Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

4. Эстетика Горация

 

   Гораций один из тех поэтов, в стихах которого постоянно, настойчиво обсуждаются проблемы литературного труда, природа поэтического творчества.



   «ПОСЛАНИЕ К ПИСОНАМ». Среди «Посланий» Горация выделяется его обращение к Писонам, аристократам; один из которых сочинял пьесы. «Послание к Писонам» Горация относится к числу самых значительных теоретических документов римской литературы; позднее оно получило название: «Об искусстве поэзии» (De arte poetica). Его дал Марк Фабий Квинтилиан (Marcus Fabius Quintilianus, ок. 30 – ок. 96 гг. н. э.), маститый римский педагог, теоретик ораторского искусства. Сочинение Горация занимает в истории мировой эстетической мысли место рядом с трактатом Аристотеля «Поэтика».

   Если Аристотель тяготеет к философскому осмыслению природы словесного творчества среди других видов искусств, то Гораций, этот истинный римлянин, более практичен, конкретен и «нормативен». Излагая свои советы Писонам, Гораций исходит как из личного литературного опыта, так и из опыта столь любимых им эллинских мастеров стиха. Его эстетические принципы находятся в гармонии с философией «золотой середины». Гораций – сторонник серьезного отношения к творчеству, не одобряет крайностей, исходит из здравого смысла, мудрости. Это определяет сформулированные им законы художественного творчества.

   Изложение ведется Горацием в свободной манере, в духе живой беседы. Поэт переходит от одной темы к другой, подкрепляя теоретические выкладки ссылками на известные, апробированные литературные приемы или аналогии. В основе его рассуждений – требование единства формы и содержания. Горация, убежденного в высоком назначении искусства, по праву считают теоретиком римского литературного классицизма. Его идеал – ясность, простота, логика. Каковы же конкретные положения поэтики Горация?



   КОМПОЗИЦИЯ ПОЭТИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ. В литературном произведении все элементы должны быть органично взаимосвязаны. Свои доказательства Гораций аргументирует с помощью аналогий, приема, которому он охотно следует.

 

Если художник решит приписать голове человечьей

Шею коня, а потом облечет в разноцветные перья

Тело, которое он соберет по куску отовсюду —

Лик от красавицы девы, а хвост от чешуйчатой рыбы, —

Кто бы, по вашему, мог, поглядев, удержаться от смеха?

Верьте Писоны: точь-в-точь на такую похожа картину

Книга, где образы все бессвязны, как бред у больного.

 

   Художник призван дерзать, но «только с умом, а не так, чтобы недоброе путалось с добрым». Кроме того, писатель должен выбирать себе «задачу по силам». Лишь подобным образом он способен добиться любезных Горацию «красивой речи и ясности порядка».

   Точный расчет, умение трудиться над словом – залог литературного успеха. Поэту должно оставаться «осторожным и чутким», уметь «освежить слова сочетанием умелым». Стремясь к новизне, следует соблюдать чувство меры.

 

Будет к этим словам доверие, особенно если

Греческим в них языком оросится латинская нива.

 

   ЭЛЛИНСКОЕ НАСЛЕДИЕ. Один из важнейших вопросов – отношение к греческим образцам. Еще в одном из посланий к Меценату Гораций иронизирует над бездумными копированием всего греческого. В послании к Писонам он рекомендует творчески осваивать опыт эллинов. Гомер, Архилох являют пример безошибочного выбора формы, наиболее целесообразной для воплощения конкретной тематики.

 

Дал нам Гомер образец, каким стихотворным размером

Петь мы должны про царей, вождей, кровавые войны.

 

   Этот размер – гекзаметр. Его взял на вооружение и Вергилий в «Энеиде». Эллины продемонстрировали и то, как следует «владеть оттенками стиля». Отсюда вытекает принципиальный совет, выраженный в присущей Горацию афористической форме:

 

Образцы нам – творения греков.

Ночью и днем листайте вы их неустанной рукою.

 

   Но и здесь Гораций предостерегает от крайностей:

 

Общее это добро ты сможешь присвоить по праву,

Если не будешь ты с ним брести по протоптанной тропке,

Словом в слово долбя, как усердный толмач-переводчик.

 

   За Горацием закрепилось представление как о поэте рассудочном, холодноватом. Однако это не совсем так. Поэзия способна увлечь не только сладкозвучием стихов, их красотой, но и глубокой мыслью. Она проигрывает вне выражения душевного волнения поэта, непременная черта которого – способность к сопереживанию.

 

Сам ты должен страдать, чтобы люди тебе сострадали,

Только тогда твои злоключения вызовут слезы.

 

   Поэзия может приносить пользу, но она же доставляет эстетическое наслаждение. Какой ее аспект важнее? На этот вопрос Гораций отвечает в духе философии «золотой середины». Хороши те стихи, в которых удачно сочетается «полезное с приятным».

   Кстати, последняя афористическая мудрость принадлежит Горацию и вошла в поговорку.



   ДРАМАТУРГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО. Не менее существенны и соображения Горация по части драматургии. Прежде всего, характеры в пьесах должны быть психологически достоверны, поведение и поступки героев призваны соответствовать темпераменту и возрасту персонажей. Там же, где действуют известные герои, поэт обязан следовать преданию, быть «согласован в выдумках». Это значит, что Ахиллу пристало быть «гневливым и непреклонным», Медее – «мятежной и злой», Оресту – «мрачным».

   Эффект в драме определяется наглядным действием, а не повествованием о нем.

 

Действие мы или видим на сцене, иль слышим в рассказе,

То, что дошло через слух, всегда волнует слабее,

Нежели то, что зорким глазам предстает необманно.

 

   Гораций формулирует ряд конкретных советов по структуре и форме драматургического произведения. В нем должно быть пять действий, или актов. На сцене могут находиться не более трех актеров. «Бог не должен сходить для развязки узлов пустяковых», – настаивает Гораций. Это значит, что недопустимо использовать прием «бог с машиной» (deus ex machina), с помощью которого искусственно разрешаются любые ситуации. Каждому жанру соответствует свой стиль: трагедии противопоказана «легких стихов болтовня»; комедии чужды тяжеловесная серьезность и возвышенность.



   ОБРАЗ ПОЭТА. Характеризует Гораций и истинного поэта. Прежде всего, он – профессионал своего дела. Постыдно «незнанье основ мастерства». Заслуживают порицания люди ленивые, легковесные и просто графоманы. Долг поэта, преданного выбранной стезе, – многократно, не щадя сил, отделывать каждый стих, доводя его до совершенства. Один из заветов Горация гласит: «Почаще поворачивайте свой стилос». (Стилос – это особый пишущий инструмент, напоминающий карандаш, которым пользовались римляне. На одном конце была заостренная часть, на другом – лопаточка. Писали заостренным концом на дощечках, смазанных воском. Если необходимо было стереть написанное, то поворачивали стилос и пользовались лопаточкой. Многократное пользование лопаточкой, стирание написанного – свидетельство тщательной работы над словом.)



   ПРОБЛЕМА ТАЛАНТА И ЗНАНИЯ. Издавна идет спор: что важнее в поэте – талант или знание? Что существеннее в его сочинении: чувство или мысль? Гораций и здесь привержен своей жизненной философии, своему пониманию «дара и долга» стихотворца.

 

Мудрость – вот настоящих стихов исток и начало!

Всякий предмет тебе разъяснят философские книги,

А уяснится предмет – без труда и слова подберутся.

 

   И здесь бесценным образцом остается искусство эллинов: «грекам, грекам дались и мысли, и дар красноречия».

   Гораций не одобрял увлечения внешне красивой формой, которая стала укореняться в современной ему римской поэзии. Он ратовал за «правдивость слова», а оно проистекало из умения наблюдать «жизнь и нравы людей». Как бы ни была значима форма, решающую роль играет содержание.

 

Драма, где мысли умны, а нравы очерчены метко,

Больший имеет успех и держится дольше на сцене,

Нежели та, где одни пустые, звонкие строчки.

 

   Гораций прекрасно чувствовал особенность латинского языка, его внутреннюю способность к афористичности и лаконизму. И это должен учитывать поэт.

 

Кратко скажи, что хочешь сказать: короткие речи

Легче уловит душа и в памяти крепче удержит.

 

   Для Горация очевидно, что поэт не всегда способен удержаться на безупречном уровне, он не застрахован от ошибок, просчетов и слабых мест. Они – простительны. Но огорчительно, если поэт глух к замечаниям.

   Гораций подробнее, чем Аристотель, рассматривает проблемы формы литературного произведения.



   РОЛЬ КРИТИКА. Не проходит Гораций мимо темы: поэт и критика. Он не приемлет тех стихотворцев, которые прислушиваются к недобросовестным критикам, извлекающим выгоду из своих восторженных оценок: «так всегда лицемер крикливее, чем честный хвалитель». Гораций советует остерегаться «лицемерных лжецов с их лисьей личиной». В послании возникает образ истинного критика, столь полезного для серьезного поэта.

 

Здравый и цельный ценитель бессильные строки осудит,

Грубым предъявит упрек, небрежные – черным пометит

Знаком, перо повернув, излишнюю пышность урежет,

Там, где слишком темно, – прикажет света подбавить,

Там, где двусмысленность, – вмиг уличит, где исправить, укажет.

 

   Такой критик выскажет нелицеприятную правду, не опасаясь обидеть друга, он обратит внимание на то, за что позднее могли бы осмеять поэта.

   Гораций рекомендует поэту не форсировать обнародование своих сочинений. Полезно дать стихам отлежаться в письменном столе, пусть даже длительное время. Когда поэт перечтет их позднее, заметит то, что подлежит исправлению, уловит недочеты, ускользнувшие от его взыскательного взгляда в момент написания.



   ПОСЛАНИЕ «К АВГУСТУ». В этом послании также развиваются мысли Горация об искусстве, о назначении поэта. Дается обзор ранней римской литературы, эпических поэтов Энния и Невия, авторов комедий из римской жизни Афрания и Атта, а также комедий Плавта и Теренция, построенных на греческом материале. Гораций противник безмерного восхваления древних, равно как и принижения современных поэтов. Он в очередной раз воздает дань восхищения грекам, напоминая об их роли в становлении римской словесности:

 

Греция, взятая в плен, победителей диких пленила,

В Лаций суровый внеся искусства.

 

   Не скупясь на хвалебные эпитеты по адресу Августа, Гораций попутно тактично объясняет принцепсу саму природу поэтического искусства и психологию стихотворцев. Конечно, поэты бывают разные, талантливые и бездарные. Им по силам определенные темы. Но истинные поэты «только стихи любят», они равнодушны ко многим земным благам, довольствуются «хлебом простым и стручьями». Гораций убежден в высоком, воспитательном назначении поэзии.

 

Чту я поэта, когда мне вымыслом грудь он стесняет,

Будит волненье, покоит иль ложными слухами полнит,

Словно волшебник, несет то в Фивы меня, то в Афины.

Чувства все славных мужей отраженья находят в созданьях

Вещих поэтов.

 

Просмотров: 3464