Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

1. Ораторское искусство

 

   Первым жанром художественной прозы была проза ораторская, или, если употребить синоним, красноречие. В. Даль в своем Словаре дает такое определение этому понятию: красноречие, краснословие – наука и умение говорить и писать красно, убедительно и увлекательно. Красноречие у греков действительно отмечено высокими эстетическими достоинствами; и здесь греки также выступили в роли основоположников ораторского искусства.



   КРАСНОРЕЧИЕ В ЖИЗНИ ЭЛЛИНОВ. Оно было органически связано со всей политической, социальной, культурной историей Греции, прежде всего Афин. Уже в ранних произведениях греческой словесности, в поэмах Гомера, герои словоохотливы. Они не просто обращаются друг к другу, но произносят целые речи, которые становятся средством характеристики гомеровских героев. Ораторский дар Гомер ставит вровень с воинской доблестью. Если кто-то «прелестью речи одарен от богов», то «веселятся люди, смотря на него, говорящего с мужеством твердым или приветливой кротостью; он – украшенье собраний».

   Многоумный Одиссей даже чаще предстает в обеих поэмах как искусный оратор, нежели храбрый воин.

 

…Когда издавал он голос могучий из персей,

Речи, как снежная вьюга, из уст у него устремлялись.

Нет, состязаться никто из смертных не смел с Одиссеем.

 

   О старце Несторе, «сладкоречивом», «громогласном», сказано, что «речи из уст его вещих, сладчайшие меда лилися». И другие герои гомеровских поэм славны красноречием, подчиняя своему искусству слушателей. Менелай – краток и деловит. Когда к Ахиллесу прибывает посольство, увещевая юного героя вернуться на поле брани, Ахиллес так решительно им ответствует, что пришедшие «молчание долгое все сохраняли, речыо его пораженные: грозно ее говорил он».

   Считалось, что «сладкоречие» – удел знатных. Гесиод убежден, что «царям сопутствует Каллиопа, превосходнейшая из всех муз». Вспомним, что само слово «Каллиопа» означает: имеющая прекрасный голос. Это – муза песнопений, эпической поэзии.



   КРАСНОРЕЧИЕ И ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА. Самый взлет красноречия определялся природой греческого общества с его демократическими институтами и ценностями. При Солоне появилось народное собрание «экклейсия»; он положил начало народному суду и суду присяжных «гэлиэю»; демократические институты укрепились и стали играть решающую роль при Перикле. В таких обстоятельствах важнейшим средством воздействия на умы людей, их настроения и эмоции оставалось живое устное слово. В условиях политического состязания, борьбы за власть, принятия решения с помощью свободного волеизъявления, – крайне важным для государственного деятеля стало его искусство аргументировать свою точку зрения, причем делать это в ясной, доходчивой форме.

   Платон признавал Перикла «совершеннейшим в ораторском искусстве». Правда, были и ораторы другого склада, среди которых выделялся Клеон, ориентировавшийся на довольно невзыскательные вкусы; это тип демагога, пронырливого и бессовестного, осмеянный в комедиях Аристофана (например, во «Всадниках»). Среди опробованных приемов Клеона – страшные обвинения по адресу политических противников.



   ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОРАТОРСКОГО ИСКУССТВА. Труд истинного оратора считался искусством. А это вызвало появление тех, кто обучал мастерству красноречия. Последних называли софистами (мудрецами), или риториками. Сложилась целая наука, посвященная теории и технике красноречия – риторика. Родиной риторики считается Сицилия, где трудились первые учителя красноречия: Тисий и Корак (V в. до н. э.). Основоположником же риторики был уроженец Сицилии Горгий (483–375), ученик знаменитого философа Эмпедокла, который, приехав в Афины с посольством, в дальнейшем остался в Греции. Главным делом Горгия, от которого сохранились всего две речи: «Похвала Елене» и «Оправдание Паламеда» – стала разработка принципов и правил художественной ораторской речи. Горгий исходил из того, что не только содержание, но и форма, художественные средства, искусно примененные оратором, призваны влиять на слушателя, на его ум и эмоции. Горгий полагал, что воздействие искусства сродни «обману», «заклинанию», что оно способно «зачаровывать». Подобно тому как-морской прибой убаюкивает человека, речь оратора действует таким же завораживающим образом. Ораторская речь – сродни поэзии. Она призвана быть возвышенной, величавой, приближенной к поэзии. «Пропитанной» редкими, иногда изысканными выражениями, торжественными эпитетами, метафорическими оборотами.

   Горгий разрабатывал структуру ораторской речи, считая важнейшими ее элементами ритм и интонацию. Иногда она членилась на равные по длине отрезки фраз, получившие название: горгиевы фигуры. Эффект достигался использованием созвучий и внутренних рифм. Горгий охотно применял антитезы, сочетал понятия, обычно не соединимые (например, «бесстрашный страх»), использовал неожиданные метафоры (например, коршунов, пожирающих трупы, назвал «живыми могилами», а персидского царя Ксеркса – «Зевсом персов»). Величавость речи, в духе теории Горгия, достигалась манерой оратора, произносившего фразы нараспев, сопровождая выступление ритмическими телодвижениями.



   СУДЕБНОЕ КРАСНОРЕЧИЕ. Значимую роль играло в Афинах судебное красноречие. К V–IV вв. в государстве сложилось судебное законодательство. Разнообразные споры: имущественные, семейные, наследственные, а также дела, уголовные и гражданские, решались в судах, работавших с большой нагрузкой. В суды обращались и при возникновении конфликтов и недоразумений между Афинами и их союзниками.

   Истцы и ответчики должны были сами отстаивать свои интересы, защищаться или обвинять. Адвоката в нашем смысле слова не было. Поэтому умело выстроенная речь в суде многое решала. Помимо удачно найденной формы надо было представить необходимые факты, разумно их расположить и истолковать. Вопросами судебного красноречия, в частности, занимались уже известные нам софисты (вспомним их критику в комедии Аристофана «Облака»), Сложился определенный тип судебной речи: вступление, рассказ, доказательная часть, заключение. Возникла потребность в специально подготовленных людях, напоминающих наших адвокатов, знатоков законов и умельцев но части красноречия. Их называли логографы, т. е. составители и писатели речей. Прежде всего следовало четко, убедительно произнести свою речь. Невнятная артикуляция отдельных звуков, нарочитая, неумеренная жестикуляция могли повредить делу. Кроме того, логограф должен был быть в чем-то художником слова и психологом. Например, создавая защитительную речь, он обязан был «войти в образ», передать психологию своего подзащитного и соответственно повлиять на судей и присяжных.



   ЛИСИЙ. Среди логографов один из самых известных – Лисий (ок. 459 – после 380 гг. до н. э.). Как и Горгий, он был сицилийцем, сыном богатого промышленника Леппика Керала. Видимо, желая иметь прибыльную торговлю, он переселился в Афины, где получил статус метека, т. е. иностранца, но был лишен права участвовать в судебных заседаниях. Его сын Лисий вместе с братом после смерти отца имели три дома и мастерскую щитов, на которой трудились 120 рабов. Лисий был свидетелем Пелопоннесской войны. Когда после поражения Афин в городе установился временный режим «тридцати тиранов», последние начали преследовать богатых метеков, захватывать их имущество. В результате репрессий погиб брат Лисия – Полемарх. Лисию пришлось бежать из Афин. В дальнейшем он оказал из личных средств немалую материальную помощь народной партии, которая восстановила демократическую систему в Афинах. После этого Лисий, видимо, стесненный в средствах, открывает в Афинах ораторскую школу. При этом главным делом Лисия стало написание речей для своих клиентов. Считалось, что логограф призван был обладать качеством драматурга, ибо написанная речь, вложенная в уста клиента, должна была органично соответствовать его социальному положению, психологии, возрасту, кругозору и т. д.



   НАСЛЕДИЕ ЛИСИЯ. Древние приписывают Лисию 425 речей; из них около 230, как доказано, были созданы им. Они относятся к различным жанрам: речам торжественным, политическим и судебным. Основной жанр его речей – судебные.

   Эти речи – суховаты по стилю, лишены необязательных украшений («тропов»), кратки, лаконичны, содержат меткие характеристики лиц и событий. Древние отмечают присущее Лисию чувство меры. В совокупности речи Лисия дают емкую картину афинского быта, особенно учитывая его исскуство в том, что древние называют: этопея, т. е. обрисовка характера.



   РЕЧЬ «ОБ УБИЙСТВЕ ЭРАТОСФЕНА». Впечатляющий образец мастерства Лисия – его «хрестоматийная» речь «Об убийстве

   Эрастосфена». В ней Лисий выступил в качестве защитника Евфилета, землевладельца, убившего любовника своей жены, которого застал на месте преступления. По греческим законам это было в порядке вещей. Однако родственники убитого обвинили Евфилета в том, что он нарочно заманил Эрастосфена в свой дом и убил его то ли из страха, то ли по мотивам корысти и вражды. В речи, написанной для Евфилета, произнесенной последним в Ареопаге, возникает живая картина: доверчивый муж, легкомысленная жена, молодой любовник, служанка-посредница. Женившись на молодой девушке, Евфилет поначалу не очень доверял жене, не докучал ей строгой подозрительностью, но и не давал излишней воли. После рождения ребенка, он успокоился, полагая, что тот является самой надежной связью супругов. Обычно афинская женщина, как уже писалось, не выходила одна из дома, редко появлялась на улице. Но сосед Евфилета Эрастосфен заметил его жену на похоронах матери Евфилета, и, прельстившись ее красотой, воспылал страстью, начал подсылать к ней рабыню с подарками и в конце концов соблазнил. Длительное время Евфилет пребывал в неведении относительно связи жены с Эрастосфеном. Но как-то Евфилета остановила на улице служанка одной женщины, ставшей когда-то жертвой обмана со стороны Эрастосфена, и поведала о том, что происходит в его доме. Евфилет допросил свою рабыню, которая призналась, что служила связной между Эрастосфеном и женой Евфилета. Предупрежденный рабыней, Евфилет привел в дом свидетелей, и, застав Эрастосфена с женой, убил его. Суд Евфилета оправдал.

Просмотров: 3651