно стало в приморских городах. В Финикии попытался восстать царь Тира. Ассирийцы блокировали город. Тир лишился пресной воды, защитники города пили только морскую. Блокада оказалась слишком тяжелой для населения. Убедившись в том, что дальнейшее сопротивление бессмысленно, царь Тира Баал направил своего сына к Ашшурбанапалу просить пощады. Вместе с сыном он послал для гарема ассирийского царя свою дочь и дочерей своих братьев с богатым приданым. Ашшурбанапал поступил и в этом случае благоразумно. Он не взял [139] царского сына в заложники, а вернул его обратно отцу. Таким образом Баал отделался данью.

Восстановив таким образом порядок в Финикии, ассирийские войска напали на Киликию, где также начались волнения. После непродолжительной битвы царь этой страны сдался и в знак своей покорности отправил дочь с богатыми дарами в гарем ниневийского владыки.

В 664 г. до н.э. в Ниневию к Ашшурбанапалу явился знатный чужеземец, посол неизвестного доселе лидийского царя Гига (Гуггу). По его словам, лидийский царь объявлял себя подданным Ассирии. Одержав победу над киммерийцами, Гиг приказал заковать в кандалы и отправить с большими дарами в Ниневию двух их главных вождей.

Однако зависимость от Ассирии не устраивала лидийского царя. Он не стал больше посылать дань Ассирии и, более того, нашел себе нового союзника в лице Псамметиха I, которому послал в помощь свое войско. Такой союз был крайне необходим египетскому царю, так как Псамметих I поставил перед собой задачу восстановить самостоятельность Египта, его национальное единство.

Когда весть о вероломстве Гига дошла до Ашшурбанапала, то он страшно разгневался и, как гласит летопись, сказал: «Перед врагами труп его пусть будет брошен, и пусть будут унесены кости его». Далее он говорит, что Гуггу (Гиг) погиб, а слуги его были уведены в плен. Летопись, правда, не сообщает, при каких обстоятельствах это произошло и кем был убит Гуггу. Очевидно, лидийский царь погиб в 652 г. в борьбе с варварами, которые напали на Лидию после того, как она порвала свои отношения с Ассирией. Это предположение подтверждается тем, что сын и преемник Гига, Ардис, немедленно после гибели отца признал владычество Ассирии.

Ардис писал Ашшурбанапалу: «Царь, которого знает бог, — ты! Отца моего ты проклял, и с ним случилось зло. Меня, раба, чтящего тебя, благословил, и да буду я влачить твое ярмо». Покаяние Ардиса Ашшурбанапал принял, но большой помощи ему не смог оказать из-за трудностей, с которыми встретился сам.

Просмотров: 6572