Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

8. Аристотель

 

   Есть люди, о которых говорят: такие рождаются раз в столетие. А может быть, и реже. Природа оказывается к ним сказочно щедра. Она словно бы аккумулирует в одном человеке способности и таланты многих. Наверное, греки не случайно создали силой своей фантазии образы титанов, которые пребывают между смертными и богами. Не только по масштабу подвигов, но и по размаху, мощи, широте творческой деятельности.

   Аристотель был, безусловно, из породы титанов. Заслуги его вызывали изумление, а исследователи его наследия словно соревновались в восторженных эпитетах и оценках. Маркс, безусловный знаток античности, не щедрый на похвалы, отзывался о нем: «гений», «исполин мысли», «величайший мыслитель древности».



   БИОГРАФИЯ. Аристотель родился (384 г. до н. э.) и умер в один год с Демосфеном (322 г. до н. э.). Он был уроженцем северной Греции, городка Стагира на полуострове Халкидике, принадлежал семье знатной и образованной. Его отец был придворным врачом царя Аминты II, деда Александра Македонского. Семнадцатилетний Аристотель уехал в Афины и стал там учеником Платона в его Академии. Великий учитель обрел в нем ученика, не уступавшему ему в талантах. Восемнадцать лет набирался Аристотель знаний под началом «божественного» Платона. Был его ревностным почитателем, хотя, как мы увидим, не во всех положениях его философской системы соглашался с учителем. Однако нетрудно представить, сколь плодотворным было общение двух гениев.

   После смерти Платона Аристотель жил в городе Ассосе, затем в Митилине на острове Лесбос, общался с последователями Платона, пока не возвратился в Стагиру, приняв приглашение царя Филиппа взять на себя роль воспитателя Александра Македонского, которому было в то время 13 лег. В течение 7 лет Аристотель не только приобщал будущего великого полководца к основам многих наук, но и стремился нравственно на него воздействовать. Он стимулировал в Александре не столь уж частую для людей, облеченных подобной безграничной властью, тягу к знаниям и пытливость ума. В дальнейшем Александр никогда не забывал своего учителя, а, находясь в трудных походах, посылал Аристотелю книги из библиотек восточных властителей.



   ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Видимо, педагогические занятия пришлись по душе Аристотелю. Как и было принято у многих мыслителей Эллады, он опробовал, проверял свои научные теории и познания на учениках. Переехав в 335 г. в Афины, он открыл по примеру Платона, ученика Сократа, собственную философскую школу.

   Школа эта располагалась в гимназии в Ликее, в роще, посвященной Аполлону Ликейскому. Отсюда и пошло современное название «лицей», обозначающее школу продвинутого типа, специализирующуюся на преподавании какой-то одной отрасли: гуманитарной, естественнонаучной, математической. Школу эту также называли «перипатетической», поскольку Аристотель имел обыкновение ходить взад и вперед в портиках («перипатос»). Вообще занятия Аристотеля проходили как бы в два этапа. Утром, прогуливаясь, непринужденно беседуя, он общался со своими учениками. Вечером читал лекции для более широкого круга.

   Всю жизнь он неустанно пополнял свою прославленную, наверно, наиболее полную по тем временам библиотеку, в чем ему помогал Александр Македонский. Когда после смерти Александра Македонского (323 г. до н. э.) в Афинах была предпринята попытка освободиться от власти македонян, в чем, как уже писалось, был активен великий современник Аристотеля Демосфен, – философ, как человек, близкий к умершему царю, поспешил покинуть город. Он уехал на остров Эвбею, где и умер. Традицию обучения в лицее после него продолжили ученики Аристотеля – Феофраст, Стратон, Л икон.



   НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ. Аристотель оставил труднообозримое, огромное наследие, сохранившееся лишь в малой части и не изученное в полной мере. Называют до 1000 книг; в создании некоторых из них, видимо, помогали ученики. Правда, дошло до нас около 50. Но и то, чем мы располагаем, – свидетельство того, что Аристотель был, по справедливому суждению Энгельса, «самой всеобъемлющей головой», энциклопедистом.

   Аристотель трудился едва ли не во всех известных тогда научных областях, о чем говорят названия его трудов: «Метафизика» (в 13 книгах), «Этика» (в 10 книгах), «Риторика» (в 3 книгах), «Физика» (в 8 книгах), «О душе» (в 3 книгах), «О животных» (в 10 книгах), «О небе», «Метеорология», «Политика» и др. Писал он труды и специальные для учеников, и популярные для более широкого круга.



   ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ. Политические взгляды Аристотеля представлены в его трудах «Государственное устройство афинян» (другое название «Афинская полития») и «Политика». Книга об Афинах была обнаружена в 1890 г. на одном греческом папирусе английским ученым Кенионом; открытие этого трактата Аристотеля стало важным научным событием. Трактат состоит из двух частей. В первой части содержится краткое изложение истории Афин, начиная с древнейшего времени до Солона; вторая часть книги – «Современный государственный строй афинян».

   Касаясь самой природы государства, Аристотель предлагает свою, ставшую знаменитой, формулировку: «Человек по природе есть существо политическое». Это означает, что он имеет склонность к общественной жизни, способен к объединению в государственных рамках, что делает его уникальным на фоне других существ. Само государство создается не только и не столько ради достижения практических целей, т. е. защиты и самозащиты. Его высшая задача – достижение наибольшего блага для сограждан. Особенно актуальной и ценной представляется мысль Аристотеля: воспитание граждан – задача государства, которое призвано сыграть свою главенствующую роль. Воспитание осуществляется не только в рамках школьного обучения, но и широкими средствами искусства.

   Рабство Аристотель полагал состоянием естественным; некоторые люди, в частности «варвары», считались способными лишь к повседневному физическому груду и безусловному подчинению.

   Естественным считал Аристотель и полную зависимость женщины от мужчины. Что до свободных граждан, то для них он полагал предпочтительной лишь деятельность, направленную на обеспечение нормального существования. Всякую наживу, добытую с помощью торговли и ростовщичества, осуждал. Частную собственность он воспринимал как абсолютно необходимую, поскольку она соответствовала самой человеческой природе.

   Что касается различных форм государства – а их в Греции было множество, – то одни Аристотель считал нормальными, в их числе он называл монархию и умеренную демократию, другие же воспринимал как «отклонения». К ним относил олигархию и ту форму демократии, которая приводит к господству «черни».



   ФИЛОСОФСКИЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ. Важную роль играли и труды Аристотеля по вопросам философии. Он не сомневался в том, что мир этот – реален, а потому критиковал «идеи» Платона, своего учителя. Однако он не стал и материалистом. В своих воззрениях он находился как бы между идеализмом и материализмом Демокрита.

   Значительна в его трудах роль этики, т. е. учения о поведении человека, о его предназначении. По убеждению Аристотеля, жизнь – это деятельность, активность; только в них назначение человека. Высшее благо для людей – счастье и блаженство. Человеческая деятельность должна быть разумной, направленной на благо. Если сущность человека – его душа, то счастье – в активности души, работе мысли, в творческом процессе, в неутомимом познании. Таков был сам Аристотель!



   ОСНОВОПОЛОЖНИК ЭСТЕТИКИ. Мысли Аристотеля, касающиеся природы искусства и поэзии, и сегодня сохраняют свою актуальность. Он – один из основоположников эстетики, науки о сущности творческой деятельности, ее главных закономерностях.

   Здесь мы наблюдаем замечательную особенность: древние греки не только созидали шедевры словесности, архитектуры, скульптуры, живописи. Такие мыслители, как Платон, Аристотель, размышляли о сущности и назначении поэзии. С наибольшей отчетливостью взгляды Аристотеля на этот вопрос сформулированы в его классическом труде «Поэтика», а также в книге «Риторика».



   ТЕОРИЯ ПОДРАЖАНИЯ: «МИМЕСИС». Трактат «Поэтика», этот вклад в мировую эстетическую мысль, дошел до нас в очень неполном виде. Как можно судить по сведениям из античных каталогов, он состоял из двух книг; сохранилась лишь первая, представляющая разбор трагедии и менее подробную характеристику эпоса. Вторая часть должна была включать в себя аналогичный разбор комедии, а также ямба, т. е. сатирической лирики.

   В первой части формулировалось коренное положение эстетики Аристотеля, его теория подражания («мимесиса»), составляющая сущность любого вида искусства. «Сочинение эпоса, трагедий, а также дифирамбов… все это в целом не что иное, как подражания (mimeseis); различаются они между собой трояко: или разными средствами подражания, или разными его предметами, или разными нетождественными способами», – писал Аристотель в начале своего труда.

   Процесс этот связан с познанием жизни. Он носит творческий характер, т. е. связан с воспроизведением чего-то нового, доселе неизвестного. В этом главное отличие творчества от практической деятельности. Например, искусный гончар производит вазы какой-то одной повторяющейся формы, он может создать в день некоторое количество одинаковых экземпляров. Поэт не может творить копии, самоповторяться. В каждом своем создании он призван давать нечто новое, быть оригинальным.

   Специфика искусства раскрывается Аристотелем при выявлении различия между поэтом и историком. Дело вовсе не в том, что поэт пользуется стихами, а историк – прозой. Сочинения Геродота можно изложить и в стихотворной форме. Аристотель утверждает, что искусство (или поэзия) «философичнее» истории. Оно открывает какие-то глубинные закономерности жизни. Поэт пишет об общем. Историк – о конкретном, единичном. Если историк сообщает, скажем, о битве при Марафоне, то речь идет о сражении, происшедшем в определенное время, в определенном месте, между определенными противниками. «…Задача поэта говорить не о том, что было, а о том, что могло быть, будучи возможно в силу вероятности или необходимости… Поэзия философичнее и серьезнее истории, ибо поэзия говорит об общем, история – о единичном». Если Еврипид воспроизводит поступок Медеи, убившей детей, то это не только относится к данной конкретной героине. Речь идет вообще о психологии женщин, которых ревность, оскорбленная любовь могут подвигнуть на отчаянные поступки, у которых былое чувство к обманувшему мужу способно перерасти в свою противоположность, в ненависть.

   Аристотель высказал ценные суждения о видах искусства, которые различаются между собой способом «подражания». Музыка и пение – это «подражание» посредством звука; живопись – красками; скульптура – формами; танцы – ритмическими движениями.

   Литература «подражает» посредством слов и метров.



   УЧЕНИЕ О ТРАГЕДИИ. Сердцевина «Поэтики», той ее части, где речь идет о словесном искусстве, – это учение Аристотеля о трагедии. Он вошел в историю эстетической мысли как теоретик трагического искусства. Аристотель выделяет признаки трагедии, дает ставшее хрестоматийным определение: «Трагедия есть воспроизведение действия серьезного и законченного, имеющего определенную величину, (воспроизведение) услаждающей речью, различными ее видами отдельно в различных частях, – воспроизведение действием, а не рассказом, производящее посредством сострадания и страха катарсис подобных аффектов».

   Далее Аристотель характеризует особенности, составляющие специфику трагедии.

   Прежде всего, пафос трагедии определяется предметом «важным и законченным», иначе говоря, значительной темой. Она должна быть произведением «определенного объема», что диктуется законами сцены, возможностями не чтения, а именно сценического воплощения. Далее, в трагедии «подражание» осуществляется действием. Оно проявляется в поступках героев, которым необходимо обладать определенным характером и образом мыслей, ибо от них зависят «удача или неудача». Важнейший элемент трагедии – «услашенная речь», т. е. речь, имеющая «ритм, гармонию и напев». Необходима для трагедии мысль, т. е. умение говорить существенное и уместное в речах. То же относится к «убранству зрелища», к музыкальной части, к декорациям, костюмам. Непременное качество трагедии – цельность и одновременно острый драматизм действия, запечатлевшего «перелом от несчастья к счастью или от счастья к несчастью».



   КАТАРСИС И СПОРЫ О НЕМ. Наконец, Аристотель рассуждает о воздействии трагедии на зрителя «посредством сострадания и страха, очищения подобных чувств». Говоря о «трагическом очищении», Аристотель ввел термин катарсис. Однако не предложил для него точного, исчерпывающего разъяснения.

   Тем самым он оставил трудноразрешимую загадку поколениям своих комментаторов, которые изучают и толкуют дошедшие до нас тексты Аристотеля. Они предложили десятки определений того, что все-таки следует понимать под катарсисом.

   Существует несколько теорий и точек зрения: нравственная (катарсис воспитывает зрителя); психиатрическая (он облегчает душу); медицинская (оказывает исцеляющее действие); интеллектуальная (избавляет от ошибочного, помогает принять правильное решение).

   По мнению Гете, например, у зрителя в трагедии происходит «примирение» двух полярных чувств: «страха и сострадания». В трактате «Риторика» Аристотель формулирует такое определение: «Сострадание есть скорбное чувство, возбуждаемое в нас видом сокрушительного и бедственного злополучия какого-либо существа, которое того не заслуживало, причем представляется, что это злополучие может постигнуть и нас или кого-нибудь из наших близких».

   Видимо, если осмыслять катарсис в общем, широком контексте философско-эстетических воззрений Аристотеля, то речь идет о возвышающем, облагораживающем воздействии, вызываемом истинно трагическими переживаниями и событиями. Не случайно Пушкин писал: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать». Как и прекрасная классическая музыка, они и волнуют, и вдохновляют, помогают, пусть на время, отрешиться от всего мелкого и суетного. А это – результат тою, что трагедия показывает людей, «лучших, чем мы».

   В трагедии Аристотель выделял шесть главных элементов, перечисленных в таком порядке: фабула; характеры; мысли; словесное выражение; музыкальная композиция; сценическая обстановка. Заметим, что содержанию, пафосу отводилось первое место. Им подчинялась форма произведения.

   Аристотель требовал, чтобы в трагедии соблюдалось единство действия. Позднее итальянец Кастельветро (1570) сформулировал закон «трех единств»: единства места, времени и действия и приписал его Аристотелю. Подобное требование стало едва ли не сердцевиной эстетической теории классицизма. В конце концов оно начало осознаваться многими драматургами как неправомерно жесткий канон, серьезно сковывающий их творческие возможности.

   В трактате «Риторика» Аристотель обсуждает проблемы ораторского искусства, а также стиля, главное достоинство которого – ясность. Он рассматривал изобразительные средства языка, природу метафор, эпитетов и сравнений, разработал основные принципы стилистики в ее классической форме.



   ЗНАЧЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. Аристотелевская теория искусства поражает своей глубиной. Наверно, не было такого выдающегося эстетика, который бы не опирался на нее в той или иной мере. Здесь и уже упоминавшийся теоретик французского классицизма Буало, и выдающийся немецкий просветитель, критик и драматург Лессинг, и его великие соотечественники, горячие поклонники античности Гете и Шиллер, и наши русские писатели Сумароков, Тредиаковский, Белинский, Герцен, Чернышевский.

Просмотров: 2799