Д. Ч. Садаев

История древней Ассирии

Военные походы Асархаддона

 

Асархаддон, любимый сын Синаххериба, был, подобно своему отцу, воинственным царем, но продолжать его политику не решился. В противоположность отцу он изменил свое отношение к Вавилону, не одобряя действий Синаххериба, предавшего разрушению «священный город». Новый царь был ловким политиком и дипломатом. Чтобы расположить к себе жречество и торговцев, он решил следовать политике своего деда — Саргона II. Асархаддон задумал восстановить Вавилон, поднять его из руин и пепла. Восстанавливается канал Арахту. Излишние воды отводятся через канал, территория осушается и очищается от развалин и мусора. Начинаются грандиозные работы по строительству, каких еще не знал древний мир. Десятки тысяч рабов-военнопленных восстанавливают дворцы, храмы, жилища. Знаменитые зодчие Вавилона и Ассирии трудятся над тем, чтобы вернуть Вавилону былую красоту и величие. Росли великолепные архитектурные ансамбли: величественные храмы, знаменитые башни — все, чем ранее славился Вавилон. Возвращались в новый город жители.

Для большого торгово-финансового и культурно-политического центра, которым был тогда Вавилон, была характерна многолюдность и этническая пестрота населения, столкновение и смешение обычаев, нравов и морально-этических представлений множества непохожих друг на друга племен и народов.

Зиккурат Вавилона — семиярусная башня 90-метровой высоты, выстроенная еще в III тысячелетии до н.э. и возобновленная в VI в., — был посвящен главному вавилонскому богу — Мардуку. По мнению многих ученых, этот зиккурат явился прообразом описанной в Библии «вавилонской башни», построенной ассирийским зодчим Арадаххешу по приказу царя Асархаддона. Согласно легенде, возгордившиеся люди будто бы намеревались выстроить башню до самого неба, но бог, решивший не допустить этого, смешал их языки, что вынудило строителей отступить. В этой легенде правда и вымысел переплетаются самым причудливым образом: вавилонский зиккурат, конечно, не претендовал на то, чтобы достигнуть неба, однако иудеи, ненавидевшие покорителей-вавилонян, охотно приписали им горделивые замыслы, окончившиеся, [132] как и следовало ожидать, провалом. При самом известном царе нововавилонской династии — Навуходоносоре II (605—562 гг. до н.э.), прославившемся своим полководческим даром, деспотизмом и государственным талантом, в Вавилоне были выстроены на террасах, поддерживаемых кирпичными арками, знаменитые висячие «сады Семирамиды», которые древние греки считали одним из семи чудес света.

Замечательные памятники Вавилона были раскопаны археологами, и мы получили наглядное представление о грандиозных сооружениях одного из крупнейших центров древнего мира.

В 1976 г. правительство Ирака решило реставрировать развалины древнего Вавилона и создать здесь своеобразный музей под открытым небом. Реставрационные работы начнутся после завершения раскопок и займут 10 лет. Будут восстановлены ворота Иштар, главная улица города-государства и вавилонская башня.

Восстанавливая Вавилон, Асархаддон с большим тактом избегал всего, что могло хотя бы в какой-то мере бросить тень на память его отца. Разрушение Вавилона он дипломатично приписывал гневу бога Мардука, который будто бы погубил город за прегрешения его жителей. По воле великого Мардука, сообщает ассирийский царь в одной из своих надписей, город был срыт до основания, сравнен с землей, залит водою канала Арахту и превращен в непроходимое болото. Таким образом, получается, что Синаххериб был лишь орудием в руках могучих богов и выполнял их высочайшую волю. Этим дипломатическим документом Асархаддон преследует две цели: во-первых, оправдывает действия своего отца, а во-вторых, как бы предупреждает вавилонян о необходимости выполнять волю Асархаддона, чтобы снова не навлечь на себя страшный гнев бога Мардука.

В начале царствования Асархаддон вынудил к бегству главу вавилонских мятежников Набу-зер-китти-лишира, сына уже известного нам Мардука-апла-иддина. Этот враждебный деятель впоследствии был убит будто бы за то, что «нарушил клятву богам». А брата его, Наидмардука, Асархаддон привлек на свою сторону и сделал наместником в Приморской стране. Сам же Асархаддон взял в жены уроженку Вавилона. Этим он еще раз хотел подчеркнуть свою любовь и привязанность к столице, которую, можно сказать, воскресил из мертвых, и в которой жил чаще всего.

Но Асархаддон был не только энергичным политиком, но и воинственным полководцем. При нем еще больше возросло политическое и военное могущество ассирийского государства. Царь ставит своей главной целью завершение ассирийских завоеваний покорением Египта, чтобы сделать Ассирию главенствующей державой и единственной владычицей над всем цивилизованным древним миром. В результате похода Асархаддона в Аравию вновь сильно увеличилось число наемных воинов в ассирийском войске.

Асархаддон пытался закрепить свое положение на восточных границах Египта. Отношения с племенами Аравии были у него [133] весьма напряженными. Поэтому туда и поспешил царь со своими войсками. Сохранилось замечательное описание похода Асархаддона в Аравийскую пустыню, лежащую между владениями Ассирии и Египта.

Дорога проходила по раскаленным, безводным пескам, где водились многочисленные змеи и скорпионы, а затем через горы. Асархаддон утверждал, что «ни один царь до него не ходил в этот край» Во время этого похода было убито восемь аравийских шейхов. Их сокровища и изображения богов ассирийцы увезли с собой. Один из оставшихся в живых шейхов, Лаилиэ, сперва бежал, а потом шел следом за Асархаддоном до Ниневии, чтобы просить царя вернуть увезенные статуи богов. Асархаддон принял его, вернул увезенных богов, а также завоеванные земли, сделав Лаилиэ своим ставленником.

Таким образом, судя по источникам, Асархаддона можно характеризовать как умелого дипломата, сознавшего, что чрезмерная жестокость, проявляемая его отцом и дедом, давала лишь обратные результаты.


Победная стела царя Асархаддона из Самаля.
Берлин. Государственные музеи

Постоянный противник Ассирии, царь Сидона, сколотил новую коалицию сирийских княжеств. Он пытался поднять восстание в Финикии, в городе Сидоне, но Асархаддон опередил своих врагов и осадил город, прежде чем подоспели на помощь союзники. Враг был разгромлен. Крепость разрушена, дома снесены. Сидонский правитель Абдмилькути, как сообщал Асархаддон, «убежал от [134] моего оружия в середину моря», но царь «поймал его, как ловят рыбу из моря», и казнил.

На одной из четырех стел, обнаруженных к северу от Бейрута, где р. Нахр-эль-Кельб впадает в Средиземное море, как раз и запечатлен Асархаддон, взявший в плен царя Сидона.

Та же участь постигла одного из киликийских царьков, Сандуарри, которого «поймали в горах как птицу». Из Сидона была увезена богатая добыча. Цари соседних стран, в том числе могущественного Тира, и греческие правители Кипра поспешили к Асархаддону, чтобы выразить ему свою покорность.

С захватом Сидона Асархаддон завершил покорение всей Сирии. Он построил на его месте новый город, крепость и центр новой провинции — Дур-Асархаддон. Сам царь сообщает об этом так: «Я осадил город, предал смерти всех его вельмож. Разорил его стены и дома сбросил в море. Уничтожил места жертвенников. Я унес все, что мог, из сокровищ: золото, серебро, драгоценные камни, слоновые клыки, кленовые и самшитовые бревна, материи из цветной шерсти и белоснежное полотно, — все, что было в его доме. Я отправил всех жителей Сирии и Приморского берега в чужие страны. Я построил в Сирии крепость, которую назвал Дур-Асархаддон; поселил в ней людей, покоренных мною в горах и у моря восходящего солнца».

Разгромив Сидон и овладев Южной Финикией, Асархаддон создал себе плацдарм против Египта, подчинил часть Кипра, Иудею и соседние с ней страны. Укрепив свою власть над аравийскими племенами, Асархаддон приступил к выполнению главной задачи — разгрому фараона эфиопской династии Тахарки, который все время поддерживал и натравливал царей Палестины, Сидона и городов Финикии на Ассирию.

В 671 г. царь совершил труднейший поход в Египет. Во время этого похода ассирийское войско, преодолев Синайский полуостров, подступило к столице Египта — Мемфису. Фараон спасся бегством, город был опустошен, вся страна, вплоть до Фив, покорена и превращена в ассирийскую провинцию. Городами Египта стали управлять ассирийские наместники. На страну была наложена дань и установлен культ Ашшура, из египетских храмов вывезено в Ниневию 55 царских статуй.

Однако ассирийские гарнизоны, наместники и чиновники, оставшиеся в Египте, оказались неспособными удержать в своих руках власть. Тахарка сумел собрать после своего бегства войско и, воспользовавшись возвращением ассирийских отрядов в Ниневию, захватил Мемфис. Асархаддон решил лично возглавить поход против царя. На границе с Египтом войско Тахарки было вновь разбито, а сам он бежал в Фивы. Ассирийцы, увеличив численность своего войска, преследовали и настигли его. Тахарка вынужден был покинуть Фивы. Ассирийские войска захватили большую добычу.

Это был огромный успех ассирийского оружия. Египет [135] подчинился Асархаддону. Покорился ему и царь Тира, Баал, который стал данником Ассирии. В договоре были обусловлены его новые отношения к Ассирии и наместникам.

В 669 г. до н.э. Асархаддон умер во время похода на Египет.

В 1886 г. немецкая экспедиция открыла в Зенджирли прекрасно сохранившуюся победную стелу с изображением Асархаддона с двумя маленькими фигурками побежденных.

Асархаддон, завоевав Египет, титуловался на памятниках как «царь Египта и Эфиопии», так же как «царь Ассирии» и «правитель Вавилона».

Ассирийские гарнизоны были расположены в основных городах Египта, часть которых получила новые, ассирийские названия. Вся страна была территориально разделена на 20 маленьких царств, подчиненных Нехо, номарху Саиса*) и Мемфиса, которого поставил над ним Асархаддон. Границы Ассирии расширились до оз. Ван на севере, Иранского плоскогорья на востоке, песков Сахары на западе.

Асархаддон вел войны не только ради покорения и грабежа соседних стран, но и с целью расширения рынков торговли. Ассирийское государство выходит на мировую арену. Здесь уже появляются металлические слитки, на которых была обозначена их стоимость.

Развитие рабовладельческого строя в Ассирии приводило к тому, что в руках жрецов, купцов и знати скопились большие средства. В ходе завоевательных агрессивных войн ассирийцы покорили многие страны, захватив огромные богатства у покоренных народов. Кроме того, они получали большую дань от зависимых царств. В то время как в Египте в качестве денежной единицы употреблялись кольца из золота, серебра и меди, в Вавилонии основным мерилом ценностей служило серебро, а золото появилось только при касситах.

В Ассирии на первых порах большое значение при товарообмене имели слитки свинца, но затем основным средством оплаты стало серебро.

Некоторые источники свидетельствуют о том, что в Ассирии были в ходу слитки с пометками о весе (т.е. говорящие об их стоимости).

Ассирия торговала почти со всеми областями древнего Востока. Несмотря на расцвет торговли, в которой в первую очередь была заинтересована знать, жрецы и купцы завоеванных стран, ассирийская подать оказалась настолько тяжела, что покоренные страны были лишены чуть ли не всех выгод от этой торговли. Ассирийское государство оставалось ненавистным для всех завоеванных областей, которые всегда искали повода, чтобы избавиться от этого ига.

Известный русский поэт В. Брюсов в 1897 г. написал стихотворение «Асархадон», в котором ярко обрисовал образ ассирийского царя: [136]

Я — Вождь земных царей и Царь Асархадон,
Владыки и вожди, вам говорю я: Горе!
Едва я принял власть, на нас восстал Сидон,
Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.

Египту речь моя звучала, как закон,
Элам читал судьбу в моем едином взоре,
Я на костях врагов воздвиг свой мощный трон.
Владыки и вожди, вам говорю я: Горе!

Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне?
Деянья всех людей, — как тень в безумном сне...

Мечта о подвигах — как детская забава,
Я исчерпал до дна тебя, земная слава!
И вот стою один, величьем упоен,
Я, вождь земных царей и царь Асархадон!

Асархаддон имел двух сыновей. Он решил передать ассирийский престол своему любимому сыну — Шамашшумукину, рожденному от вавилонянки. Этим актом царь хотел подчеркнуть свое желание превратить Вавилон в центр мировой державы. Второго сына, Ашшурбанапала, рожденного от ассирийской женщины, он отдал в храмовую писцовую школу для изучения тайн клинописи.

Много сил и времени Ашшурбанапал посвятил искусству чтения и письма ассиро-вавилонских и шумерских текстов. Годы, проведенные в этой школе, не прошли бесследно; они оставили глубокий след в характере Ашшурбанапала. С большой любовью знакомится он с военными сочинениями, изучает хронику военных походов царей Ассирии, знакомится с другими литературными источниками, рассказывающими о далеком прошлом Месопотамии, ее народах и племенах. Все это расширило кругозор любознательного Ашшурбанапала, обогатило его новыми знаниями, которые впоследствии сыграли большую роль в его государственной деятельности.

Намерение передать власть Шамашшумукину вызвало резко отрицательную реакцию ассирийской родовой и торговой знати и верхушки войска. Они не хотели, чтобы во главе ассирийского государства был поставлен царевич, родившийся от брака с вавилонянкой.

В угоду родовой знати и войску Асархаддону пришлось изменить свое первоначальное решение, чтобы сохранить мир и единство внутри страны, необходимые для завоевания Египта. В мае 672 г. до н.э. он провозглашает царем Ассирии Ашшурбанапала, а его брата, Шамашшумукина, наместником Вавилона. При этом последний, хотя и носил царский титул, должен был подчиняться Ашшурбанапалу. В анналах этот факт зарегистрирован в следующем тексте: «Он созвал народ Ашшура от мала до велика, от берегов Средиземного моря до Персидского залива, чтобы торжественно передать своему сыну, Ашшурбанапалу, ассирийский престол, принять присягу от сына перед народом. С этого дня [137] Ашшурбанапал стал править Ашшуровым царством... и вступил с радостью и громким ликованием в царский дворец Синаххериба, в котором отец его, Асархаддон, родился, вырос и возмужал... и из которого он распространил свое владычество над всеми царями и увеличил число своих подданных за счет других народов...» Вступление Ашшурбанапала на ассирийский престол создало сложную обстановку в стране. Раздел власти не устранил противоречий между Вавилоном и Ассирией и вражды между братьями, что привело впоследствии к трагическим результатам.


*) В книге «Самоса». OCR.

Просмотров: 5080