Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

3. Значение Теренция

 

   Велик вклад Теренция в развитие латинского литературного языка. Если стиль Плавта колоритен, порой грубоват, «пропитан» просторечием, вульгаризмами, то стиль Теренция более «чист», отработан. Язык Теренция – язык образованных верхов римского общества. Произведения Теренция активно использовались в качестве учебного материала в римской школе.

   В стиле Теренция заметно влияние риторических приемов; не случайно его с интересом анализировали римские теоретики красноречия. Ю. Цезарь отзывался о Теренции как о любителе «чистой речи»; Цицерон, блестящий стилист, называл его слог «отборным».

   Стиль Теренция пронизывают меткие сентенции философской направленности. Среди них знаменитое афористическое изречение: «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо» (Homo sum: humani nil a me alienum puto).

   Теренций был в числе тех римских авторов, которые обрели популярность в эпоху Возрождения. Ценились как его совершенный латинский язык, так и гуманные педагогические воззрения. Среди его поклонников был Эразм Роттердамский. Опыт Теренция, его драматургические приемы использовал в своих комедиях Мольер. «Проделки Скалена» – подражание комедии «Формион». Влияние Теренция ощутимо также в комедиях «Урок мужьям» и особенно «Урок женам», построенных на столкновении двух мировоззрений, двух методов воспитания: старого, основанного на насилии, и нового, гуманного. Итальянский комедиограф Гольдони написал в честь автора «Братьев» пьесу «Теренцио».

   Выдающийся немецкий просветитель, драматург и эстетик Лессинг в своем знаменитом историко-теоретическом труде «Гамбургская драматургия» (1767–69) предложил обстоятельный анализ «Братьев» как комедии образцовой с точки зрения композиции. Интерес к Теренцию питал А. Н. Островский, в архиве которого сохранился фрагмент выполненного им перевода комедии «Свекровь».

Просмотров: 1221