Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

2. Проблематика и композиция поэмы

 

   Лукреций излагает один аспект учения Эпикура – его атомистику. Это определяет значимость поэмы не только художественно-эстетическую, но и познавательную. Она проливает дополнительный свет на состояние натурфилософии в античном мире. Построение поэмы, сама избранная Лукрецием художественная манера позволяют поэту решать разнообразные задачи. Во-первых, он находит для сложных философских истин и понятий, бытовавших в греческом языке, удачные латинские эквиваленты; во-вторых, придает этим истинам максимальную доступность и наглядность; в-третьих, философскую прозу «переводит» на язык высокой поэзии.

   Наряду с Эпикуром Лукреций упоминает и других философов, учения которых он творчески перерабатывает. Это Эмпедокл, Анаксагор, Гераклит. Особенно высоко ставит он Эмпедокла (V в. до н. э.), греческого ученого, поэта, врача, автора поэмы «О природе», известной по отдельным фрагментам. Эмпедокл исходил из того, что «корнем всех вещей» являются воздух – эфир, вода, земля и огонь, которые вечны и трансформируются друг в друга. Лукреций не только хорошо знал Эмпедокла, но и в отдельных частях своей поэмы ему подражал. Его отношение к Эмпедоклу – восторженное:

 

И песнопенья его из глубин вдохновенного сердца

Так громогласно звучат, излагают такие открытья,

Что и подумать нельзя, что рожден он от смертного корня.

 

   ФИЛОСОФСКИЙ ЭПОС. Поэма Лукреция состоит из 6 книг (или частей). В 1–3-й излагается атомистическое строение мира; в 4-й – характеризуется чувственная природа человека. В 5– й Лукрецием рассмотрено бытие светил и живых существ. В 6– й поэт выступает против суеверий и страхов, объясняет явления природы, которые кажутся загадочными и вызывают страх.

   Заключается поэма описанием эпидемии (по-видимому чумы), поразившей Афины в начале Пелопоннесской войны.

   Пафос поэмы – во вдохновенной жажде Лукреция объяснить окружающий мир, дать ему научное истолкование, помочь людям освободиться от заблуждений, ложных понятий, равно как и фантастических представлений.

 

…род человеческий

Вовсе напрасно в душе волнуется скорбной тревогой.

Ибо как в мрачных потемках бродят и пугаются дети,

Так же и мы среди белого дня опасаемся часто

Тех предметов, каких бояться не более надо,

Чем того, что ждут и пугаются дети в потемках.

Ибо изгнать этот страх из души и потемки рассеять

Должны не солнца лучи и не света сиянье дневного,

Но природа сама своим видом и внутренним светом.

 

   Эта мысль с настойчивостью проходит через поэму. Автор – не только выдающийся поэт, философ. Он – пламенный просветитель.

   Поэма – произведение новаторское. Она выходит за рамки дидактической поэмы, будучи по объему охваченного материала близка к эпосу. Но эпосу особого рода – философскому. Как и многие произведения эпического звучания, поэма открывается обращением. Поэт адресует ее богине Венере:

 

Рода Энеева мать людей и бессмертных услада,

О благая Венера! Под небом скользящих созвездий

Жизнью ты наполняешь и все судоносное море,

И плодородные земли; тобой все сушие твари

Жить начинают и свет, родившися, солнечный видят.

Ветры, богиня, бегут пред тобою.

 

   СЛАВОСЛОВИЕ ЭПИКУРУ. Венера у Лукреция – мощная животворящая сила, дающая жизнь всему сущему. Она же приносит на землю покой, умиротворение, а потому являет контраст Марсу – богу войны, «всеоружному», который «военным делом жестоким ведает». Поэт просит богиню даровать и его словам «вечную прелесть». Упоминается в зачине поэмы и Гай Меммий, даровитый оратор, по-видимому, горячий последователь Эпикура.

   Главный герой поэмы – Эпикур. Его не устает славить Лукреций. Маркс, посвятивший свою докторскую диссертацию различию натурфилософии Демокрита и Эпикура, называет последнего «великим греческим просветителем», которому «подобает похвала Лукреция». По словам поэта, «врат природы затвор он первый сломить устремился». Во вступительных строках третьей книги Лукреций так пишет об Эпикуре:

 

Ты из потомков таких дерзнувший впервые воздвигнуть

Столь ослепительный свет, озаряющий жизни богатства,

Греции слава и честь! За тобою я следую ныне,

И по твоим я стопам направляю шаги мои твердо.

 

   «Зачин» 5-й книги – очередной всплеск восторженных славословий в честь Эпикура: мощной силы его сердца, величия его открытий. А они – главные сокровища, оставленные им человечеству. И это побуждает Лукреция воскликнуть:

 

Богом он был, мой доблестный Меммий, поистине богом!

 

   Поэт не рискует состязаться с Эпикуром, он желает лишь подражать своему кумиру.



   ТЕМАТИКА ПОЭМЫ. В поэме охвачен и художественно синтезирован огромный материал: вселенная, земля и небо, история и современность, человек, его тело и душа. И коренные законы, процессы, лежащие в основании бытия. Лукреций начинает с опровержения мнений различных философов: Фалеса, Анаксагора, Анаксимена и др., исходивших из того, что первоначалами всего сущего могли быть, соответственно, огонь, вода или воздух. С этим не согласен Лукреций:

 

Невозможно никак так действовать первоначалам,

Ибо должно пребывать всегда неизменное нечто,

Чтобы не сгинуло все совершенно, в ничто обратившись.

 

   Это «неизменное нечто» – атомы. Их число бесконечно. А потому «должна материя быть бесконечной». Все в мире – в постоянном движении и изменении. Образуются новые миры. На месте исчезнувших вещей и предметов возникают новые. Природа живет по внутренним законам, без вмешательства каких-то высших сил. Обращаясь к Меммию, поэт разъясняет свою мысль:

 

Если как следует ты это понял, природа свободной

Сразу тебе предстает, лишенной хозяев надменных,

Собственной волею все без участья богов создающей.

 

   Затем поэт переходит к неизменно заботящему философов вопросу. Он о человеческой душе. Лукреций настаивает на сопряженности души с телесной сущностью:

 

Я утверждаю, что дух и душа состоят меж собою

В тесной связи и собой образуют единую сущность.

 

   Дух формируется атомами, правда, более тонкими, чем те, которые образуют тело. После смерти атомы души распадаются: духовное начало гибнет вместе с телом. Смерть – неизбежна. Таков неумолимый закон природы.

   Набросав общую картину мирозданья, поэт переходит к человеку. В духе эпикурейской философии он утверждает: чувственное восприятие – источник подлинного знания:

 

Ты убедишься сейчас, что понятие истины чувства

В нас порождают: и чувств опровергнуть ничем невозможно.

 

   На чувствах «зиждется вся наша жизнь и ее безмятежность». Мысль опирается на чувства. В наших ошибках повинны не наши чувства, но разум, неправильно интерпретирующий наши чувственные восприятия.

   Предмет особого внимания Лукреция – отношения мужчины и женщины. И конкретно – любовь. При этом в поэме рассеяно немало язвительных замечаний поэта по адресу слабого пола, женских хитростей, притворства, секретов и «смехотворных их ухищрений». Это не означает, что Лукреций отрицает стремления женщины к искренней любви.

 

Кроме того, не всегда притворною дышит любовью

Женщина, телом своим сливаясь с телом мужчины

И поцелуем взасос в тело впивая.

Часто она от души это делает в жажде взаимных

Ласк, возбуждая его на поле любовном.

 

   Объясняет поэт и природу деторождения, и то, почему дети похожи на того или иного родителя или на своих дальних предков. Откровенно описывает Лукреций бессилие людей перед «Венериными стрелами», неодолимость сексуального влечения. В этой части поэма как бы предвосхищает любовно-эротическую лирику Овидия, большого поклонника Лукреция.

   В пятой книге Лукреций развертывает историю человечества, начиная с древнейших времен. При этом поэт не разделяет ни привычного мифологического объяснения мироздания, ни концепции смены веков от «золотого» до «железного», изложенной, как мы помним, еще Гесиодом, а позднее и Овидием в «Метаморфозах». Под пером Лукреция история – это процесс эволюции, развития от низших форм к более высоким и сложным. От растений – к живым существам. В конце концов венцом развития становится человек. Он, в свою очередь, проходит многотрудный и длительный путь совершенствования.

 

Долго, в течение многих кругов обращения солнца

Жизнь проводил человек, скитаясь, как дикие звери,

Твердой рукой никто не работал изогнутым плугом,

И не умели тогда ни возделывать поле железом,

Ни насаждать молодые ростки, ни с деревьев высоких

Острым серпом отрезать отсохшие старые ветви.

 

   Сначала человек был дик, не ведал законов. Потом стал использовать огонь. Это помогло приобщению к культурной жизни. Образовалась семья. У людей появилась потребность в объединении. Стало складываться общество. И, хотя не везде удавалось добиться согласия, «добрая часть людей договоры блюла нерушимо». Огромную роль как фактор человеческого общения начал играть язык. Грубая сила уступала власти закона. Люди стали поклоняться богам.

   Вехой в истории человечества Лукреций считает открытие металлов, золота, меди, серебра. Это позволило изготавливать и предметы сельскохозяйственного труда, и оружие. Полтора десятка строк из Лукреция были переведены М. В. Ломоносовым, включены в его книгу «Первые основания металлургии или ручных дел».

   Еще одним существенным моментом стало приобщение людей к искусству. И здесь их учителем была природа. Заметив, что упавший плод вырастает, они начали сеять семена; голоса птиц, их щебет побудили людей к пению. Финал 5-й книги – мощный гимн труду, созиданию:

 

Судостроенье, полей обработка, дорога и степи,

Платье, оружие, право, а также и все остальные

Жизни удобства, и все, что способно доставить усладу:

Живопись, песни, стихи, ваяние искусное статуй —

Все это людям нужда указала, и разум пытливый

Этому их научил в движенье вперед постоянном.

Так изобретенья все понемногу наружу выводит

Время, а разум людской доводит до полного блеска.

Видим ведь, что одна за другой развиваются мысли,

И мастерство наконец их доводит до высших пределов.

 

   В заключительной части поэмы Лукреций перечисляет грозные явления природы, поражающие наше воображение: смерчи, гром, молния, ливни, наводнения, извержения вулканов. Финал поэмы – впечатляющее, яркое описание трагического события – эпидемии, поразившей Афины в самом начале Пелопоннесской войны, описанной, как мы помним, еще Фукидидом. Среди ее жертв был, по-видимому, и Перикл. Лукреций не упускает чисто медицинских подробностей протекания болезни:

 

Прежде всего голова гореть начинала от жара,

И воспалялись глаза, принимая багровый оттенок;

Следом за этим гортань, чернея, глубоко сочилась

Кровью, и голоса путь занимали преградою язвы.

 

   Лукреций воспроизводит атмосферу отчаяния, овладевшего людьми перед лицом смерти: они сами отсекали зараженные члены; заболевшие оказывались без присмотра ближних; трупы зарывали наспех, не свершив погребальных обрядов.

   На этих страшных сценах и обрывается поэма, оставшаяся незавершенной.

   В Лукреции счастливо соединились философ, мыслитель и вдохновенный поэт. Нужен был огромный художественный дар, чтобы одушевить поэзией отвлеченные теоретические натурфилософские идеи, сделать их наглядными, наделить образной рельефностью.

Просмотров: 1219