Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

2. Эподы. Сатиры. Послания

 

   ЭПОДЫ. Гораций дебютировал книгой, названной им «Эподы» (Epodoi) (31–30 гг до н. э.), в которую вошло 17 стихотворений. Слово эпод – греческое, буквально означает припевы. Так называлось в античной литературе стихотворение, написанное в перемежающемся ритме; нечетные стихи – дактилические, четные – ямбические.

   В тематическом отношении эподы Горация разнообразны. Некоторые касаются сферы политики. Два эпода обращены к римскому народу. В 7-м поэт осуждает гражданскую междоусобицу:

 

Куда, куда вы валите, преступные,

Мечи в безумье выхватив?!

Неужто мало и полей, и волн морских

Залито кровью римскою?

 

   Та же мысль высказана в 16-м эподе:

 

Вот уж два поколенья томятся гражданской войною,

И Рим своей же силой разрушается.

 

   ГОРАЦИЙ И МЕЦЕНАТ. 9-й эпод адресован Меценату. Всего же из под пера Горация вышло около двух десятков разного рода стихотворений, посвященных его покровителю. Бытует мнение о Меценате, как о богаче, ловко «приручавшем» поэтов с помощью разного рода подачек, что позволяло ему ненавязчиво включать их в орбиту идеологической политики Августа. Однако это упрощенный, односторонний взгляд. Меценат был высоко образован, эрудирован, наделен художественным вкусом; он любил поэзию, ценил в людях талант и образованность. Как подчеркивалось, Мецената и Горация связывала взаимная симпатия. Вместе с тем, как и в отношениях с Августом, Гораций в дружбе с Меценатом доходил лишь до определенной грани, исключавшей панибратство. Выше материальных благ ценил для себя Гораций независимость, душевное равновесие и внутреннюю свободу. В 9-м эподе, обращенном к Меценату, высказана радость по поводу победы Октавиана под Акцием, сокрушения «царицы», т. е. Клеопатры, а также надежда на веселые возлияния по этому поводу.

   Программный характер носят 1-й и 2-й эподы. Обращаясь к Октавиану и Меценату, спешащим на войну с Антонием, Гораций пишет о себе как о человеке «слабом, невоинственном», которому пристала иная – тихая, мирная гавань. Излагая свое жизненное кредо, свой идеал, Гораций описывает любезное его сердцу пребывание на лоне сельской природы, скромные радости поселян.

 

Блажен лишь тот, кто суеты не ведая,

Как первобытный род людской,

Наследье пашет на волах своих,

Чуждается всякой алчности,

Не пробуждаясь от сигналов воинских,

Не опасаясь бурь морских,

Забыв и форум, и пороги гордые

Сограждан, власть имеющих.

В тиши он мирно сочетает саженцы

Лозы с высоким тополем,

Присматривает за скотом, пасущимся

Вдали, в лугу заброшенном.

 

   САТИРЫ (Saturae). В 30-е годы Гораций выступает также в другом лирическом жанре – сатир, выпустив две книги произведений такого рода. Само латинское слово «сатира» (или «сатура») означает блюдо с разнообразными плодами, которое приносили в храм Цереры, древнеиталийской богини плодородия. В римской литературе сатира первоначально представляла смешанный жанр, в котором могло «сосуществовать» комическое и серьезное, возвышенное и низкое. Первые сатиры были паписаны Квинтом Эннием, который использовал диалогическую форму.



   ГОРАЦИЙ И ЛУЦИЛИЙ. Активно работал в жанре сатир Гай Луцилий (Lucilius) (ок. 180–120 гг. до н. э.), выпустивший пять книг. В творчестве Луцилия, который использовал дактилический гекзаметр, был силен обличительный пафос, направленный против таких бытовых пороков, как тщеславие, жадность, невежество, суеверие.

   У Горация очевидны переклички с Луцилием. Но вместе с тем он поднимает сатирический жанр на новый уровень мастерства. В 4-й сатире 1-й книги Гораций дает меткую характеристику своему предшественнику: Луцилий – «весел, тонок, остер», его стихи достойны хвалы за «насмешки, полные соли». Но Гораций не вуалирует и присущие Луцилию недостатки: «многословен, ленив», а его стихи «грубы». Для такого чуткого к слову мастера, как Гораций, было очевидно, что Луцилий недостаточно шлифовал свой слог. Гораций же являл пример мастера слова.

 

Краткость нужна, чтобы речь стремилась легко и свободно,

Чтобы в словах не путалась мысль и ушей не терзала,

Нужно, чтоб слог был то важен, то кстати шутлив, чтобы слышен

Был в нем голос не только оратора или поэта,

Но человека со вкусом, который щадит свои силы,

Зная, что легкою шуткой решается важное дело…

 

   В отличие от Луцилия Гораций не просто обличает. Он философствует. Предается медитациям. Размышления на нравственно-этические темы определяют тональность многих сатир Горация, склонного с «улыбкою истину молвить».



   ПРОБЛЕМАТИКА САТИР. Открывающая сборник сатира высмеивает скупость. Человек, одержимый накопительством, над «деньгами проводящий бессонные ночи», – враг самому себе, поскольку отторгает окружающих.

 

Все ненавидят тебя! Ты дивишься? Чему же? Ты деньги

В мире всему предпочел – за что же любить тебя людям?

 

   Иронизирует Гораций и над гуляками, которые не знают удержу в разгуле, бездумно тратятся на блудниц; и над мотами, склонными к ненасытному чревоугодию; и над болтунами, желающими втереться в доверие к Меценату; и над рабами собственных пороков.

   Выделяется группа сатир, утверждающих нравственные ценности. В 6-й сатире 2-й книги Гораций возвращается к излюбленной теме, восхваляя щедроты сельского уединения:

 

Вот в чем желанья были мои: необширное поле,

Садик, от дома вблизи непрерывно текущий источник,

К этому лес небольшой! И лучше и больше послали

Боги бессмертные мне; не тревожу и просьбою боле.

 

   Цитата из Горация: «О, когда я увижу поля!» была взята Пушкиным в качестве латинского эпиграфа ко второй главе «Евгения Онегина».

   Во 2-й сатире 2-й книги Гораций, развивая «сельскую» тему, рассказывает о мирном поселянине Офелле, у которого триумвиры отобрали землю. Офеллу теперь приходится землю арендовать, но он трудится с прежним рвением, не ропщет, довольствуется малым, питается «простыми овощами и куском прокопченной свинины». Но если является гость, он спешит выставить на стол лучшее, что у него есть.

 

Пусть же фортуна враждует и новые бури воздвигнет!

Что ей похитить у нас? Скажите, мои домочадцы,

Меньше ль мы счастливо жили с тех пор, как тут новый хозяин? —

 

   восклицает Офелл. И, безусловно, голос самого Горация различим в финальной сентенции этого мудрого крестьянина:

 

Сохраняйте же бодрость!

С твердой душою встречайте судьбы враждебной удачи!

 

   В сатирах, как, впрочем, и в других жанрах, находит выражение жизненная философия Горация. В 6-й сатире 1-й книги, адресованной Меценату, Гораций рассказывает о себе, своем скромном происхождении, родителях, воспитании. Он не завидует знатности, богатству, власти. Его неброский, независимый образ жизни – это и есть высшее благо. Поэт самодостаточен в малом. Зато обладает внутренней свободой, никому ничем не обязан, независим. Он гуляет, любуется природой, читает книги, пишет стихи.

 

Жизнь подобную только проводят

Люди, свободные вовсе от уз честолюбия тяжких.

 

   Поэт счастлив, исполнен душевного равновесия и терпимости. Живет, употребляя слова Пушкина, «хвалу и клевету приемля равнодушно». В 3-й сатире 1-й книги Гораций напоминает незамысловатую истину: люди далеки от совершенства, один болтлив, другой транжир, третий строптив, кто-то пылок не в меру, груб, развязен. Да и в себе поэт находит изъяны. Как на все это реагировать? Не следует впадать в крайности, полагает Гораций. Разумней всего смягчать острые углы, ибо в результате «дружба крепче бывает меж нас, и согласье людей соединяет». Как часто люди оказываются не правы в резких приговорах по отношению к ближним! Кто без пороков родится?

   Поэт остается с друзьями, способными прощать недостатки, являть снисходительность, служить всеобщему благу. Такая позиция по душе поэту.

 

И хоть я гражданин неизвестный,

Но убежден, что счастливей царя проживу я на свете!

 

   Ум и трезвость Горация, его мудрые сентенции далеко не бесполезны для любого серьезного читателя.



   ПОСЛАНИЯ КАК ЖАНР. Еще один лирический жанр, в котором работал Гораций, – послания (epistulae). Он трудился над ними в последние годы жизни. Они образуют две книги: в первую входят двадцать посланий, во вторую – три («К Августу», «К Флору», «К Писонам»).

   Самый жанр стихотворных посланий существовал в римской литературе до Горация. Их использовал Луцилий, который некоторые свои произведения называл речами или беседами (sermones), имея в виду обращение к определенному адресату. Прозаические послания – один из жанров прозы Цицерона, представленный в его частной переписке. Многие его письма ценны как свидетельства о времени и нравах, они представляют художественную значимость. Позднее к жанру поэтического послания обращался Овидий («Послания с Понта»).

   «Послания» Горация отличны от сатир. Они носят более личный, субъективный характер, ибо построены как доверительный обмен мнениями с близкими по духу людьми. Поэт пишет о себе, своем образе жизни, привычках, отношениях с друзьями, покровителями, такими, как Меценат и Август. В «Посланиях» заметно смягчена критика общественных и человеческих пороков. Главное для Горация – поиски положительных начал в жизни.

 

Истина в чем и добро, ищу я, лишь этим и занят.

 

   ПРОБЛЕМАТИКА ПОСЛАНИЙ. В 1-м послании 1-й книги («К Меценату») Гораций разъясняет, сколь полезны занятия философией: «Шаг к добродетели первый – стараться избегнуть порока, к мудрости – глупость отбросить». Способность воспринять вещи философски – залог добродетельного существования. Взгляды Горация близки к эпикуреизму и стоицизму. Счастлив тот, кто способен «гордой Фортуне давать отпор, головы не склоняя». Другой жизненный принцип: «Ничему не дивиться», т. е. способность взвешенно реагировать на неизбежные жизненные перипетии. Важно умение различать мнимые и истинные блага. Последние – в ограничении потребностей и освобождении от зависти и честолюбия. Обращаясь к Лоллию (2-е послание 1-й книги), поэт воздает хвалу Гомеру, истинному наставнику в философии: в созданных им образах – бесценные жизненные уроки. В послании Аристию Фуксу (10-е послание 1-й книги) Гораций, «любитель села», в очередной раз восхваляет добродетели деревенской жизни. Поэт ощущает себя «царем»; покинув шумный город, он вкушает прелесть простого хлеба, дышит ароматами трав. Ему по сердцу скромный быт!

 

Избегай же богатства: под бедной

Кровлею лучше нам жить, чем царским любимцам.

 

   Касается Гораций и литературных проблем. Обычно хладнокровный, автор решительно отвергает жалкие потуги стихотворцев, лишенных оригинальности.

 

О подражатели, скот раболепный, как суетность ваша

Часто тревожила желчь мне и часто мой смех возбуждала!

 

   О себе же Гораций имел право сказать:

 

Первый свободной ногой я ступал по пустынному краю,

Я по чужим ведь стопам не ходил.

 

Просмотров: 3207